ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Личный бренд в Инстаграме. Как создать мощнейший бренд, развить его и заработать миллион
Господин военлёт
Упасть в облака
Старое платье королевы
Камин для Снегурочки
Выгорание
Безумное искусство. Страх, скандал, безумие
Неестественные причины. Записки судмедэксперта: громкие убийства, ужасающие теракты и запутанные дела
Мама и смысл жизни

– Мне? – искренне удивился я.

– Именно, – подтвердила Маша, расплываясь в улыбке. – Теперь, когда ты набрал себе группу, в нее можно будет легко вписать еще одного ученика. Славный парнишка. Он всем непременно понравится. Эй, Трутень! Иди-ка сюда, дорогой! – крикнула она, подойдя к дверному проему.

Возле колодца в центральной части внутреннего дворика внезапно появилось некое создание, похожее, образно выражаясь, на дубинку с ушами. Я с удивлением смотрел на длинного тощего пентюха примерно моего возраста или же на год-два старше. У него было дружелюбное веснушчатое лицо, огромные уши и широченная улыбка. Когда незнакомец увидел меня, эта его улыбка сделалась еще шире, однако он почему-то смущенно отвел взгляд в сторону.

– Скив Великолепный, это капрал Трутень, он еще недавно состоял в рядах армии ее величества, однако на прошлой неделе уволился и сразу поспешил встретиться со мной, – пояснила Маша. – Трутень хочет обучиться магии.

От слов моей приятельницы капрал (наверное, все-таки бывший капрал) пришел в еще большее смущение. Я протянул ему руку, и он неожиданно довольно крепко ее пожал.

– Ему нужно лишь уяснить для себя, как следует относиться к большому и недружелюбному окружающему миру. В армии Трутню очень нравилось. Там в его голову прочно вбили знания и навыки, позволяющие ориентироваться в любой местности и выживать в экстремальных условиях. В этом он действительно хорош. Чего ему не хватает, так это внутренней дисциплины. Впрочем, в трудной ситуации наш боец неоценим, на него вполне можно положиться.

– На меня тоже, – еле слышно пробормотал я.

Все было ясно. Что ж, наверное, я смогу помочь этому парню.

– Рад з-з-накомству с вами, сэр, – заикаясь от смущения, произнес Трутень. – Слышал о вас много самого хорошего. Сержант Бой, то есть Гвидо, рассказывал мне… но вы совсем не похожи на того, кого он мне описывал…

– Неужели я больше похож на себя собственного, чем на свое описание? – рассмеялся я и тут же принял свой нормальный облик. Юный капрал удивленно присвистнул.

– Так точно, сэр! То есть я хотел сказать, вы и раньше прекрасно выглядели, сэр! То есть… – Трутень осекся; лицо его сделалось малиновым, а веснушки проступили еще отчетливее.

– Все в порядке, парниша! – успокоила его Маша. – Скив не укусит тебя, какое бы обличье он ни принял!

– Правда, я не могу сказать то же самое о моих учениках, – задумчиво произнес я.

– У вас есть и другие ученики? – удивился Трутень.

– Нет, то есть… да. Короче, – неожиданно разозлился я, – давайте-ка начнем с самого начала. Откуда ты знаешь Гвидо? Надеюсь, мы с тобой имеем в виду одного того же Гвидо. Я тебя правильно понял?

– Пожалуй, одного и того же, сэр, – ответил бывший капрал. – Тот, которого я знаю, – огромный такой сержант. Весь из себя крутой. Знает, как обращаться с арбалетом, да и вообще все на свете знает. Гвидо и его кузен Нунцио – замечательные парни. Мы вместе проходили подготовку. Он получил звание сержанта…

– Похоже, что это действительно наш Гвидо, – вынужден был признать я. – Однако скажи, почему ты хочешь брать уроки именно у меня?

Маша типично материнским жестом подтолкнула Трутня в спину – будто собственного сына, которому предстоит прочитать со сцены стишок. Солдатик на мгновение замешкался. Я почему-то испытал симпатию к этому нескладному обаятельному парню. Бывший капрал, несомненно, был в восторге от того, что удостоился чести пообщаться с Великим Скивом. Он даже не заметил, что меня сильно смутила просьба Маши. Растеряешься, когда с просьбой к вам обращается сама придворная чародейка!

– Давай, милок, расскажи ему все!

– У себя дома, еще до того, как пойти в армию, я был учеником волшебника, – сообщил Трутень. – Сержант Гвидо обещал, что после окончания службы поможет мне и уговорит Великого Скива немного поднатаскать меня и сделать настоящим магом. После этого я вернусь к себе домой и начну трудиться в родном городе. Мне не нужно становиться великим чародеем, я хочу просто помогать моим землякам. Бой – замечательный парень, сэр, он всегда с нескрываемым восхищением отзывался о вас. Когда я ушел из армии, то сразу отправился к моему бывшему командиру, чтобы узнать, где мне найти сержанта. Тот направил меня к генералу Плохсекиру, а генерал, в свою очередь, – к Леди-Волшебнице…

Маша важно кивнула.

– Если я удостоюсь чести получать от вас уроки магии, сэр, – бесхитростно продолжал Трутень, – то для меня это будет высочайшей наградой. Я не доставлю вам никаких хлопот, обещаю, сэр! Я – неплохой организатор: когда служил под началом сержанта, то отвечал за вещевой склад. Сами понимаете, сэр, какая это ответственность.

– Слышал об этом, капрал, – отозвался я. Гвидо мне все уши прожужжал рассказами о службе в поссилтумской армии. Имя Трутня неожиданно всплыло из целого роя насекомоподобных имен. Меня не удивило, что Гвидо называл себя Бой, как не удивило и то уважение, которое к нему испытывали подчиненные.

Я повернулся к Маше:

– А ты сама отказываешься учить его потому?..

– У меня есть на то две причины, мой милый друг, – ответила та. – Первая – он хочет учиться у тебя. Вторая – я, пожалуй, не смогу передать нужные навыки именно так, как это сделаешь ты.

– Но мне и самому предстоит еще многому научиться, – с трудом сдерживаясь, ответил я. – У тебя, например, практического опыта гораздо больше, чем у меня.

– Ни за что не соглашусь с твоими словами. То, что ты и сам продолжаешь учиться, доказывает, что в тебе я нашла того самого наставника, который нужен этому мальчику. Когда учишь кого-то, и сам о многом узнаешь. Так говорил Хью Плохсекир. Обещаю, что, в свою очередь, помогу в обучении этих трех милых дам, если ты возьмешь под свое крыло Трутня. Я непременно дам вам несколько уроков обращения с магическими предметами, поскольку у меня действительно есть кое-какой опыт. Ну, что ты на это скажешь?

Трутень не сводил с меня глаз. Я поддался на уговоры Маши.

– Ну хорошо. По рукам, – согласился я. – Пойдем, Трутень, познакомишься со своими коллегами. А тебя, Маша, ловлю на слове. Надеюсь, ты сдержишь обещание.

– Непременно, мой крутой друг, – ответила Леди-Волшебница. – Ты же меня знаешь.

Я вернулся в наш трактир, не переставая думать о том, что скажет Банни, когда узнает, что у меня уже не трое учеников, а четверо.

Судя по взгляду, которым одарила меня Джинетта, извергини были от новости отнюдь не в восторге. Понятное дело: вот это облом так облом – заниматься бок о бок еще с одним учеником. Эксклюзивный курс обучения им не светит. Наоборот, на нем можно поставить большой жирный крест. Признаться, я тоже не испытывал особой радости по этому поводу, хотя и пообещал Маше выполнить ее просьбу. Мы старались скрыть наши истинные чувства от капрала Трутня, забыв о том, что тот, возможно, уже прочел наши мысли.

У ворот меня встретила не Банни, как я ожидал, а мой любимец Глип, поспешивший обслюнявить меня длинным розовым языком.

– Глип!.. – радостно взвизгнул дракон.

– Прекрати, Глип! – прикрикнул я на него, старясь избежать поцелуев и тошнотворного дыхания. Пахло от него, как от разложившегося трупика скунса, неделю провалявшегося на свалке. Зловоние настолько сильно шибало в нос, что ничуть не уступало знаменитой Естественной Имитации Собачьего Дерьма с добавкой Неподдельного Запаха, Который Прилипает к Рукам. Я поднялся на ноги. Мой обожаемый дракончик внимательно оглядел извергинь, предварительно попробовав их на вкус, и набросился на Трутня. Надо отдать должное моему новоиспеченному ученику – он отнюдь не побледнел от страха, когда Глип припечатал его спиной к стене и смачно облизал.

– Глип!.. – восторженно объявил мой дракоша. По всей видимости, этот нахал признал Трутня достойным звания ученика Великого Скива.

– Ты его просто отпихни, – посоветовал я Трутню, видя, что парень явно занервничал. Похоже, он был готов в любую секунду фонтаном извергнуть содержимое своего желудка. В этом нет ничего удивительного – зловонное дыхание Глипа убивает мух в радиусе десяти шагов. – Эй, Глип! Ты разве не видишь? Он не привык к драконам! Банни, ты где?

8
{"b":"89651","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Добровольно проклятые
Землянки – лучшие невесты. Шоу продолжается
Сто чудес
Гипнороды. Книга-практикум по техникам глубокого расслабления в родах
Даже если я упаду
Фитнес глазами врача: опасные и безопасные мышечно-скелетные тренировки
Академия Стихий. Душа Огня
Свобода от тревоги. Справься с тревогой, пока она не расправилась с тобой
Исцеление от изжоги. Лучшие народные рецепты