ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А у тебя на работе какие обязанности?

– Ну, вообще по-разному. Нас, охранников, всего трое. Иногда один за шофера, два других – что-то вроде телохранителей, потом меняемся. Иногда все трое в одинаковом качестве на работу выходим, в крайних случаях.

– Как это понять – «в крайних случаях»?

– Ну, там гулянки какие-нибудь или «стрелы» опасные.

– Разборки, что ли?

– Ну да, вроде того.

– Так ты у нас боевым искусствам обученный мальчик?

– Ну да. Я знаю карате, дзюдо, таэкван-до и еще много страшных слов.

Мы дружно рассмеялись, и разговор, к моему первоначальному неудовольствию, перешел на отвлеченные темы. Игорь стал рассказывать, какими боевыми техниками он владеет, как он ими занимался с раннего детства и как отрабатывал приемы в школе на неугодных ему личностях. Рассказывал он весьма увлекательно и смешно, и к тому времени, как нам принесли десерт, я уже от души хохотала.

Настроение мое было чрезвычайно благодушным, о работе думать страшно не хотелось, и я решила позволить себе расслабиться. Немало способствовала этому и обстановка, и алкогольные напитки, и мой спутник. Неизвестно, от чего больше я опьянела, но пришлось констатировать сей факт. Хотя на ногах я стояла довольно уверенно и даже вытащила Игоря потанцевать, однако в голове стоял пьяный дурман, и ощущение это было весьма приятным. Вечер стоило завершить в соответствии со всеми законами жанра, поэтому, когда мы подошли к машине и страстно поцеловались, я приняла решение поехать к нему домой. Эта мысль легко возникла в затуманенном алкоголем сознании, а потом прочно там обосновалась. Мы сели в машину, Игорь положил свою руку на мое колено и, глядя мимо меня, спросил:

– Домой?

– Угу, – ответила я. Немного помолчала, а затем добавила: – К тебе.

Он бросил на меня быстрый взгляд, поспешно завел машину, и мы стремительно помчались, при этом каждый мысленно предвкушал «продолжение банкета».

* * *

Наше пробуждение на следующий день представляло собой картину из разряда «Утро туманное». По крайней мере я-то уж точно испытывала целую гамму физических мучений похмельного характера, что было неудивительно. Игорь в отличие от меня вечером ничего алкогольного не пил и поэтому спал сейчас сном праведника. А я, изнывая от ужасающей сухости во рту, проснулась в девять часов утра. Заставляя себя подняться и раздобыть воды и продолжая при этом лежать практически неподвижно, я понемногу смогла сделать то, на что вчера не имела физической возможности. А именно – оглядеться.

Жилище Игоря было весьма своеобразным. Помнится, он говорил, что живет вместе с мамой. Потом выяснилось, что вообще-то она обосновалась в деревне, просто подолгу гостит у него. Однако женской руки в квартире явно не чувствовалось. Кругом царил такой кавардак, что даже я, привычный ко всему человек, не могла не отреагировать и не восхититься стойкости хозяина, продолжавшего добровольно жить в подобных условиях. И дело даже не в грязи или пыли, хотя их, надо сказать, было достаточно, а в том, что все вещи находились в каких-то неожиданных местах и их расположение никак не хотело укладываться в моей голове. Так, например, мне показалось, что джинсам совершенно нечего делать на клавиатуре от компьютера. Однако они лежали именно там.

Это оказалась далеко не единственная несуразица подобного рода, и я уже хотела перейти к дальнейшим ленивым размышлениям, переведя взгляд на что-нибудь новенькое, но меня остановила какая-то мимолетная мысль. Я напряглась, стараясь вспомнить, что же меня так поразило. Вновь перевела взгляд на джинсы, подумав, не они ли стали причиной моего удивления, и вдруг поняла. Компьютер! Потрясающая техника самой последней модели со всем современным оснащением была достойна находиться в офисе какой-нибудь солидной фирмы, но уж никак не в скромном жилище более чем скромного охранника.

Можно, конечно, понять, если бы компьютер был необходим Игорю по роду деятельности. Тогда его фирма могла бы спонсировать приобретение машины, однако даже в этом случае столь новая модель ему ни к чему. А уж простому охраннику компьютер необходим так же, как мне колесо от паровоза. Нет, конечно, я могу понять, что в наш современный век техника входит в жизнь каждого человека и тому подобное. Но не для игр же со стрелялками он использует своего монстра, в конце концов!

В общем, во мне проснулся азарт, а вместе с ним отступили и неприятные ощущения из разряда «после вчерашнего». Я вновь ощутила жажду деятельности и с вожделением посмотрела на компьютер. К несчастью, в этот момент Игорь завозился, и мне пришлось притвориться спящей, иначе он мог принять вожделение на свой счет, а у меня появились другие планы. Пришла пора забыть о чувственных удовольствиях и снова превратиться в ищейку.

Между тем мой любовник, судя по всему, собрался устроить мне сюрприз, потому как вознамерился покинуть наше ложе. Краем глаза я видела, как он сладко потянулся и начал потихоньку выползать из кровати, явно решив, что я сплю, и стараясь меня не разбудить. Я изо всех сил надеялась, что он отправится на цветочный рынок, дабы преподнести мне букет алых роз. Тогда я в его отсутствие могла бы немного похозяйничать и, может быть, найти что-нибудь интересное в компьютере.

Однако, похоже, в его планы входило только приготовление завтрака, поскольку в тот момент, когда он покинул комнату, из одежды на нем были только семейные трусы. Не мог же он в таком виде отправиться добывать мне букет, хотя лично я была бы не против. Однако звяканье тарелок на кухне окончательно разбило мои слабо тлеющие надежды.

Оставшись одна в комнате, я осмотрелась как следует.

Комната была небольшая. Основную ее часть занимала кровать – этакая громадина, на которой запросто уместилась бы на сон куча народу. Около противоположной стены находился стол с компьютерной техникой. Сейчас стало понятно, почему я не сразу обратила внимание на сей очаг цивилизации: его закрывал высокий стул, на который был навален ворох одежды. Из мебели присутствовало только еще одно кресло. Кстати, тоже весьма заваленное шмотками. И – все. Больше в комнате не было ничего. Ни единой книги, свидетельствовавшей о пристрастиях и вкусах хозяина квартиры, ни конспектов или чертежей, которые указывали бы на то, что он является студентом какого-нибудь вуза, – ничего. Опять возникла подлая, но резонная мысль: зачем в таком случае Игорю компьютер? Что за дела, связанные с классной техникой, могут быть у обыкновенного охранника? Или он вовсе не обыкновенный охранник, а тщательно подготовленный помощник некоего господина, помещенный им рядом с неугодной личностью?

Пора было напоминать о своем присутствии. А то, похоже, мой герой-любовник излишне увлекся приготовлением завтрака. Ароматы с кухни, правда, доносились превосходные, однако мозговая активность, бившая ключом, не давала мне возможности отлеживаться. Перед тем как выйти к Игорю, я достала из сумочки свои «косточки» и бросила их прямо на кровать. Меня интересовало самое ближайшее будущее – три, ну максимум четыре последующих часа. Как они сложатся?

2+18+27 – «Если вас ничто не тревожит, готовьтесь к скорым волнениям».

Звучит многообещающе. Интересно, а кто станет причиной этих волнений? Неужели мой дорогой Игорь? Ладно, пора наконец предстать перед ним, чтобы дать ему возможность поволновать меня.

Я накинула на себя мужской халат, уютно утонула в нем и прошлепала босыми ногами путь из комнаты в кухню. Здесь царило нечто невообразимое. Похоже, Игорек переоценил свои кулинарные способности, потому что запахи, которые вначале были замечательными, теперь слились в ужасающую гамму. Среди всего остального отчетливо проступал ни с чем не сравнимый аромат горелого. Причина его возникновения была очевидной: на сковородке находилось нечто, по первоначальному замыслу, видимо, являвшееся омлетом. Сейчас лежавшую на ней почерневшую лепешку считать съедобной было категорически невозможно.

Игорь стоял посреди кухни с таким видом, что его хотелось пожалеть. Однако держался он молодцом – увидев меня, бодро провозгласил:

10
{"b":"89655","o":1}