ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Голые стены с давно полинявшими обоями, у окна обшарпанный письменный стол со стопкой регистрационных журналов, три стула, в углу ржавая печка-буржуйка на квадратном листе металла…

«Интересно… Что ж такого крамольного они могут здесь отыскать? — недоуменно переглянулся с Гаврилюком Добрый. — Тем более тут постоянно отираются сами контролеры. Не понимаю. Бред какой-то…»

Тем временем полковник службы безопасности что-то негромко сказал спецназовцем и те, шустро демонтировав выходящий в форточку дымоход, отодвинули в сторону печь. Затем, обнажив десантные ножи, попытались поддеть железный лист сантиметровой толщины. Присутствующим казалось, будто металл давно сросся с кладкой из огнеупорного кирпича — настолько монолитной и незыблемой выглядела давняя, незамысловатая конструкция.

По мере уверенных действий фээсбэшников, Андрею Яковлевичу становилось все хуже и хуже, а Гаврилюк то и дело сглатывал подступавший к горлу ком и пытался ослабить узел форменного галстука.

Трое тренированных бугаев с трудом приподняли тяжеленный плоский кусок железа…

— Что скажете? — обратился к двум офицерам Системы исполнения наказаний Назаров, когда бойцы отбросили в сторону лист.

Округлив глаза, те понуро молчали.

Из середины многорядной кладки кто-то выбрал десятка три кирпичей, сработав, таким образом, тайник прямоугольной формы. В чреве тайника покоился самодельный, деревянный ящик…

— Может статься, ваши подопечные хранят здесь особо ценный инструмент, типа алмазных резцов? Или же сами контролеры прячут друг от друга алюминиевые кружки? — ерничал генерал, но, видя, что тем в скором времени придется глотать валидол, кивнул бойцам: — открывайте.

Подхватив ящик, спецназовцы переместили его на середину комнаты. Один из них снял незакрепленную, фанерную крышку и перед взором грозных инспекторов предстало содержимое схрона: обрезки труб с продольными разрезами, пружины различной длины и диаметра, какие-то поршни…

— Не совсем понятно, к чему эти заготовки?.. — промямлил Добрый, — почему вы решили, что из них собирают оружие?..

— Продемонстрируйте, полковник… — не без злой иронии произнес Александр Павлович, обратившись к коллеге.

Сергеич молча извлек из портфеля малокалиберный автомат странной формы, вставил сбоку длинный рожок, передернул затвор и дал короткую очередь по дну злосчастного схрона, подняв над ним клубы пыли. От прозвучавшего в тишине хлесткого звука зрители втянули головы в плечи, а от полетевшей во все стороны кирпичной крошки — зажмурились. Максимилиан же без промедления отсоединил кожух — тридцатисантиметровый кусок трубы толщиной в один дюйм с тремя продольными разрезами снизу и по бокам. Затем выудил из ящика точно такой же и протянул абсолютно идентичные детали ошалевшему от короткого и убедительного доказательства Андрею Яковлевичу.

— Еще вопросы есть? — генерал пристально посмотрел на ответственных лиц, допустивших вопиющую и преступную халатность.

Как и двумя минутами ранее не дождавшись ответа, не удержался и громко отчитал офицеров:

— А между тем, бандитами из подобных хреновин, только за последнюю неделю в областном центре убито пятеро ни в чем неповинных людей!..

Спецназовцы в это время по команде Максимилиана Сергеевича восстановили в бытовке исходный вид и, подхватив трофейный ящик, ждали приказаний.

— Я из-под земли достану тех, кто этим занимался… — процедил побагровевший Гаврилюк.

— Сколько народу имеет доступ в третий цех? — усмехнувшись, справился начальник отдела из ФСБ.

— В обеих сменах работают восемьдесят осужденных. Еще с десяток подвозит сырье и грузит готовую продукцию. Плюс электрики, наладчики…

— Да… — с сомнением покачал головой генерал-майор, — слушайте и запоминайте, подполковник. Никаких следственных мероприятий! Ни одного поползновения что-либо выяснить через агентурную сеть в зоне! Бестолковое занятие, а нам вы определенно распугаете всю крупную рыбу на воле. Работайте пока, как и работали. Можете проявить чуточку разумной и осторожной активности в других цехах и в жилой зоне, здесь же оставьте все, как прежде. Без вас справимся…

— Понял, товарищ генерал! — воспрял духом Гаврилюк, уже нарисовавший в своем воображении жесткие нары в милицейской зоне.

В фантазиях Доброго вспыхнул слабый лучик света, окропивший безрадостную картину в стиле Казимира Малевича. Однако ж махонькую дырочку, сквозь которую пробилось солнышко, Назаров тут же наглухо запечатал горячим сургучом:

— А с вами, полковник, будем разбираться. Максимилиан Сергеевич, протокол с актом изъятия.

— Какие будут указания по дальнейшему содержанию в изоляторе арестованного Блюма? — поинтересовался главный антитеррорист, подавая шефу готовые бланки.

— Дайте команду, чтоб утром же отпустили, — молвил Александр Павлович, кладя листки на стол и доставая из внутреннего кармана авторучку.

Поставив размашистые подписи после слов «Председатель комиссии», он обратился ко всем остальным:

— Прошу автографы…

До здания администрации визитеры добирались теми же проволочными лабиринтами. Бойцы в касках и бронежилетах погрузили ящик в просторный багажник Джипа. Генерал опять уселся на задний диван Ауди, переднее, правое место Сергеича занял один из спецназовцев. Сам же Максимилиан, мягко взяв под руку до смерти расстроенного Доброго, посадил его рядом с собой во внедорожник.

Черные иномарки тронулись в обратный путь.

— Что же теперь со мной будет? — жалобно вопрошал Андрей Яковлевич, после двадцати минут гробовой тишины в салоне импортного автомобиля.

— Вы сами-то как считаете? — ответил вопросом полковник ФСБ.

Тот с трагической миной на одутловатом лице пожал плечами:

— Видимо снимут с должности… Зашлют куда-нибудь, к черту на рога — начальником такой же вот зоны…

— Похоже, вам не очень хочется туда после теплых питерских кабинетов?

Добрый горько усмехнулся:

— Днями должны были присвоить генерала, перевести в Москву…

— Нам известно об этом, — кивнул фээсбэшник и надолго замолчал, что-то основательно про себя обдумывая.

Подъезжая к пригороду Санкт-Петербурга, он очнулся от размышлений и, обращаясь к соседу, поинтересовался:

— А что сами бы выбрали: руководить одной из наших колоний или уехать на ту же должность, как вы изволили выразиться — к черту на рога?

Чиновник юстиции долго шевелил пухлыми губами, будто выполнял сложные бухгалтерские расчеты и, наконец, обречено выдавил:

— Уж лучше второе. А слететь с поста и остаться на посмешище местной публике — нет уж…

— Хорошо. Имеется у меня один вариант. Значится так. Пока мы не разберемся в деле с оружием — никому об увиденном не распространяться. Да вы и сами, как никто другой, заинтересованы в неразглашении. О столичной должности пока забудьте, а мы попытаемся выхлопотать для вас равноценное место в другом областном городе. Но, при одном условии…

Завидев впереди в лучах света фар мост через реку, полковник приказал водителю остановиться. Мощный Джип притормозил на середине стометрового пролета и два старших офицера вышли на свежий воздух.

— За вами Андрей Яковлевич числится еще один грешок, — приглушенно молвил Сергеич, — расскажете сами или мне напомнить?

— Не понимаю… — отвел взгляд от попутчика Добрый.

— Нам стало известно о вашем шантаже одного частного лица, а сегодня к тому же вами организовано похищение его семьи.

— Вы меня с кем-то путаете…

— Мы никогда и никого ни с кем не путаем, — отчеканил контрразведчик и хлопнул ладонью по крыше иномарки. Из нее тут же выскочили бойцы, молча открыли багажник, выгрузили ящик, набитый железяками и поставили его на бетонные перила моста.

— Итак, выбирайте, — спокойно предложил Максимилиан, — либо вы сейчас звоните подручным и приказываете сию же минуту вернуть жену и ребенка доктору Фролову. Мы же в свою очередь вычеркиваем из вашей жизни эпизод с оружием и без шума оформляем перевод в другую область. Либо обойдемся без вашей помощи, но тогда уж пеняйте на себя — делу будет дана самая широкая огласка. Да и за выходки с похищением людей с вас не только погоны, а с живого семь шкур снимут…

49
{"b":"89657","o":1}