ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Сон в руку… — пронеслось в голове у следователя. — Только вот вряд ли они станут устраивать пальбу — сейчас сунут нож под ребро и дело с концом…»

Оружия у Лешки не было, а тягаться в единоборстве с двумя отъявленными уркаганами, явно превосходившими его в весовой категории — выставляться им же на потеху. Он прислонился спиной к холодной стене, прижал к груди папку с заветной докладной и, закрыв глаза, приготовился принять нежданно уготованную судьбой кончину…

Вероятно, с минуту стажер пробыл в немом оцепенении, прежде чем услышал глухой щелчок. «Затвор автомата или выкидной нож?.. — очнулся он, — чего ж тянут!? Небось, наслаждаются моей беспомощностью, гады…» Однако дальнейшие события развивались по плану, в корне отличному от сценария, спонтанно сотканного его воображением.

Повернув голову влево — туда, откуда донесся странный звук, Алексей с изумлением обнаружил неподвижно стоявшего все на том же месте Кавказца. Тот по-прежнему хмурил брови, и лишь едва заметная усмешка слегка подергивала роскошные, тронутые сединой усы. Правая задняя дверь автомобиля медленно приоткрывалась…

«Ясно… Желают покончить со мной где-то загородом, — разгадал маневр сыщик, — разумеется, там и возни с телом меньше. Шакалы…»

Секундой позже Европеец сделал шаг в его сторону, отозвавшийся четким эхом под сумрачными сводами арки. Волчков опустил руки и покорно повернулся лицом к Кавказцу. Поклажа с бесценным «завещанием» оказалась при этом слева у стены. «Ладно, нечего растягивать им удовольствие. Пора отчаливать…» — решил он, направляясь к открытой дверце.

По улице, напротив злосчастного дворика, проезжал, грохоча колесами, трамвай. Лешка разжал пальцы и кожаная папка, скользнув по левой брючине, осталась лежать где-то на асфальте…

Глендваген неспешно двигался, но вовсе не загород, а прямиком к центру Питера. Плечистые лиходеи развалились у задних дверок, зажав посередине тощего пленника. Окончательно молодого человека добило то, что за рулем проклятой черной иномарки находилась его знакомая — Алина. Подозрения в ее сговоре с бандой головорезов из призрачных и туманных догадок сплелись этой бессонной ночью во вполне осязаемую ленточку доказательств, но столь запредельного цинизма, он в своей головушке, свято верящей в лучшие качества человечества, предположить не смел. Даже не кивнув приятелю, когда того вынудили сесть в автомобиль, девушка повернула ключ зажигания и всю дорогу вела Мерседес, не оборачиваясь. Волчков же набычился и повелел себе последние минуты жизни оставаться глухонемым…

Проехав пару кварталов по Невскому, они свернули на неприметную улочку и остановились у какого-то здания, оформленного в стиле китайского ресторанчика. Следователя выпихнули на тротуар и взяли под руки.

«Что они задумали?.. В здешнем подвале их резиденция?.. — по его спине вдруг пробежал мерзкий озноб — страшная мысль осенила сознание: — я же где-то читал, как поступают с неугодными в Азии. Расчленяют тело, пропускают через мощные промышленные мясорубки, добавляют настоящей говядины, побольше специй и… Говорят, бифштексы получаются — пальчики оближешь. Да, занятная развязка у нашего с Севидовым расследования! Надо было поучиться у старика — брать за основу лишь те факты, что плавают на поверхности и вообще вести спокойный образ жизни, а не лезть с дурацкой инициативой…»

Однако компания направилась не к одноэтажной пристройке с загнутыми, как у пагоды краями крыши, а к современному европейскому офису. Подходя к крыльцу, Алексей успел прочитать на вывеске слово «Клиника»…

«Час от часу не легче!.. — снова загрустил он, — вырежут почки, печень, селезенку… Что там еще можно взять от молодого донорского организма? Изверги чертовы…»

Миновав холл с секретарской стойкой и сидевшим в кресле охранником, они прошли по длинному коридору с вереницей дверей, и попали в шикарный кабинет с приглушенным светом и богато сервированным, длинным столом в центре. У наглухо зашторенных окон и огромного, подсвеченного аквариума толпилось с десяток одетых с иголочки людей. Завидев вошедших, присутствующие заулыбались, а коротко стриженный бобриком джентльмен в бежевом костюме скомандовал:

— Прошу занимать места. Теперь все в сборе…

Бандиты сняли кожаные плащи и остались в не менее дорогой, чем у остальной публики и со вкусом подобранной одежде. Кавказец бесцеремонно усадил Алексея за стол, ближе к его середине и устроился по соседству слева. Алина расположилась между сыщиком и Европейцем.

«Решили накормить перед смертью. Гуманно. Не умирать же с одним кефиром в желудке…» — вздохнул страдалец, наблюдая за другими гостями.

Его присутствия почти никто не замечал, лишь молодая дама в бордовом костюме и с красиво подведенными глазами, выбравшая место напротив, с интересом рассматривала молодого человека. Неожиданно на его руку мягко легла теплая ладонь Алины, и послышался ее шепот:

— Если что-то будет непонятно — спрашивай — я объясню.

«Благодарствуйте за ваши справки!.. — чуть не вырвалось у него в ответ, но, вспомнив об обете, он высвободил руку и промолчал. — Покамест ровным счетом ничегошеньки непонятно. И главное — пойдет ли мне на пользу предстоящая трапеза…»

Наконец, за столом установилась тишина, и стриженый бобриком взял слово:

— Друзья, я собрал вас сегодня с единственной целью — выразить огромную и искреннюю благодарность за оказанную помощь. Очень хорошо, что я вовремя обратился к вам за содействием — сразу после первых же угроз господина Доброго в адрес моих жены и сына. Иначе им пришлось бы просидеть в заточении на чьей-то загородной даче гораздо дольше. И неизвестно, чем бы все закончилось… Каюсь — не выдержав, вчера вечером я чуть было не сорвал финальную часть вашей операции. Но, кажется, с сегодняшнего дня ни моим близким, ни мне, ни клинике, да и всему нашему делу опасность боле не угрожает…

— Это Олег Давидович Фролов, — снова раздался шепот Алины, — известный врач-психолог, директор частной клиники.

Лешка демонстративно отвернулся…

— …Вряд ли смогу подобрать нужные слова, чтобы выразить признательность. Увы — не оратор… Но вы знаете, что для меня означают семья, работа, наука, творчество, общение с коллегами… Теперь, слава богу, все останется по-прежнему. А теперь попрошу встать людей, разработавших и осуществивших потрясающую по своему профессионализму и уникальности операцию. Итак, Аркадий Генрихович, Семен Данилович, Максимилиан Сергеевич, прошу вас…

Вначале нехотя поднялся Европеец, следом Кавказец. Последним встал пожилой, чуть полноватый, седой мужчина. Именно эту троицу Волчков и видел в тюремном дворе Крестов. Народ загалдел и потянулся к наполненным фужерам.

— Первый тост за вас, друзья мои! — с доброй улыбкой воскликнул врач.

— А ты не хочешь присоединиться? — не пряча лучезарную улыбку и немного склонившись к соседу, спросила знакомая девушка.

— Еще чего! — огрызнулся тот и решительно засунул руки в карманы брюк.

— Между прочим, все названные Фроловым люди — старшие офицеры ФСБ, — пояснила она, пригубив шампанское.

— Ага, а ты резидент ГРУ…

— Ну, хорошо, не буду забегать вперед. Скоро тебе и самому все станет ясно.

Покончив с содержимым фужеров, компания угомонилась, а главным героям дозволили сесть. Директор клиники обратился к Европейцу:

— Аркадий Генрихович, кроме вас троих, никто толком не посвящен в тонкости хитроумной акции. Обычно операции шоковой терапии разрабатывались в недрах нашей клиники, но впервые обстоятельства сложились так, что план представления сочинялся за пределами и, в том числе, во спасение ее. Если в ваших действиях не содержится великой секретности, поведайте, как все происходило…

Импозантный преступник медленно поставил фужер меж салатов, и Алексей, глядя на его татуированное запястье, услышал ровный голос, который был ему уже знаком.

— Начало положил милейший старик Моисей Блюм — изобретатель, мастер на все руки, а продолжил вот этот смышленый молодой человек… — кивнул он на мгновенно покрасневшего стажера, — вкупе со своим шефом — следователем по особо важным делам Севидовым они распутывали заурядное уголовное дельце, связанное со смертью вора-шапочника. При жизни хулиганствующий пацан владел занятной штуковиной — стреляющей авторучкой, автором которой по уголовным архивам и значился достопочтенный механик-виртуоз, отсидевший в свое время положенный за подобные эксперименты срок. Бедного еврея по инициативе сыщика Волчкова упекли в Кресты до выяснения обстоятельств. Тут-то и подоспело известие о нависшей над вашей семьей опасности. Посидели втроем, подумали, и нам пришла в голову мысль сымитировать хорошо поставленное оружейное производство.

52
{"b":"89657","o":1}