ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Держась за руки, Марина и незнакомец брели по аллее. Мы то пропускали их далеко вперед, то приближались к ним на небезопасное расстояние. И Дмитрий Алексеевич умудрялся при этом производить некое количество шума, способное привлечь внимание. Что вскоре и произошло.

Незнакомец резко затормозил, вцепившись в руку Лугашевой, и обернулся. От неожиданности остановились и мы. И тут случилось то, чего я никак не предполагала. Незнакомец бросился на нас с кулаками.

Еле успела загородить клиентов от нападающего своим телом, но сокрушительный удар незнакомца пришелся мне прямо в висок. Я отскочила в сторону и нанесла ответный боковой удар ногой по челюсти противника. Тот отшатнулся назад, забалансировал, размахивая руками и стараясь сохранить равновесие. Это ему удалось.

Незнакомец бросился на меня вновь. На этот раз он пустил в ход правую ногу. Я произвела захват, а далее – бросок через бедро. Мужчина грохнулся на асфальт. Он попытался вскочить на ноги, но я ловко оседлала его и заломила ему руки. Противник яростно зарычал. Завизжала Лугашева.

Я тяжело дышала. Тяжело дышал и поверженный противник.

– Ну вот, – выговорила я, – теперь мы можем спокойно пообщаться.

– Что вам надо? – прохрипел незнакомец.

– Все своим чередом. Кто вы такой?

– В смысле? Вы устраиваете за мной слежку, а потом спрашиваете, кто я такой?

– Как ваше имя?

– А вы не знаете?

– Нет.

Несколько секунд мужчина молчал, словно размышляя, а потом ответил:

– Ладно, черт с вами. Все равно, думаю, терять мне нечего. Я и так в капкане. Позвольте представиться, Пронин Александр.

– Саша, это ты? – удивленно воскликнул Семененко.

– Дмитрий Алексеевич? Ничего не понимаю!

– Мы думали, ты стал жертвой небезызвестных событий.

– Черт побери! Я даже не знаю, как относиться к вам – как к врагам или как к друзьям.

– Давайте вернемся в квартиру, – тихо промолвила Лугашева. – Там все обсудим.

– А вы не надумаете снова бежать? – обеспокоенно спросила я.

– Нет, – сказал Пронин. – Зачем? Судя по тому, что рассказывала Марина, вы скорее друзья, чем враги.

– Ладно. Но учти! Пистолет у меня рядом!

– Хорошо! Хорошо!

Я позволила Пронину встать на ноги.

– Ну что ж, – сказал он, – идемте. Здесь, право, неудобно разговаривать.

Мы поплелись следом за Мариной и вскоре были на месте.

– А что это за квартира? – поинтересовалась я, когда Лугашева поворачивала ключ в замке.

– Маринкина, – пояснил Пронин. – У нее их две. В одной из них я вынужден скрываться.

– От кого?

– От безумного колдуна.

– О-о! Вот об этом мы и поговорим.

Марина отправилась заваривать чай. Мы остались беседовать с Александром Прониным.

– Ну, рассказывайте, – потребовала я, – что вы знаете обо всем этом деле.

– Началось все с того, что погиб Прохоров. Мы с Лининым когда-то учились с ним в одном классе. Впрочем, вы уже знаете. Так вот, мы решили провести собственное расследование. Нам хотелось знать подлинную причину смерти нашего друга.

– То, что вы – одноклассники, могло быть связующим звеном?

– Только потому, что мы вместе принялись за расследование. А то, что три одноклассника оказались в одном дачном поселке, уверяю вас, это – простое совпадение.

– Ясно.

– Так вот, – продолжал Пронин. – Мы установили слежку за домом колдуна. Тут выяснилось несколько интереснейших вещей. Время от времени колдун наведывается в конюшню. Обычно при этом слышится ржание жеребца. Но иногда к знакомому звуку примешивается голос какого-то другого животного. Честно говоря, первый раз, когда я его голос услышал, у меня мурашки побежали по коже. Я затрудняюсь определить, что за зверь способен производить такие звуки.

– Что я и говорил! – торжествующе воскликнул Дмитрий Алексеевич. – Это не жеребец! Я тоже слышал кошмарные звуки!

– Просто душераздирающие! – кивнул Пронин. – Мы проникали через конюшню, когда колдуна не было дома. При помощи лестницы перебирались через открытую крышу. Однако, кроме жеребца, никого не обнаружили. Как будто колдун, проникая в конюшню, время от времени производит там какой-то магический ритуал, в результате которого доносятся жуткие крики.

– Более чем странно… – пробормотала Лидия.

– Кроме того, выяснились еще некоторые обстоятельства, – сказал Александр.

– Какие? – сгорая от любопытства, спросила я.

– Колдун каждое утро совершает паломничество в лес. Мы не рискнули следить за ним до конца. Но по дороге он вынимает из кармана мобильный телефон, с кем-то связывается. Правда, странно: колдун, бродящий по лесу, якобы собирающий какие-то колдовские травки, – и мобильный телефон? Кстати, звонки поступают к нему и тогда, когда он дома. Правда, ни одного разговора нам подслушать так и не удалось.

Пронин замолчал. Мы долго ждали, пока он заговорит снова. Потом я не выдержала и спросила:

– Еще что-нибудь узнали?

– Не успели. Однажды, когда мы в очередной раз ошивались у его дома и заглядывали в окна, надеясь подслушать разговор по телефону, он нас засек. Мы бежали, перепуганные до смерти. А на следующее утро нашли убитым Линина. Тогда я исчез. Решил прекратить всякое расследование и лечь на дно, пока все не утрясется.

– Не утряслось, – заметила я. – Продолжается вовсю.

– Да…

– И прятаться вы решили у школьной подруги?

– Да. Когда-то мы любили друг друга. Потом не встречались много лет. Ее квартира – единственное место, где я мог чувствовать себя в безопасности. Но, видимо, я недооценил чужие возможности.

– Ну, мы вам не враги… – поспешила заверить я.

– И тем не менее. Вашим путем пройдет и убийца.

– А куда вы направлялись в тот момент, когда столкнулись с нами?

– Вы думаете, я хотел сделать что-нибудь важное?

– Ну, не знаю…

– Я просто собирался прогуляться. Знаете ли, тяжело целыми днями сидеть дома и дрожать.

– Понимаю. Что дальше собираетесь делать?

– Скрываться. Попробую снять квартиру. Мы сегодня уже говорили с Мариной по этому поводу. После вашего визита я не чувствую себя в безопасности и здесь.

– Вы ушли от темы. Давайте вернемся к колдуну.

– А что к нему возвращаться? Больше мы все равно ничего не выяснили. И вам не советую. Ничем хорошим это не кончится.

– Ну, тут мы еще поглядим…

Остаток беседы не принес нам ничего нового.

– Не хочешь быть в нашей команде? – осведомилась у Пронина Лидия, когда мы уже собирались уходить.

Пронин покачал головой.

– На дно. Только на дно, – твердил он. – Пока беседовал с вами, я подумал, что неплохо бы уехать на время даже в другой город.

– Ну, как хочешь, – подвела итог Лидия. – Наше дело – предложить.

– Мое дело – отказаться, – заключил Пронин.

* * *

На следующее утро мы несли вахту у дома Рудникова. Решили проследить весь путь колдуна по лесу, вплоть до конечного пункта. Это принесло бы массу полезной информации.

Напротив дома Рудникова виднелись густые заросли шиповника. Вот там-то мы и притаились. Дмитрий Алексеевич, как я успела заметить, отличался невероятной неуклюжестью и изорвал рубашку о шипы. Меня тоже угораздило поцарапать лицо, правда, слегка. Ловчее всех оказалась Лидия. Она будто специально родилась для того, чтобы лазать по всяким дебрям.

Рудников покинул дом очень рано, в восемь утра. А мы ожидали его с шести. Пропустив его вперед, мы, наконец, выбрались из колючих зарослей. На этот раз я решила держаться поодаль, строго-настрого наказав Дмитрию Алексеевичу не шуметь. Тот обещал постараться.

Вскоре мы входили в лес. Как обычно, он начинался редкой порослью молодых деревьев, неокрепшие кроны которых хорошо пропускали солнечный свет. Рудников выбрал одну из самых малоприметных тропинок и уверенно зашагал в ту сторону, где виднелась зловещего вида чаща.

Под ногами шуршали сухие листья и ветки. Весело щебетали птицы. Я то и дело напоминала Дмитрию Алексеевичу о необходимости соблюдать тишину. Колдун шел быстро, и двигаться бесшумно становилось все сложнее.

10
{"b":"89662","o":1}