ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Подожди, это тебе Плотоядный сказал?

— Нет. Птичка на хвосте принесла.

— Ты был бы подарком для Шиндлера. И давно это у тебя?

— После Крона. Я вдруг обнаружил, что могу читать записи у памятных машин в хранилищах, обшаривать закоулки компьютерной памяти без приборов, ну и многое другое. Кстати, можешь выбросить свой детектор. Жучки с проводной, индукционной, радио- и инфракрасной передачей у нас не устанавливают. Только пространственные волны, но так, чтобы не залезать в диапазон телепатического восприятия. Пользуются наши службисты и гипноинъекторами, каждое помещение ими оборудовано.

Быков молчал, а в голове у него крутилось, как хорошо было бы использовать такого человека в Сопротивлении.

Джек проснулся и не сразу понял, как оказался в незнакомой комнате, на планете. На улице было темно, ветер шумел листвой, накрапывал мелкий дождик. Он долго сидел на кровати, не включая света…

Пилоты Черного Патруля верили, что погибшие «драконы» уходят в лучший мир, нести небесную службу на своих быстрых кораблях у престола Создателя. «Редко ты напоминаешь о себе, Быков», — подумал Эндфилд.

Разве мог он не помочь Глебу, однокурснику еще по гражданскому факультету Дальней Разведки, приятелю, почти другу, единственному, кто послушал его на безымянной планете, когда умерли шестнадцать из двадцати двух членов курсантского экипажа?

Глебу, вместе с ним переведенному на военку и досыта евшему вместе с ним идиотство основного курса, с зубрежкой уставов, глупыми вахтами, штатными расписаниями, отдаванием воинской чести на каждом углу, строевой, нарядами и гауптвахтой…

В двадцать четыре года ему не думалось, что доживется до тех времен, когда потребуется безупречное личное дело, чтобы по ночам не ждать ареста. Тут не было его вины или недомыслия — жизненный сценарий пилотов-«обмороков», как их называл Шиндлер, иными словами высококлассных специалистов, совершенно естественно заканчивался последним боем, лишь бы не возвращаться к «любимым» людским проблемам.

С приходом Джека деятельность группы Сопротивления приобрела конкретный смысл, уйдя от пустопорожних разговоров. Эндфилд считывал информацию, записывал ее, составлял комментарий. Быков, по-своему расставляя акценты, сообщал это «барбосам» — членам подпольного кружка. Джек не выносил их совершенно и старался встречаться с ними, только когда нужно было поправить блокировку против сканирования. Впрочем, они платили Эндфилду той же монетой, считая Капитана слишком чистеньким, довольным жизнью и, в общем-то, случайно примазавшимся к их «борьбе». Но надо отдать должное — «барбосы» были первыми слушателями его изысков.

Глеб действительно был настоящим лидером ячейки, классическим вождем заговорщиков. Он предельно четко знал, что нужно сказать людям, чтобы вызвать и направить их гнев и возмущение. Вообще Быков был феноменальным человеком: обладая животной, обезьяньей силой вожака, одержимый желанием уничтожить несправедливый, кровавый строй, с избытком наполненный психическими комплексами и заморочками, Глеб умудрялся при этом вполне прилично управляться в бою с оружейными системами «Дракона» так, что «обмороки» признавали его за своего. Единственным недостатком штурмана была упрямая вера в силу народных масс, вооруженного восстания угнетенных низших классов. Эндфилд же верил только в элиту Черного Патруля — высококлассных военных специалистов, основную ударную силу «драконов», живую начинку крейсеров-истребителей — самого мощного оружия в известной части Галактики. Но силу совершенно бесхребетную, если рассматривать ее с человеческих категорий.

Накачанные космической энергией, переполненные наркотиком всемогущества от соединения с полевым мозгом крейсера и всей Вселенной, вполне довольные жизнью, привыкшие получать за свой труд самое лучшее, не желающие возвращаться в человеческий мир, твердо уверенные в новом рождении, которое вновь приведет их в боевые рубки «драконов», «мастера» Черного Патруля безропотно гибли за тех, кто в конечном счете позволял им летать.

Правда, Эндфилд нашел цифры, которые смогли бы убедить их повернуть оружие, но это были доводы разума, которые не жгли, не проникали в глубинную сущность. Как ему не хватало умения воздействовать на эмоции, которым столь сильно владел покойный Быков.

«Ну да ладно, пусть мертвые остаются в покое, — подумал он. Большой минус, что до сих пор не восстановилась способность считывать информацию. Никогда так долго не приходилось оставаться без внутреннего слуха. Иначе давно бы знал, что готовит ему СБ, кто устроил аварию, кто такая Ника на самом деле и как она к нему относится».

Действительно, этот стриптиз на пляже задел его гораздо глубже, чем он предполагал. С какой целью эта богатая и благополучная девушка стала демонстрировать свое тело, давать полотенце, которым вытиралась сама, хотя у нее наверняка было еще не меньше трех, да и купальный костюм наверняка имелся. Обычно патрицианки, в хорошеньких головках которых помещался четкий аналитический ум, не позволяют себе эмоциональных контактов с теми, кто ниже их по положению, но в случае еще не перебесившейся девчонки все могло быть по-другому. Тем более он мог глубоко поразить ее воображение, посадив на крыльях поврежденный корабль. В конце концов он спас ей жизнь. Для молодой, романтически настроенной девушки это может иметь значение. «Ай, ладно, продолжал Джек, — я все усложняю, как обычно. Даже тот факт, что СБ и два высших класса жиреют на древней крови, продолжают сосать кровь и жизненные соки из подвластных им людей, не мог перечеркнуть обаяния жизни патрициев с ее разумным устройством, широтой и удобством, отсутствием искусственно созданных проблем. А мои настороженные поиски врага вокруг могут иметь под собой лишь жалкую попытку отрицания привлекательности людей этого сословия и глубинного притяжения личности к этому полюсу жизни… Бедные мы, не возьмут нас в патриции… Почему эта ночь не кончается?»

Капитан с проклятием встал, посмотрел на часы сигнального браслета. В это время на Базе свободные от вахт и полетов шли на завтрак. «Надо выставить местное время, — подумал Эндфилд. — Когда я прилетел в Центральный, был вечер, солнце садилось. Четыре часа занимался делами, спал девять часов, а ночь и не думает заканчиваться. Видимо, сутки на этой планете длятся долго». Джек включил компьютер и вывел раздел «Географические условия» в описании Деметры во Всеобщем Планетном справочнике. Ну да, период обращения 40 земных часов. Продолжительность дня в средних широтах летом — 25, ночи — 15. Как можно так жить? Дождь наконец прекратился.

Эндфилд натянул тренировочный костюм, взял меч и пистолет, бросил их в машину и полетел, ища укромное место для занятий. Он резко поднялся на две тысячи метров и понесся в сплошном тумане, включив систему полного обзора. Хотя на службе он снисходительно относился к штурмовым гравилетам, сейчас был рад почувствовать себя в родной стихии. Активированное компенсаторное поле слабыми разрядами покалывало кожу, грав подчинялся малейшему движению штурвала, на экранах ползли нитки полузаброшенных дорог, по которым теперь ездили только сторонники здорового образа жизни на велосипедах и чудаки, приверженцы наземного транспорта, на своих копиях древних колесных мобилей. Редкие дома, рассеянные по громадному сплошному лесу, заполнявшему средние широты планеты, спали. На поверхности не светилось ни одного огонька.

Капитан, описав широкий круг, вернулся к поселку, чтобы побегать и размяться на берегу реки. Там он встретил рассвет, махая мечом из композита с полевой режущей кромкой, страшным оружием, способным с одинаковой легкостью рассечь травинку и стальную колонну метрового обхвата.

Яр — местное светило, вставал неторопливо и основательно, утверждаясь на стандартные сутки над поверхностью. Облака разошлись, и только туман стлался над водой. Джек подошел к краю высокого обрывистого берега, посмотрел на простор, от горизонта до горизонта заполненный водой, воздухом, деревьями, живностью. Мир, где живут без скафандров, без звездолетов с их защитными полями и пушками. Эндфилд вдруг осознал, насколько он отвык быть голым и беззащитным под небом, в котором висит столько стреляющего железа.

10
{"b":"89664","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пленники Зоны. Кровь цвета хаки
Страсть цвета манго
Сыщики 45-го
Зубы. Как у вас дела?
Sapiens. Краткая история человечества
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Монстр из-под кровати
Шаг через бездну
Назначаешься принцем. Принцы на охоте