ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Разве ты не видишь, что в этом зале есть та, которая хочет, чтобы ее герой был с ней, а не болтался мыслями в седой древности и крутой физике. Ника досадливо покачала головой.

Ее руки легли к нему на плечи, девушка прижалась к нему своим нежным и теплым телом, взглянула ему в глаза насмешливо и призывно. Потом, уже не дразня, крепко прижалась и поцеловала.

— Ну же… — произнесла девушка. — Я думала, что ты соображаешь так же хорошо, как и летаешь.

— По-моему, это так, — спокойно ответил Джек. Ника на мгновение замерла, потом влепила Капитану звонкую пощечину, круто развернулась и убежала.

Глава 4

СЛАДОСТЬ И ГОРЕЧЬ ЖЕНЩИНЫ

Юрий, закончив разнос несчастного Топоркова, отпил вина из бокала и закурил длинную, тонкую сигарету с гашишем. В голове было темно и пусто.

Ника задерживалась. В голове появлялись картины жарких объятий, вздохов и стонов, изгибающейся под руками Эндфилда Ники…

«Боже мой, какой идиот приписал этому парню подозрение в антиправительственной деятельности? — устало подумал полковник. — Представители СБ на местах от безделья везде видят заговоры и мятежи. Даже без расшифровки только что снятой психограммы ясно, что это просто машинка для убийства. Место ему в Дальнем Космосе, в „Драконе“, там он будет вполне счастлив».

Лазарев подумал о близорукости руководства, которое из века в век урезало права Черного Патруля, вызывая все большее и большее недовольство «драконов». Если так пойдет и дальше, то скоро все они увидят похожие на уродливые мечи крейсеры в небе, и это будет последним впечатлением их жизни.

Он никак не мог отделаться от зябкого холодка незащищенности: оборона планет не годится никуда, если большинство «черных» пилотов летают так же, как Эндфилд. Что касается самого «объекта» — несмотря на все свои умения, он пороха не выдумает, слишком прост и предсказуем, доволен жизнью, если не наступать на хвост, то будет вполне лоялен.

Закончив осмотр, Джек долго стоял, размышляя о странностях Никиного характера. Как быстро у нее меняется настроение… Как хорошо было бы, если бы она видела в нем человека, но не диковинную разновидность боевой машины…

Капитан приказал себе успокоиться, перевел мысли на спокойный лад, посмотрел в последний раз на ряды оружия и двинулся обратно.

Прошел темным коридором, опустился по лестнице, повторяя в обратном порядке путь, которым шел сюда.

Его внимание привлек портрет в массивной золоченой раме. Черты изображенного на картине высокого и сильного мужчины в парадной форме генерала СБ показались знакомыми. Джек поискал подпись. Под росчерком известного художника стояла дата двадцатилетней давности. Ее отец.

Чем ближе он подходил к гостиной, тем громче раздавались переливы Никиного смеха. Эндфилд вошел и увидел, что девушка сидит у Юрия на коленях, а тот шепчет ей в самое ухо, и глаза у него сочатся странным торжеством. Лазарев весело взглянул на Джека и сказал Нике что-то настолько смешное, что Ника согнулась пополам от приступа хохота, высоко задрав обнаженные ноги.

— А, мой герой… — пьяно сказала она. — А мы тут без тебя…

Девушка обвела рукой стол, где прибавилась еще одна пустая бутылка.

— Я, пожалуй, пойду, — Джек старался остаться спокойным и благожелательным. — До свидания, Ника, до свидания, Юрий.

Он развернулся и четким, решительным шагом прошел через темноту комнат, террас и коридоров, сопровождаемый ее смехом.

Выйдя во влажную, туманную ночь, Эндфилд сел в «Мотылек» и полетел над самыми кронами в неуют гостиничного номера «Пилигрима» — его пристанища на этой планете.

Лазарев щекотал усами ухо Ники, потом стал крепко и долго целовать ее шею. Девушка вздохнула, закрыла глаза и откинула голову назад.

Его волосатая ладонь, осмелев, поднялась от талии, захватила грудь, лаская сосок через тонкую ткань. Ника хмуро и трезво взглянула в лицо полковника.

— Может, хватит… — сказала она стряхивая его руки и вставая — Ты что, принял это всерьез?

Девушка вышла на балкон бельэтажа и остановилась, вглядываясь в темноту ночи, ловя ее свежее, влажное дыхание.

Юрий подошел сзади. Они долго молчали. Ника вытряхнула из пачки сигарету, Лазарев по привычке щелкнул зажигалкой.

Встал рядом с ней.

— Он тебе нравится? — спросил полковник.

Ника кивнула.

— А ты ему нет, — жестко сказал он и повернул девушку к себе, пристально глядя ей в глаза. — Меня поражает, что ты его цепляешь. Это же просто живой компьютер. Они могут спать с женщинами, могут казаться веселыми, грустными, задумчивыми, но это просто симуляция. Внутри они холодны, как межзвездное пространство. В простой, мирной жизни «черные» могут только есть и спать, ну еще медитировать. Они потенциальные неудачники, потому что их ненавидят и боятся. Была бы моя воля, я бы, как в старину, загонял их жить к чертовой матери, пусть не мешают нормальным людям. Впрочем, если хочешь быть убитой… Они вообще не люди, хоть и рождены женщиной. Все свои человеческие чувства Черный Патруль оставляет между звездами. Их подсознание тренировано на победу и выживание любой ценой. У «драконов» нет никаких правил, никаких моральных ограничений, никакой биологической жалости.

— Я поражаюсь тебе, неужели ты думаешь, что без Эндфилда ты смог бы чего-нибудь добиться? Ты старый, седой, лысый, ты до сих пор полковник в захолустье. Царек районного масштаба. И вообще — кто бы говорил о жалости?! Заплечных дел мастер, законченный садист. Убирайся и не смей приходить незваным!!

— А ты не изменилась, — зло сказал Юрий. — Все такая же стерва и истеричка.

Ника сильно и точно ударила его ногой в грудь, и грузный, плотный офицер Службы Безопасности, вылетев с балкона, тяжело рухнул в бассейн внизу.

Джек заставил себя успокоиться, постигая женскую власть над мужской душой, всю ее несправедливость и глубину.

«Переживем, — подумал он. — Вот закончится проверка, и в Академию. Три года, и снова Космос».

Капитан повертел эту мысль и сам себе не поверил. Ему очень захотелось побыть в тишине. Джек повернул на реку. Оставив аппарат на высоком обрыве, Эндфилд спустился к воде.

Было темно, сыро, холодно, изредка раздавался плеск волны и долгий протяжный крик ночной птицы. Бледные звезды слабо светили сквозь облачную дымку. Во мраке с трудом угадывался берег, только легкое свечение песка и краткие отражения искорок света в воде.

Отсутствие привычной среды обитания начинало давить на Эндфилда, который привык жить в мире прямых светлых коридоров, чистоты, уюта, постоянной температуры и влажности. Он с удовольствием забрался в теплое нутро гравилета, подняв его, направляясь к поселку.

В ресторане гостиницы вовсю грохотал оркестр, за прозрачными окнами дергались в танце люди, дым сигарет поднимался к потолку. Эндфилд приземлился и уже хотел было подняться к себе, но ему пришла в голову идея получше.

Через минуту по экранам плыла телеметрия, компьютер пытался сделать выводы о характере творящегося в кабаке действа. Джек с улыбкой ожидал его решения.

— Происходящее не поддается однозначной оценке. Налицо проявление взаимной агрессии в рамках определенного ритуала. Поведение отдельных участников алогично, что усугубляется ингаляторным и пероральным введением наркотических веществ. Эмоциональные и поведенческие реакции обнаруживают связь с более ранними событиями, имеют сексуальную и невротическо-психотическую окраску.

Самочувствие участников церемонии ухудшается из-за принятия наркотиков, вдыхания пылевых частиц, чрезмерного шума, избыточного сенсорного, невербального и полевого контакта, на фоне нарастающего возбуждения и потери контроля.

Вывод: наблюдаемая группа особей представляет опасность неконтролируемым поведением и должна быть уничтожена. Прошу разрешения на включение оружейных систем.

— Подготовить оружие к бою. Автоматическое наведение на любые движущиеся цели. Беглый огонь на минимальной мощности всеми излучателями.

15
{"b":"89664","o":1}