ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка впилась своими губами в губы Капитана.

Они не скоро удовлетворили свое желание. Голова Ники лежала на груди у Джека. Она слушала, как стучит его сердце, усталая, довольная, на время заглушив страхи и тревоги.

— Ты и вправду меня любишь, мой герой?

— Конечно, девочка.

— Ты хотел бы прожить со мной всю жизнь?

— Я хочу провести целую вечность рядом с тобой.

— Но ведь жизнь это не только постель. Это общие стремления, взгляды, интересы. Ты считаешь меня сильной. Моя сила в том, что я никогда не ломала себя. Если мне хотелось чего-то, я боролась и добивалась или проигрывала, но никогда не хоронила свои желания, какими бы дикими они ни казались.

Я никогда не мирилась с тем, что меня не устраивает. А ты, мой герой, искал странные обходные пути.

Нет… Тебе это, безусловно, удается. Но это — трогать левой рукой правое ухо, идти вопреки своей природе и желанию. Научись желать, не бойся говорить: «На том стою и не могу иначе», пусть даже твоя сомнительная мудрость говорит, что так ты станешь уязвим. Твоих сил хватит на то, чтобы выдержать любой натиск.

Девушка посмотрела на Эндфилда. Ее лицо горело, глаза светились.

— Сколько в тебе огня и жизни, — сказал Джек, прикасаясь к нежному румянцу щек, проводя по бровям, лбу, волосам. — Ты, как древний воин, готова бросить вызов земле и небу, чтобы добиться своего.

— Да, я из рода князей. Мои предки стояли у истоков сегодняшнего мира, и именно они сотворили его таким, по своему вкусу и пониманию. Сделали его интересным, желанным и удобным для себя. Мне хочется, чтобы и ты был таким, человек, которого я люблю, мой герой. Я ведь не просто так показывала тебе свой дом, рассказывала о моих прадедах и прабабках. Я говорила о корнях моей силы.

Я хочу, чтобы и ты понял, как можно ходить прямыми путями, быть не рабом, но господином обстоятельств и людей. Еще раз я говорю тебе, лишь наше желание чего-то стоит в этом мире. А желание возникает из того, что было изначально в тебе заложено, и никакие медитации и духовные практики в этом не помогут.

Я хочу, чтобы ты осознал, для чего мы, патриции, живем в безумной роскоши, а не довольствуемся комнаткой в промороженном насквозь астероиде, для чего храним свои родословные, для чего швыряем миллионы для удовлетворения своих прихотей. Кстати, — Ника снова улеглась на него, — эти жалкие полтора миллиона кредиток, те самые, которые тебе выплатили за десять лет войны и которые ты считаешь совершенно безумной суммой, — стандартная такса моей мамаши при расчете с любовниками за два-три года ублажения, когда утративший свежесть мальчик уступает место следующему. Слаба старушка на передок, — девушка нервно усмехнулась. — Я готова отдать все, лишь бы ты понял истинный смысл жизни, свое предназначение и свои возможности.

Я хочу, чтобы сюда вернулась жизнь, силой и желанием грозного властителя, для которого всегда мал покоренный им мир и мало завоеванное им богатство. Я отдам все, что имею: титул, связи, деньги, буду ласкать и любить тебя.

Джек попытался что-то сказать, но Ника закрыла ему рот поцелуем.

Глава 7

СКАНДАЛ В БЛАГОРОДНОМ СЕМЕЙСТВЕ

— Доброе утро, мой герой, — ласково и смущенно сказала девушка, улыбаясь.

— Доброе утро, малышка, — Джек потянулся и сел на кровати. — Сегодня ты проснулась раньше меня. В честь чего?

— Рейсовый лайнер будет здесь через час, еще полчаса нужно, чтобы добраться с орбиты на поверхность. Будет нехорошо, если мама застанет нас в таком виде.

— Пожалуй, ты права. — Джек спрыгнул с кровати.

— Жаль, что у нас нет времени. — Ника с сожалением окинула взглядом его тело. — Ну да ладно.

— Нет, не ладно, — Эндфилд потянулся к ней, но девушка увернулась.

— В самом деле, надо вставать. Я хочу, чтобы ты очаровал ее, чтобы она поняла, что более достойного человека я не смогу найти. А для этого надо, чтобы ты был в форме. А что самое вредное для сексуальной привлекательности молодого мужчины?

— Ну-ка скажи. Это даже интересно.

— Долгий секс по утрам.

— А короткий?

— А короткий меня не устроит. Ты не знаешь, какой злой бывает женщина, которую плохо удовлетворили.

— Надеюсь никогда не испытать это на своей шкуре.

— Знаешь, Джек, первый удар я возьму на себя, а ты приезжай к ужину, когда страсти улягутся.

И Капитан полетел заполнять событиями долгий день, тем более ему было чем заняться. К исходу солнечного дня Эндфилд вернулся, открыл дверь своим ключом, поднялся на жилую половину дома. Сверхчувственное восприятие подсказало ему, что женщины находятся на открытой террасе, выходящей в зимний сад.

Ника с Громовой-старшей сидели за столом, на котором стояли вазочки с печеньем и конфетами, недопитые чашки с кофе.

Лучи закатного солнца придавали красноватый оттенок лицам, красно-оранжевым пламенем горели на белом мраморе пола, стен, перил террасы и дорожек в саду. Было видно, что разговор не клеится. Девушка бесцельно помешивала уже остывший кофе, ее мать смотрела на зелень сада и делала вид, что слушает пение птиц. Вентиляторы заставляли раскачиваться и шуршать листья пальм, едва слышно журчал фонтан.

Джек влетел на террасу. Ника торопливо поднялась к нему навстречу, делая серьезное и встревоженное лицо.

Капитан, не обращая на это внимания, по-хозяйски обнял девушку, прижал к себе и поцеловал, чем сильно смутил ее и вызвал гримасу недовольства на лице княгини. В довершение всего зазвонил телефон Эндфилда.

— Да, все в порядке. Переведите деньги с моего счета… Зачем?.. А почему вы интересуетесь?! Понятно. Покупка недвижимости. Пожалуйста. — Джек отключился.

— Прошу прощения, — сказал он, обращаясь к женщинам. — Дела.

— Джек, это моя мама, — девушка подтолкнула Эндфилда.

— Джек Эндфилд, майор ВКС.

— Неужели…

Княгиня поднялась. Несколько секунд Громова-старшая пристально разглядывала его, потом протянула руку для поцелуя.

Капитан поднял ее почти на уровень своего лица и поцеловал, не отрывая взгляда от женщины.

Она была ухоженной блондинкой с голубыми глазами, высокой, стройной, хорошо сложенной и могла сойти за старшую сестру Ники, если бы не усталость в глазах и едва заметные горькие складки у губ.

— Так вот вы какой, пилот Патруля. Дочка все пыталась вас описать, но я не могла вас представить. И у вас в Патруле все такие? — Последнюю фразу она произнесла с легкой иронией.

— Наверное, да, — в тон ей ответил Джек. — Мы хорошо питаемся и много занимаемся спортом.

— Я вижу, вы за словом в карман не лезете, — мать Ники неожиданно улыбнулась. — Мы будем ужинать через час в малой гостиной. А пока я хотела бы отдохнуть.

Девушка с облегчением подхватила Эндфилда, и они удалились из апартаментов княгини.

— Джек, ты нахал, — сказала Ника, когда они оказались за дверью. — Но, похоже, ты ей понравился.

— Она приняла меня за другого, — серьезно ответил Джек. — Все еще впереди.

— Для тебя, наверное, да. А я свою порцию уже получила. Ты не представляешь, какие ужасные вещи она мне рассказывала.

— Ну и что же, — Эндфилд нахмурился.

Ника только покачала головой. Они молча вошли в ее комнату.

— И все же, — настойчиво сказал Джек, когда дверь за ними закрылась. Рассказывай, раз уж начала.

Девушка рухнула на кровать. Капитан снял красный пиджак, в котором он ходил по присутственным местам, бросил его в кресло и опустился рядом с княжной, положив руки ей на спину.

— Мы обдумаем слова Клавдии вместе.

— Джек, может, не стоит, — Ника жалобно посмотрела на него.

— Стоит, — непреклонно сказал Джек.

— Для начала она занялась подсчетами. Сколько стоит содержание дома здесь и на Гелиосе, какие мы платим налоги.

— Понятно…

— Еще немного, и все пойдет прахом. Акции приносят все меньше и меньше. Жизнь дорожает.

— И если верить твоей маман, спасти князей Громовых может лишь удачное замужество.

34
{"b":"89664","o":1}