ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— …Что случилось с ним? Полеты в конвоях часто бывают жестокой мясорубкой. Корабль был подбит и взорвался на моих глазах. Это было четыре года назад.

— Действительно, Черный Рыцарь в это время перестал печататься.

— Да, Никифоров больше ничего не издаст. Я не думал, что его знают в Обитаемом Пространстве. Все смеялись над ним. «Дракон»-поэт. Ну, математика, философия — бог с ним. Поэт, — Эндфилд усмехнулся. — Хотя стихи были хорошие.

— Скажи, Джек, а ты сам пробовал писать?

— Да.

— Как интересно, — произнесла Клавдия, вглядываясь в его лицо. Философия? Или, может быть, история?

— Грешил и этим, но в основном это работы по тактике боя.

— Ясно, — сказала княгиня. — В этом я совсем ничего не понимаю. Женщина надолго замолкла, потом продолжила: — Я представляла «драконов» совсем другими. Холодными, жесткими, бесчувственными, тупыми роботами. Ты ведь знаешь, они убили моего мужа.

— Я в этом сомневаюсь. Хотя все может быть. Истину смогли бы установить по анализу спектров. Каждая пушка немного отличается от другой, по характеристикам испускаемых колебаний. Тем более что излучатели на «Мотыльках» отличаются от пушек «Ястребов» Планетной Охраны. Было проведено такое расследование?

— Записи этой штурмовки загадочным образом исчезли, — Клавдия недоуменно посмотрела на него. — Ты думаешь?..

— Наказали кого-нибудь из пилотов Черного Патруля?

— Насколько я знаю, нет.

— А должны были бы… «Драконам» всякое лыко в строку ставят. Давай закроем эту тему.

— Хорошо.

За столом установилось тягостное молчание. Ника откровенно дулась. Княгиня курила длинную сигарету с шалалой, поглаживая ее холеными пальчиками, смотрела на Эндфилда, и в глазах вспыхивали искорки. Женщина изучала Джека как редкое, опасное и одновременно красивое и притягательное животное. Зрачки Клавдии то суживались, то расширялись, и не нужно было быть Электронной Отмычкой, чтобы понять ее чувства.

— По твоим рассказам выходит, что «драконам» по складу ума и возможностям больше подошли бы места управляющих банками, директоров, промышленных магнатов. Короче, сильных мира сего.

— Наверное, да. Мне кажется, пилотировать крейсер в атаке намного сложнее из-за объема перерабатываемой информации в ограниченный промежуток времени, чем управлять крупным предприятием, если подойти без человеческих заморочек.

— Что ты понимаешь под заморочками?

— Люди живут в реальности своих иллюзий, ставят сами себе ограничения. Как следствие, ошибки и неэффективность принимаемых решений.

— А ты всегда правильно все оцениваешь? — Женщина положила голову на локти, просверливая его насмешливым и призывным взглядом.

— Служба в Патруле приучает к этому. Тем более когда командуешь другими и думаешь не только за себя. Ты должен понимать, что у некоторых есть определенные предпочтения, многие просто откровенно слабее. Найти каждому наиболее подходящее ему место, где его достоинства максимально проявятся, а недостатки не будут заметны. Тут нужно не только владение тактикой, но и умение предвидеть, а также знание психологии. Но вообще я считаю, что при правильных посылках правильный результат получается автоматически. Разумеется, при правильном алгоритме переработки данных.

— Ну, — Клавдия замотала головой, — прямо лекция какая-то. — Давай потанцуем. Ты меня совсем уморил своей наукой.

Княгиня встала, сделала знак андроидам, чтобы те включили музыку.

Погасли люстры, по стенам побежала паутина цветовых бликов. Быстрая музыка наполнила гостиную. Громова-старшая подошла к Джеку, взяла его за руку и потянула со стула. Капитан вопросительно покосился на Нику. Девушка сделала вид, что не замечает взгляда. Джек остался сидеть. Клавдия отпустила руку Капитана и обратилась к дочери.

— Ника, девочка… Я уже лет сто не танцевала. Молодые, а такие ленивые, — пританцовывая, сказала она, положив руки на плечи дочери.

Девушка поднялась. Мать стала подталкивать и тормошить ее так, что волей-неволей Нике пришлось составить ей компанию.

Женщины призывно протянули руки Джеку, и он присоединился к ним. Вскоре музыка сменилась на плавную и тягучую.

— Дамы приглашают кавалеров, — объявила Клавдия, забрасывая руки на шею Капитана.

Ника, которой не с кем было танцевать, подвигалась еще немного и уселась за стол, наблюдая за матерью и женихом нарочито спокойным взглядом.

Княгиня танцевала неплохо. Ее тело было свежим и теплым, хотя не таким упругим и сильным, как у Ники. В движениях Клавдии чувствовалась порочная расслабленность, выработанная для того, чтобы сводить мужчин высших сословий, любящих декаданс, с ума. Вскоре она стала сильно прижиматься к Эндфилду в танце, тереться грудью, животом и ляжками об его тело.

— У тебя серьезно с моей дочерью, Джек? — спросила женщина, заглядывая ему в лицо.

— Да, — коротко ответил тот.

— У Ники ухватки первобытной «дикой кошки». Я уже думала, что после бурного романа с Лазаревым она никого к себе не подпустит. Мальчики ее сторонились.

— Зачем ты мне это говоришь? — спросил Джек, твердо посмотрев ей в глаза.

— Так, мысли вслух. Извини. — Княгиня сделала вид, что смутилась. — Я мать, и меня волнует будущее моей дочери.

Некоторое время они танцевали молча. Эндфилд как мог удерживал Клавдию на расстоянии, но та льнула к нему изо всех сил.

Джек вошел в ее сознание, и ему стало холодно и неуютно от пустоты, которую не могли заполнить ни развлечения, ни выпивка, ни ласки сильных, как молодые бычки, любовников. Джеку было неприятно, но он продолжал пристально вглядываться в глубину потаенных желаний этой еще нестарой женщины.

— Мне кажется, что ее будущее — это я, — произнес Капитан.

— Она еще совсем молодая, — задумчиво сказала княгиня. — Вы познакомились так романтично…

— Ну и что?

— Романтика проходит, остается проза жизни. Она привыкла к роскоши, к почету и уважению других. Вряд ли ты, Джек, сможешь ей это дать. Ника Эндфилд, жена «дракона»… Фу…

— Что дальше?

— Конечно, извини меня, но ты еще сам некрепко стоишь на ногах, и если когда-нибудь выйдешь в люди, все равно тебе не раз напомнят, что ты был нищим пилотом в Дальней Разведке. Выбирай то, что тебе по силам. Ты молодой, красивый, в меру богатый — тысячи женщин твоего круга будут счастливы быть с тобой.

— Мне нужна именно она.

— Только потому, что считаешь ее богатой? Я недооценила тебя, Эндфилд. Лазарев мне сказал не только о твоем происхождении… Вчера пришел из армии и уже пустился в авантюры и махинации.

— Успешные финансовые операции, — невозмутимо поправил ее Джек.

— Вот, значит, зачем… — взволнованно сказала Клавдия, прижимаясь к нему под недобрую музыку танго, в движениях танца, стилизованных под темную, безумную страсть.

Капитан чувствовал, как возбуждена она, как по ее телу бегут волны теплой истомы, как нестерпимо ноют губы и соски женщины.

— Хищник, охотник за богатством и титулами… — княгиня почти стонала. — Тем более ты выбрал не ту. До совершеннолетия Ника не может распоряжаться своими деньгами, кроме определенного завещанием отца ежемесячного небольшого содержания. Тебе нужна другая — умудренная опытом, богатая, могущественная, которая могла бы ввести тебя в круг немногих избранных, пусть даже как своего любовника. Джек, ты такой холодный… ну посмотри же на меня…

Внезапно музыка прекратилась.

— В чем дело, — прорычала княгиня, повисая на Эндфилде, повернув лицо к дочери. — Включи музыку.

— Нет! — ответила Ника твердо и решительно. — И вообще, спать уже пора, — добавила девушка.

Она бледнела и краснела, в такт волнам желания, пробегавшим по телу матери.

— Иди, в чем же дело.

— Дело в том, что тебе тоже пора, если не в кровать, то под холодный душ.

— Это еще почему? — поинтересовалась княгиня, но все же отпустила Джека.

— Иначе ты кончишь прямо сейчас…

Эндфилд вернулся к Нике, девушка крепко схватила его за руку.

— Пойдем, Джек.

36
{"b":"89664","o":1}