ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На следующий день наши гости улетели в Найроби, а мы возвратились в лагерь Эльсы. Три часа спустя пришла и она со львятами. Все были сыты после обильного угощения, которое мы им оставили накануне.

Поздно вечером вдалеке послышались голоса двух львов. Тотчас Эльса увела львят за реку и оттуда затеяла с чужаками разговор, который длился не один час. Днем, когда я пила чай в «кабинете», она явилась ко мне совершенно мокрая, без детей, но вскоре пришли и они. Мы чудесно провели вечер. Джеспэ вел себя как хозяин, он даже занял кровать Джорджа, который к тому времени уже уехал в Исиоло.

Ночью Эльса бродила вокруг лагеря и окликала детей. Львят не было слышно, и я забеспокоилась. А когда на следующий день Эльса пришла из-за реки одна, я совсем встревожилась. Но страхи мои были напрасны. Львята вскоре появились, а на следующее утро семейство чуть свет потребовало завтрак. Два часа они жадно уничтожали мясо, после чего удалились. По их следам мы с Тото дошли до гряды Ворчун. Эльса вскоре заметила нас, спустилась вниз и приласкалась ко мне. Джеспэ двинулся было за нею, но на полпути остановился и сел, поглядывая на нас со склона.

Как только мы вернулись в лагерь, приехал Джордж. Заслышав шум машин, тотчас явилась Эльса со львятами. Джордж сообщил, что утром из Лондона прилетают Дэвид Аттенборо и Джеф Маллиген. Надо будет встретить их на ближайшей посадочной площадке.

Мы уже давно переписывались с Дэвидом Аттенборо, он собирался снять для Би-би-си фильм про Эльсу и львят. До сих пор мы не принимали таких предложений, боясь, что появление киноэкспедиции взбудоражит Эльсу. Если приедут два человека, это не так уж страшно, только надо позаботиться об их безопасности. Что ж, один будет ночевать в моем лендровере, а второй — в палатке, установленной на грузовике. Обе машины стояли рядом за колючей оградой. Еще одна палатка будет служить гардеробом, ванной, лабораторией, складом.

Ночью из-за реки донеслось рычание чужого льва. Эльса тотчас отправилась ему навстречу. А утром (это было 13 сентября) Джордж позвал меня из своей палатки, и там я увидела Эльсу. Она была в ужасном состоянии. Голова, грудь, плечи, лапы покрыты кровоточащими ранами, вид совершенно больной. Я опустилась рядом с нею на колени, чтобы осмотреть раны. Эльса только движением глаз дала понять, что видит меня.

Это было совсем неожиданно. Ведь ночью мы ничего не слышали, никаких намеков на схватку.

Я хотела осмотреть раны, но Эльса, преодолевая боль, поднялась на ноги и медленно побрела к реке. Тогда я взяла таблетки, чтобы подложить ей в мясо. Может быть, хоть таким способом удастся предотвратить заражение, раз она не позволяет прикоснуться к ранам. Минут двадцать искала я Эльсу, но ее нигде не было. Оставив Джорджа разыскивать львят, я отправилась встречать наших гостей. Да, неподходящий момент для посетителей, тем более кинооператоров. Как бы не вышло так, что им нечего будет снимать. Я сообщила им эту неутешительную новость и вскоре поняла, что в лице Дэвида и Джефа нам посчастливилось узнать людей, по-настоящему любящих животных.

Когда мы приехали в лагерь, Джордж уже вернулся, так и не разыскав львят. Пока гости устраивались, я опять отправилась за Эльсой и на этот раз нашла ее под кустом по соседству с «кабинетом». Дышала она очень тяжело-и не пошевельнулась, когда я стала сгонять мух с ее ран. Я вернулась в лагерь за водой и за мясом с таблетками. Дэвид тотчас вызвался помочь мне и донес до «кабинета» таз с водой.

Никогда еще я не видела Эльсу в таком плачевном состоянии. Она не могла даже поднять головы, и мне пришлось помочь ей напиться. Когда она принялась за мясо, мы ушли, так как она ясно дала нам понять, что наше присутствие мешает ей.

Мы сделали для Эльсы все, что могли, и теперь я отправилась с Джорджем за реку искать львят. Мы стали звать Джеспэ, перебирая все слова, которыми обычно окликали Эльсу. Наконец за кустом заметили одного львенка, но он тут же бросился наутек. Чтобы не пугать львят, мы возвратились в лагерь, надеясь, что они сами придут к матери. Первым объявился Джеспэ. Около шести часов вечера он пересек реку и подбежал к Эльсе. В это время с того берега донеслось мяуканье второго львенка. Эльса через силу спустилась к воде и позвала его. Это был Гупа. Увидев мать, он решился переплыть реку. Я принесла им мяса, и львята жадно принялись есть, но Эльса к нему не притронулась. Пока Джеспэ и Гула управлялись с мясом, мы отправились с гостями погулять вдоль реки. А когда вернулись, то, к своему удивлению, увидели Эльсу на крыше лендровера перед нашими палатками. Мы сели ужинать в нескольких метрах от нее, однако она не обращала на нас никакого внимания. Нас очень беспокоило отсутствие Эльсы-маленькой, но и она явилась в лагерь вскоре после того, как мы легли спать. Сразу после полуночи семейство ушло, а затем мы услышали голос свирепой львицы.

Днем Эльса не показывалась, так как свирепая львица все еще держалась поблизости. Джордж видел ее на Больших скалах. Она рычала и в следующую ночь. Мы волновались за Эльсу, и, как только рассвело, Джордж отправился вдоль берега в одну сторону, а я вместе с Македде, Нуру и одним объездчиком — в другую. На всякий случай мы захватили с собой питьевой воды. В километре от Пограничной гряды мы нашли след Эльсы. Так далеко она еще никогда не забиралась. Я позвала ее, она вышла из-за скал и, убедившись, что все спокойно, вывела львят. Они так хотели пить, что чуть не вырвали у меня из рук пластмассовый тазик, в который я наливала воду.

Когда мы отправились в обратный путь, Эльса и Джеспэ стали недоверчиво обнюхивать объездчика. Я посоветовала ему не двигаться, и он стоял как вкопанный, но по лицу было видно, что ему не по себе. Улучив миг, я послала его вперед вместе с Македде.

Раны Эльсы немного поджили, но она все еще нуждалась в лечении. Мне пришлось долго уговаривать семейство, прежде чем они согласились идти с нами, и мы не спеша двинулись к лагерю. Нуру нес мое оружие. Потом я отправила его вперед и попросила предупредить Дэвида о нашем приходе, чтобы тот смог снять Эльсу со львятами во время переправы через реку. Но, оставшись одна, я почувствовала себя как-то неуверенно. И совсем расстроилась, когда увидела, что сбилась с пути. Был полдень, самая жаркая пора, львы поминутно останавливались в тени отдышаться. Разумнее всего было бы отыскать ближайшую лаггу и по ней спуститься к реке, а там уж нетрудно будет найти дорогу. Вскоре я набрела на узкое высохшее русло и пошла между его крутыми берегами. Эльса шагала следом, чуть дальше трусили львята. Вдруг на повороте я лицом к лицу столкнулась с носорогом. В таких случаях обычно советуют «быстро отскочить в сторону, пропуская мимо себя атакующего зверя». Но «быстро отскочить» было некуда, я повернула обратно и побежала, за мной по пятам гналось пыхтящее чудовище. Приметив боковую лощинку, я свернула туда и оказалась в буше. Видно, в эту секунду носорог заметил Эльсу. Он ринулся вверх по противоположному откосу. Я была спасена. Хорошо, что Эльса не бросилась за ним, ведь обычно она не пропускала ни одного носорога.

А через несколько секунд я, к своей великой радости, увидела идущего нам навстречу Нуру. Только я хотела поблагодарить его за то, что он примчался мне на выручку, как Нуру сказал, что тоже спасался бегством от носорога. Мы от души посмеялись над своими страхами и вместе пошли домой.

В лагере никого не оказалось. Узнав от Македде, что Эльса нашлась, Джордж, Дэвид и Джеф поспешили мне навстречу. Я послала за ними объездчика, а Эльса и львята тем временем затеяли игру в реке, освежаясь после долгого перехода по жаре. Потом они утащили в заросли козью тушу и оставались там допоздна, а около полуночи ушли за реку.

Чувствуя, что на следующий день нам удастся начать съемки только под вечер, мы с утра пошли снимать даманов на скалах. Вернулись усталые, распаренные, закусили и спустились в «кабинет», где нас уже ждали раскладушки. Дэвид, Джордж и я легли отдыхать, а Джеф стал заряжать камеры. Я задремала, но вдруг проснулась от толчка. Эльса, вся совершенно мокрая, сидела на мне и нежно облизывала, придавив меня своим весом. Дэвид мигом перемахнул через Джорджа, подбежал к Джефу, и сразу застрекотали камеры. А Эльса прыгнула на Джорджа, приласкалась к нему, потом важно направилась к палаткам и легла отдыхать в одной из них. Гости ее совершенно не смущали. Вечером, когда мы сели за стол, Эльса вышла из палатки, где отдыхала вместе с Джеспэ, и проследовала почти у самых ног Джефа с таким видом, будто его и не существовало.

27
{"b":"897","o":1}