ЛитМир - Электронная Библиотека

Асмунд был неплохим парнем, не обижал ее, почти никогда не кричал, дарил безделушки, иногда привозил что-то дорогое. Но и он, кроме постели, обеда и чистой одежды, ничего от нее не хотел.

Благодаря тому, что она была свободной, никто не мог взять ее как рабыню, но долго так продолжаться не могло. Свободных не трогали, но все-таки это Зона, а она – женщина.

– Как ты себя чувствуешь?

– Нормально…

– Здорово ты их отделал.

– Да уж… отделал.

Лада нахмурила брови.

– Или ты, или тебя.

Нэд не ответил, переступил с ноги на ногу. Взгляда больше не прятал, как при первой встрече, но и распускать язык не спешил. Лада посмотрела на широкие плечи, сильные руки, напряженные после тренировки мышцы.

– Теперь ты гладиатор.

Нэд скривил губы.

– Какой я… впрочем, наверное, так.

– Я живу у фабрики. Хочешь зайти ко мне?

– Да. Но не сейчас. Мне надо поработать.

Лада провела рукой по стене, помолчала. Нэд повесил полотенце на веревку – сохнуть, – потер руки, они болели после тренировки.

– Казимир от меня отстал. Даже не подходит.

Нэд пожал плечами, не зная, что сказать. Исподтишка следил за гостьей. Та чувствовала себя не своей тарелке, медлила, словно чего-то жала.

– Как ты здесь оказалась? – вдруг спросил Нэд.

Лада вздрогнула, подняла на него глаза.

– Я?.. Давно… Четыре года назад мой дядя приехал сюда. Он открыл пивной ларек вместе с Назаром. Тот хорошо знал Виконта, через него какие-то делишки обделывал. А потом… – Лада опустила голову, – его убили. В Ламакее. Назар говорил, старые долги…

– Прости.

– Да ладно… – Лада вытерла глаза. – Береги себя. Гладиаторы, даже свободные, долго не живут.

Она вдруг подошла к Нэду вплотную, обхватила руками шею и поцеловала в губы. Не успел тот опомниться, как девушка выбежала из гаража.

«Шальная…» Нэд накинул майку и пошел в сарай. Его ждали книги…

Утром механики выгнали из гаража отремонтированный «союр» – огромный шестиколесный трейлер с четырьмя дверцами, двойным спальным местом, холодильником и багажным отделением, где обычно боевики возили оружие, боеприпасы и водку.

Едва машина скрылась за поворотом, к гаражу подъехал джип. Стас сразу узнал внедорожник Глеба – камуфлированный «маног» с открытым верхом. На турели пулемет, передние дверцы сняты, задние приварены.

Глеба в поселке боялись все. Он начал работать на Виконта пять лет назад и сразу занял особое положение. В нескольких стычках с бандами показал редкое умение работать с оружием, а в драке с ныне покойным Джоном Драконом – здоровенным негром из Нью-Йорка – искусство рукопашного боя.

После этого ни у кого не возникало мысли попробовать перечить ему. Ходили слухи, что Глеб – офицер спецназа из Америки или Магриба. Кто-то клялся, что тот контрразведчик Ламакеи. Правду, понятное дело, никто не знал, и дальше догадок, домыслов и слухов осведомленность боевиков и жителей поселка не шла.

Он никогда не демонстрировал своего превосходства, не орал, не играл мышцами, хотя мог затмить многих здоровяков в банде. Однако его вечная улыбка, неизменное пенсне наводили страх на многих.

С Глебом приехал высокий широкоплечий человек с сединой на висках, обветренным лицом и двумя резкими складками у носа. Слегка прищуренные глаза мрачно смотрели из-под густых бровей.

Глеб взмахнул руками, разгоняя кровь, спросил Стаса:

– Где Нэд?

– К реке ушел, тренируется.

– Да? Молодец. Вот ему спарринг-партнер. Придет, скажи, пусть вместе тренируются. И поосторожнее, чтоб не покалечили друг друга… раньше времени.

Глеб хлопнул седого по плечу и полез в машину. Стас и новый гладиатор смотрели вслед джипу, пока тот не скрылся за домами.

Нэд пришел через два часа. Взмыленный, словно из бани. Лицо красное, грудная клетка ходит ходуном, руки подрагивают. У ворот скинул старый рюкзак, набитый мелкой галькой, и сел на деревянный настил.

Из гаража выглянул Стас.

– Долго ты. А к тебе гость.

Нэд с трудом повернул голову. К нему подошел седоватый мужчина.

– Ну, привет, что ли.

Нэд кивнул, сил на разговоры не хватало.

– Теперь я вроде как твой напарник. Личное распоряжение Виконта.

– Зачем?

– Не знаю. В Ягдари вместе выступать будем. Меня зовут Мечислав.

Кое-как встав, Нэд протянул руку:

– Нэд. Я тебя помню, вместе сидели в подсобке.

– Да. Удивил ты нас тогда. Я боялся, меня против тебя поставят.

– Все могло быть. Сегодня поздно, начнем с завтрашнего утра. Ты готов?

Мечислав пристально посмотрел на Нэда, вздохнул.

– Я готов, куда же деваться?

– …Ягдари – это серьезно. Ушастик отремонтировал старый спорткомплекс и содержит бойцов пятнадцать. В основном мужики, но есть две женщины, даже бойцовские собаки.

Они сидели на дальнем конце поселка, у крайних деревьев рощи. Мечислав озабоченно осматривал запястья рук, покрытые ссадинами, одновременно пересказывал все, что знал о гладиаторских боях и «забое» в Зоне.

– Но Ягдари мелочь по сравнению с Прайдой.

– А что в Прайде?

– У Ролки там целый стадион. Чистенький, ни одной поломки. Вот там и проходят самые крупные состязания гладиаторов. Человек по сто выходят на поле. В позапрошлом году была схватка двадцать на двадцать. Целое сражение! С палками, топорами…

– Занятно… – отвлеченно промолвил Нэд, думая о чем-то другом.

– Еще работать будем?

– Хватит на сегодня, а то завтра не встанешь.

Мечислав облегченно вздохнул, посмотрел на лежащие в ногах палки, ножи, самодельные лапы и простые защитные средства: каска, протектор, щитки. Умом он понимал, что от тренировок зависит его жизнь, но сил не осталось даже встать.

– Ты не пробовал уйти?

Вопрос застал Мечислава врасплох. Пристально глядя в глаза Нэда, он осторожно сказал:

– Это самоубийство. Убежишь из поселка, догонят по дороге. Даже если пересидеть день-два в лесу, можно сдохнуть от голода. До Ругии далеко, а в Ламакею лучше не лезть.

– Летом в лесу от голода сдохнуть нельзя. – Нэд собрал амуницию и оружие в кучу и убрал в мешок. – До Ругии полсотни километров – за три дня можно дойти…

Мечислав глянул по сторонам и вперил взгляд в Нэда.

– Ты хочешь?..

– Не знаю. В Ругии мне делать нечего.

– Лучше на эту тему не говорить… без твердых намерений.

Нэд кивнул, закинул мешок на плечо.

– Пошли…

Назойливый зуммер телефона поднял Виконта с постели. Схватив трубку, он ткнул непослушным спросонья пальцем кнопку и недовольно буркнул:

– Ну?..

Теплая женская рука обхватила его живот, спину ожгло горячее прикосновение губ.

В трубке гремел мужской голос.

– Чего?! – Виконт отбросил легкое покрывало и сел. – Когда?

Продолжая сжимать трубку, вскочил, достал свободной рукой одежду и стал спешно одеваться. Джинсы никак не налезали, он чертыхнулся, наступил на штанину и неловко упал обратно на кровать.

– Выезжаем! Держитесь там! Хирургу сообщите!..

Виконт быстро набрал номер, от нетерпения высовывая язык, и, едва его собеседник взял телефон, прокричал:

– Тревога! Быстро, сорок человек к выезду. Тяжелое оружие, пулеметы. Через пятнадцать минут у штаба!.. Потом… Я сказал – потом, людей готовь!

Отбросив телефон, мгновенно натянул брюки, схватил носки. Из-под покрывала вылезла женская голова. С удовольствием зевнув и томно изогнув тело, женщина спросила чуточку хриплым со сна голосом:

– Что там?

– А, блядь!

От резкого движения носок треснул, из дырки вылез большой палец. Виконт отбросил носки, сунул ноги в кроссовки, накинул майку, наплечную кобуру, сунул туда «стечкин», на ходу схватил безрукавку и пинком открыл дверь.

Женщина села, откинула покрывало, обнажив стройное тело, соблазнительно скрестила длинные ноги и насмешливо следила за метаниями Виконта.

– Тебя скоро ждать, дорогой?

Виконт на миг затормозил на пороге, повернул голову:

11
{"b":"8973","o":1}