ЛитМир - Электронная Библиотека

Водитель джипа махнул рукой: мол, топайте, завел машину и отогнал ее ближе к зданию.

У дверей дежурили три боевика. Нэд обратил внимание на одинаковую одежду и вооружение бандитов. Темно-зеленые брюки, такого же цвета майки и легкие брезентовые безрукавки цвета хаки с множеством карманов – своеобразный разгрузочный жилет. На плече у каждого АКМС, на разгрузке по две гранаты, у старшего из кармана торчала радиостанция. На головах кепи козырьками назад.

Оскар поднял руку в приветствии.

– Здорово, Збыслав. На страже?

– Есть такое… Новичков привел?

– Наши бойцы.

Збыслав с интересом посмотрел на гладиаторов.

– Я не видел их раньше… Как у вас дела? Слышал, гремели недавно.

– Было дело. Мы пройдем, покажу им место.

– Валяй. Пусть поглядят, что их ждет…

Он дал знак, и охранники пропустили гостей внутрь.

– Здесь раньше завод был. Не помню, что выпускали. Во время войны несколько бомб угодили, крышу снесло. А Ушастик лет семь назад велел переделать под «забой».

Они прошли по лестнице на второй этаж и свернули в длинный коридор. Оскар уверенно провел их к входу на зрительный ярус. Раскрыл двустворчатую дверь и прошел дальше.

– А вот и арена.

Нэд с Мечиславом подошли к ограждению и посмотрели вниз. На первом этаже в центре огромной площадки стоял ринг. Большой четырехугольник семь на семь. Вместо канатов металлическая сетка двухметровой высоты. Поверху сетки окантовка из резины. Пол ринга деревянный, входная дверца с правой стороны. А вокруг – места для зрителей. Нэд насчитал восемь рядов и целый ярус на небольшом возвышении. Второй и третий этажи сплошь усеяны креслами, на противоположной стороне огромное табло. Крыши нет, наверху установлены прожектора и лампы – бои проходят и ночью.

– Полторы тысячи вмещает. Бои, бывает, по два дня идут.

Гулкое эхо голоса прокатилось по зданию и ударило со всех сторон. Где-то наверху ветер с воем летал по узкой длинной трубе, и пронзительный свист вызывал дрожь.

Мечислав с Нэдом молча обозревали арену. Глаза скользили по стенам, изукрашенным надписями и вывесками, по рядам, замыкавшим ринг в кольцо, по десяткам ламп и прожекторов. Прямоугольник чистого неба выглядел чужеродным в черно-сером колоре здания.

Мечислав заметил небрежно брошенные носилки неподалеку от ринга.

– Отсюда живым кто-нибудь выходит?

– Только победители. Остальных уносят.

– Куда?

Оскар хмыкнул:

– В ближайшую подворотню. Там всегда грузовик стоит. Трупы свозят за город, на свалку. Сбросят в яму, бульдозер немного землей присыплет, и все. Когда ехали, свору собак видели? Это они на свалке трупы достают.

Мечислав зябко поежился, на угрюмом лице проступило смятение. Он глянул на Нэда. Тот спокойно осматривал этажи, но, видимо, мыслями был далеко отсюда.

– Ладно, хватит. Завтра насмотритесь. Может, в последний раз… Давайте на базар. Заодно и поедим.

– Что за базар? – перестав созерцать арену, спросил Нэд.

– Увидишь… – загадочно ответил Оскар.

Базар был с другой стороны города, джип то и дело останавливался – дорога была заполнена машинами. Огромные «союры» и «мерседесы», юркие «котоны», пятнистые «маноги», «мустанги» бандитов спешили на базар и от него. По тротуарам пролетали мотоциклисты на своих «ямахах», «харлеях», «самватах».

Кое-как вырулив с дороги, Ковун повел джип дворами, и вскоре машина выехала на окраину огромного поля. Они затормозили у ограды, Оскар выскочил из машины и сказал:

– Пошли. Полюбуетесь базаром.

Нэд с Мечиславом немного отстали от боевика. Мечислав негромко проговорил:

– Слышал я о базаре. Но не думал, что он такой… гигантский.

– Где слышал?

Мечислав помрачнел, нехотя ответил:

– Давно, еще дома.

– В Ругии?

Мечислав кивнул. Нэд посмотрел на приятеля. Обычно тот не вспоминал прежнюю жизнь.

– Вся зараза здесь… А в Арланде всем наплевать, – бурчал под нос Мечислав. – Боятся…

– Чего?

Мечислав не ответил, Нэд видел, как шевелились его губы: тот беззвучно ругался.

Они шли по базару вдоль широченной грунтовой дороги, глядя по сторонам. Нэд потрясенно крутил головой, не в силах представить такое.

Здесь торговали решительно всем: оружие от пистолета до гранатомета; машины всех типов, моделей, размеров, к ним топливо и запчасти; электронная техника – магнитофоны, телевизоры, видеоплееры, холодильники; одежда, обувь, продукты, вода, спиртное, сигареты.

Отдельно продавали косячки: сигаретки с марихуаной, анашой, кроме того: гашиш, насвай и другие наркотики – легкие, не дающие сильного привыкания.

К наркотикам в Зоне отношение было своеобразное. Никто никому не запрещал: хоть обкурись, хоть обжуйся, но попробуй на боевые выйти обкумаренным! Вытолкают в шею, не дадут денег и сошлют рабов пасти на плантации. То же самое касается спиртного.

Гладиаторы шли за Оскаром, не успевая вертеть головой. Народу здесь много: торговцы, покупатели, почти все боевики, но были люди и из Ламакеи. Тут же сновали торговые посредники, помощники главарей бандитов по хозяйству, отчаянные журналисты со всех стран, вольные рабочие с фабрик, плантаций, соседних поселков и деревень. Кто ходил один, кто со свитой охраны и помощников, все высматривали, ощупывали, вынюхивали – в прямом смысле – и неторопливо топали дальше.

Нэд не отрывал глаз от длинных столов и широких брезентовых покрывал, на которых были разложены образцы оружия. Пистолеты, револьверы, пистолет-пулеметы, автоматы, винтовки, пулеметы ручные и станковые, гранаты, подствольники, РПГ одноразовые, РПГ-7, ПЗРК, для любителей – АГС,[6] безоткатные орудия… Боеприпасы, ЗИПы, масленки…

Много оружия импортного, но, как заметил Нэд, в Зоне предпочтение отдавали отечественным маркам. Авторитет «калашникова» неоспорим, его имеет каждый боевик, АКМС или АКМ – все предпочитали калибр 7,62.

Пистолеты на любителя – «магнумы», «кольты», «беретты» соперничали с «ТТ», «заурами», «вальтерами». Но и здесь первенство держал «стечкин» – надежная машина для ближнего боя.

Помимо отличных характеристик был еще один момент – боеприпасы для родных стволов стоили несоизмеримо меньше, чем зарубежные.

Нэд шел вдоль рядов, с интересом глядя на образцы, и не замечал пристального взгляда Оскара. Тот не спускал с найденыша глаз: Глеб предупреждал его, чтобы он присматривал за парнем, но не мешал, если только тот не попробует бежать.

Нэд вдруг остановился у одного стола, взял небольшой плоский пистолет с широкой рукояткой, вытащил пустой магазин, оттянул затвор, навел ствол на небо.

– Нравится? – лениво спросил торговец, невзрачный мужичок лет сорока с хитрым прищуром карих глаз.

– ПСС?

– Угу. Работал?

Нэд вздохнул, положил пистолет обратно, пожал плечами. На лице возникло виноватое выражение.

– Интересная штучка. А что никто не берет? – Оскар встал рядом. – Я такого и не видел.

– Бесшумный, шесть патронов, калибр 7,62. А не берут, потому что патронов всего двадцать штук.

– Что так мало?

Торговец развел руками.

– Не достать. Им спецы Ругии вооружены, а они их берегут.

– Трофей, – предположил Оскар. – Сколько просишь?

– Штука зеленью.

– Ого?.. Да ты сбрендил!

– Я это слышал сегодня раз пять. Не хочешь, возьми другое.

Оскар толкнул Нэда в плечо и зашагал дальше. Тот послушно зашагал рядом. В его голове вновь замелькали цветные картинки, в какой-то момент картинка встала, и он увидел этот пистолет в руках какого-то парня. Но ни его лица, ни его фигуры не различил. А потом картинка исчезла. Наваждение…

Торговые ряды отошли вглубь. Пошли крытые фургоны и разборные брезентовые палатки. Оскар с Мечиславом странно оживились, завертели головами.

– Что здесь?

– О-о… здесь самое интересное. Бабы.

Нэд удивленно вскинул голову.

– Как… бабы?

Вплотную к брезентовым палаткам стояли грузовики. Дверцы кузовов открыты, проемы занавешены брезентом. К палаткам и машинам то и дело подходили покупатели – в основном боевики, – исчезали за занавесками. Слышались голоса, смех.

вернуться

6

Подствольник – подствольный однозарядный гранатомет. Крепится к автомату или автоматической винтовке. АГС – автоматический гранатомет станковый.

14
{"b":"8973","o":1}