ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кто ты такой? Как зовут?

Пленник взглянул на Виконта, наморщил лоб, словно вспоминая что-то, и неуверенно вымолвил:

– Не… Не знаю… – В глазах появилось напряжение. – Я не знаю…

Глеб коротко хохотнул.

– А имя?

– Имя? Мое?.. Не знаю…

Его глаза блуждали, смотря то на боевиков, то на машины, на дома, на труп собаки, которую так никто и не удосужился убрать.

Виконт повернул голову к Глебу:

– Что скажешь, спец?

Глеб подошел вплотную к пленнику, смерил его подозрительным взглядом. Потом посмотрел на руки, провел пальцем по щеке, понюхал его.

– Диж, ты что в мешке таскал?

– Сахар.

– Тьфу, дрянь! Эй, склеротик, скинь рубашку.

Незнакомец недоуменно посмотрел на боевика, расстегнул застежки и стащил джинсовку. Глеб обошел вокруг, сильно надавил на правое плечо, приказал показать ладони, ткнул кулаком в живот, хмыкнул.

– Здоровяк…

Диж следил за действиями Глеба с любопытством – о таланте зама по безопасности в банде ходили легенды, – потом махнул своему водителю и указал на труп собаки. Тот понятливо кивнул, отошел в сторону, и через минуту пожилая женщина утащила убитое животное с площади.

– Значит, так… – Глеб снял пенсне, потер переносицу и водрузил стекла обратно. – По крайней мере месяц не брал оружие в руки. А то и больше. Следов, точнее, синяков нет, на ладонях пороховой налет отсутствует, а мозоли здоровые. Качок – штанга, турник, может, с лопатой работал. Мышцы в тонусе, тренирован хорошо. Одежда чистая, следов оружейной смазки нет, порохом не пропахла. Действительно чистенький. А нож хороший…

– Нож оставь. Что скажешь, может он быть из какой-то банды?

– Все может быть. Татуировок нет, это странно. Шрамов нет, следов пулевых ранений не видно, если только на ногах. – Глеб встал перед пленником, вперил в него пристальный взгляд. – Как имя?

Незнакомец невозмутимо смотрел в глаза дознавателя, тщетно пытаясь сообразить, что сказать. В голове кавардак, мысли скачут с бешеной скоростью. В мозгу мелькают образы, обрывки воспоминаний, словно кубики мозаики. Попытка зафиксировать отдельную мысль оканчивается тем, что та попросту сбегает. Что-то огромное возникает перед глазами, брызжет искрами, слепит, заставляя морщиться от странной боли в голове.

«Я! Кто я?»

«Кто?.. кто… – несутся вскачь мысли. – Откуда?.. Где я?..»

– Где я? – спросил незнакомец.

– М-да… – протянул Виконт. – Глеб, как думаешь, он не кривляется? Может, подставили его нам?

– С такой легендой? – усомнился Глеб. – Глупо. Даже если рассчитывали на нашу реакцию… Слишком мудрено. Да и кто способен на такое? Уж не Ролка с Гравом.

Виконт прикусил губу, рассматривая странную добычу. Своих умозаключений о возможной связи Грава с ламакейскими спецслужбами он никому еще не высказывал. Но Глеб прав – этот заторможенный здоровяк мало походил на шпиона.

– Где ты живешь? В каком городе? Как зовут твоего друга? Подругу?.. Грава знаешь? А Ролку? Тра? Ушастика? Ты ругийский язык понимаешь?.. А на каком тогда говоришь? Виконт, этот придурок совсем мозги потерял, – раздраженно бросил Глеб. – Диж, ты его ничем не приласкал? Прикладом, например?

– Нет…

Глеб дотронулся до ссадины на лбу незнакомца. Заставил того склонить голову, пальцами ощупал макушку и затылок.

– Шишка небольшая на затылке… Ну, это мог и стукнуться, когда на асфальт летел. Sprehen sie deutsch?

– Ja, – вдруг ответил незнакомец.

– О! Хоть что-то. Do you speak english?

– Yes.

– Та-ак, – довольно проурчал Глеб. – Parlo italiano?[2]

– Что?

– Англия – это что?

Пленник наморщил лоб, тщетно пытаясь понять суть вопроса.

– Я… Англия… Это, наверное… это страна?

– Ага-ага! – Глеб прямо-таки потирал руки от удовольствия, не отрывая глаз от лица пленника, следя за каждым движением мускулов, дерганьем зрачков и взмахом бровей. – А это что?

Он указал на автомат, висевший на плече боевика.

– «Калашников», – без запинки ответил пленник.

– Это?

– «Стечкин».

– Это?

– Пулемет НСВ.

– Там?

– Машина. Джип.

– Как называется?

– Не… знаю.

– Это что? – ткнул пальцем в джинсы Глеб.

– Брюки. Джинсы.

– Где мы стоим?

– На улице… – Пленник глянул по сторонам. – Деревня…

Виконт, Диж и боевики с удовольствием наблюдали, как Глеб раскручивает незнакомца.

– Из какого города приехал?

– Э-э… не знаю.

– Из какой страны?

– Не знаю…

– Whom do you work for?

– Don’t know.[3]

Через минуту Глеб довольно хлопнул ошарашенного незнакомца по плечу и повернулся к Виконту:

– Амнезия. Контузия ударной волной или от удара об асфальт… Забыл начисто все о себе, о стране, о языке. Знает английский, немецкий. Разбирается в оружии, по крайней мере по названию.

– Ну и кто он, по-твоему?

Настал через Глеба пожимать плечами:

– Не поймешь. Не военный точно. И не боевик. На шпиона не похож. Репортер, зевака, турист…

– Даже имя забыл, – вставил Диж.

Виконт глянул на часы, задумчиво побарабанил по стеклу циферблата, вопросительно посмотрел на Глеба. Тот понял немой вопрос.

– Без оружия был. Здоровый… пригодится. Выставим на схватку, пусть попробует себя. Или вон в гараж, Корень все жалуется, что механиков нет.

Виконт повернулся к пленнику:

– Машину умеешь водить?

– Д-да… вроде. – В голове вновь промелькнула мозаика образов и воспоминаний. – Могу…

Пленник поймал взгляд лысого с окладистой бородой бандита, который привез его сюда, попробовал уловить хоть одну мысль. Но в голове словно сквозняк гулял, выдувало даже подобие воспоминания.

– Ладно! – Виконт ткнул пальцем в грудь Гента. – Отведи его к Корню, пусть посмотрит, на что он сгодится. Если Корень возьмет, пусть пока там работает. А нет, действительно на бои выставим. Все.

Бородач согласно кивнул и толкнул пленника в спину.

– Топай, чувак. Черт, как же тебя называть?

Пленник открыл было рот, желая назвать имя, но в последний момент замер – оно так и не всплыло в памяти.

Глеб покачал головой, насмешливо бросил:

– Найденыш… нет, слишком длинно. Найд, Над…

– Нэд, – подсказал Диж, – на американский манер.

– Во! Нормально. Добро пожаловать, Нэд, в самое веселое место на планете. В Зону.

Новоявленный Нэд глухо спросил:

– А что такое – Зона?

Глеб, Диж, Гент и даже Виконт дружно рассмеялись.

– Зона – это рай для ее хозяев… и ад для всех остальных!

Раскаленное оранжевое солнце жарило беззащитную землю, превращая ее в потрескавшееся бетонное поле. Листва на деревьях пожухла, увяла, кустарники и трава стали меньше в размерах, тоньше, спасаясь от убийственного пекла. Все живое пряталось от небесного убийцы в тень, только по необходимости выходя из укрытий и тут же спеша обратно.

Кто-то открутил вентиль трубы до отказа, и вода из старого шланга под чудовищным напором била в разные стороны. Резиновый змей метался по земле, обдавая брызгами всех, кто проходил мимо.

Сначала забавлялась немногочисленная ребятня, подставляя обгорелые плечи под живительную влагу, потом подошли боевики, пацанов как ветром сдуло. Хотя кому-то большие дядьки были отцами, но встречаться с ними лишний раз ни у кого желания не возникало.

Бандиты сперва окатили из шланга машины, сбивая пыль с бортов, потом перешли друг на друга. Детский смех и визг сменили рев и мат луженых глоток, привыкших единым духом выпивать по литру пива.

В центре маленькой площади постепенно натекла лужа, кроссовки и берцы месили грязь, кого-то столкнули в черную жижу, в ход пошли шлепки, зуботычины, потом дело дошло до прикладов автоматов и лязганья затворов.

На шум из огромного здания гаража выглянул старый механик, невысокого роста узкоплечий мужичок с крючковатым носом. Маленькие глаза недобро посмотрели на боевиков. Он брезгливо сплюнул, старой промасленной тряпкой вытер обильный пот на почти лысой голове, крикнул в темный проем ворот:

вернуться

2

– Ты говоришь по-немецки?

– Да.

– Ты говоришь по-английски?

– Да.

– Говоришь по-итальянски?

вернуться

3

– На кого ты работаешь?

– Не знаю (англ.).

3
{"b":"8973","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Точка обмана
Свой, чужой, родной
Мой личный враг
За гранью слов. О чем думают и что чувствуют животные
Роковое свидание
Царский витязь. Том 1
Американские боги
Как узнать всё, что нужно, задавая правильные вопросы