ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через несколько минут все было спокойно. Горе-налетчики, похитители беззащитных детишек, собрали свои кости и поковыляли к машине, беспрестанно ругаясь и кляня меня на чем свет стоит. Но мне до них не было никакого дела. Я подбежала к перепуганному Егору, жавшемуся к незнакомой тете.

– Я так за тебя испугался, – прошептал малыш, прижавшись ко мне.

– Ничего страшного пока не случилось, – сказала я, вытирая слезы малыша. – Было бы хуже, если бы они смогли осуществить задуманное.

– Я больше никогда не буду от тебя убегать, – прошептал мальчик, прижимаясь ко мне все сильнее.

– А я больше никуда тебя не отпущу. – Я обняла мальчика и почувствовала, как сотрясаются от плача его хрупкие плечики.

Егорка всхлипывал и говорил, что теперь он будет вести себя хорошо. Ведь если бы его похитили, папа очень бы расстроился. Я не знала, как его утешить, поэтому решила подождать, когда он сам успокоится.

– Давай не будем говорить об этом папе, – попросил меня малыш. – Он будет сильно ругаться и очень расстроится. Я буду хорошо себя вести, честное слово. Тетя Женя, пожалуйста!

– Хорошо, – согласилась я, решив, что здесь можно ему уступить, – это будет нашей маленькой тайной.

– Точно, – улыбнулся малыш.

Я ощутила, как по телу разливается тепло вперемешку с чувством облегчения и непонятной радости. Мне до ужаса нравилось прижимать к себе этого маленького человечка, чувствовать свою нужность. Еще никогда ничего подобного к своему клиенту я не испытывала.

– Пойдем домой, – предложила я Егорке.

– Да. – Малыш взял меня за руку и с силой сжал ее. – Знаешь, я правда так испугался…

– Я думаю, что мы это переживем. Верно?

– Обязательно, – согласился Панкратов-младший. – Я же все-таки мужчина, а не девчонка.

– Это точно.

Мы молча шли по изнывающему от жары Тарасову. Я держала маленькую ладошку мальчика и чувствовала, как он дрожит. Мне захотелось взять его на руки и прижать к себе, чтобы он немного успокоился, но я побоялась, что он воспримет это как оскорбление, поэтому приходилось удерживать себя от этого неведомого мне доселе желания.

– Ты научишь меня так же драться? – вдруг спросил Егор.

– Обязательно, – пообещала ему я.

– Я хочу есть и спать, – признался мне малыш, потирая кулачком свои красные от слез глаза.

– Придем домой, пообедаем, и ты ляжешь отдыхать, а вечером я буду учить тебя некоторым приемам. Договорились?

– Да, – заулыбался Егор.

Глава 3

– Все-таки хорошо оказаться дома, – с довольным видом сообщил Егор, едва мы переступили порог панкратовской квартиры.

– Да, наверное, – согласилась я с малышом. – Егор, а ты что есть-то будешь? А то глупая тетка из деревни совершенно не представляет, чем кормить молодых людей твоего возраста.

– Если честно, то я уже перехотел есть. Это с испугу вроде проголодался, а когда отлегло, то и есть расхотелось. Ты мне лучше сок выжми.

– Из памелы? – улыбнулась я.

– Не-е-е, – протянул Егор. – Я не люблю этот фрукт, это я так, чтобы поиздеваться над тобой. Но ты оказалась теткой что надо, поэтому я больше не буду тебя проверять. Ты мне подходишь. Думаю, что и моему папе ты тоже подойдешь. Надо будет покумекать с ним на эту тему, – многозначительно произнес Егор.

– Давай не будем торопить события, – предложила я. – Мы с твоим папой все же родственники, поэтому нам нельзя жениться, иначе плохо будет.

– Да какие вы родственники… – отмахнулся от меня Егор и ушел к себе, оставив меня посреди комнаты в некоторой растерянности.

Я пошла на кухню выполнять заказ малыша. В голове крутились совершенно ненужные мне сейчас мысли, которые зародились еще прошлым вечером. Но тогда еще я смогла отвлечься, а сейчас, после слов Егора, они вернулись снова.

«Женя, прекрати мечтать, – ругала я себя. – Панкратов-старший, несомненно, очень привлекательный мужчина. Он был бы таким, даже не имея столько денег, но ты при своей работе просто не имеешь права надеяться на что-то. Женя, ты прежде всего – телохранитель, а уж потом – женщина, со всеми желаниями, присущими ей. Мужики любят слабых женщин, им нравится их оберегать, а ты сама кого хочешь можешь спасти. Сила женщины заключается в ее слабости, но это, Женя, не про тебя». Так я уговаривала себя, пока делала сок для Егора.

Когда от двух сочных апельсинов осталась одна кожица, я подумала, что сок готов и пора нести его мальчику.

Егор непривычно тихо сидел в своей комнате. Я даже немного забеспокоилась, но, когда открыла дверь детской, поняла, в чем причина: мальчик мирно спал, свернувшись клубочком посреди огромной кровати. Я накрыла Егора легким пледом, провела рукой по непослушным темным волосенкам, которые немного слиплись от пота и смешно торчали в разные стороны. Мне почему-то захотелось поцеловать его в маленькую розовую щечку. Но я остановила себя в своем неожиданном желании. Егор – мой клиент, все сантименты я должна оставлять за порогом этой квартиры, иначе чувства захватят меня с головой, и я стану менее осторожной и внимательной, что просто недопустимо при моей не совсем женской работе. Вздохнув, я вышла из комнаты и направилась в зал, где так заманчиво стоял домашний кинотеатр.

«Может, Никита и прав, – вздохнув, подумала я, – может, во мне тоже есть этот самый пресловутый материнский инстинкт? Мне кажется, что я влюбляюсь не только в Никиту Андреевича, но и в его сына».

Я плюхнулась на мягкий диван, на котором еще вчера мы с Никитой сидели и пили вино. Легким движением руки я нажала кнопку пульта, и на экране появилась Джулия Робертс вместе с Ричардом Гиром. Я сделала то, что мне так и не удалось сделать вчера, – досмотрела «Красотку». Потом еще долго валялась на диване, изнывая от безделья. Я уже несколько раз осмотрела всю комнату, но только спустя некоторое время увидела телефон, лампочка на котором сигналила о том, что на автоответчике есть сообщение. Я подошла к аппарату и нажала кнопку.

«Привет! – услышала я. – Это Никита. Как у вас там дела? Надеюсь, что все хорошо. У меня пока тоже все неплохо, но, думаю, мне придется немного задержаться. Ты, Женя, не переживай, все будет оплачено. Егор, веди себя хорошо, помогай тете Жене. Целую. Пока. Да, чуть не забыл. На всякий случай, который, надеюсь, все же не настанет, запиши номер моего мобильника», – Никита продиктовал номер. На этом его сообщение завершилось.

Я пошла на кухню, чтобы приготовить нам с Егором ужин. Порывшись в ящиках и шкафах, я отыскала картошку, в холодильнике обнаружила кучу всяких соленостей и решила не мудрствовать лукаво. Картошку чистить просто ненавижу, да мне за это и не приплачивают, поэтому я поступила проще – помыла ее и поставила варить. В мундире.

За домашними хлопотами, которые вызывают у меня приступ аллергии, я даже не заметила, как ко мне подошел Егор. Малыш спросонья потирал глаза.

– Уже проснулся? – улыбнулась я ему. – Как спалось?

– Жарко. Пить хочу.

Егор полез в холодильник и вытащил оттуда коробку «J7».

– Егор, нельзя холодное пить, – проявила я заботу. – Заболеешь. Кстати, я ведь у тебя в комнате оставляла стакан сока.

– Я его выпил и все равно пить хочу, – закапризничал малыш.

Я налила в стакан сок и поставила его в миску с горячей водой, чтобы немного согрелся.

Утолив жажду, Егор сообщил мне, что отправляется смотреть телевизор. Я осталась доваривать картошку.

Я решила, что ужинать мы с Егором будем прямо в гостиной. Не знаю, принято ли здесь подобное, но мне было плевать. В конце концов, в ближайшее время хозяйкой этого дома буду я. Загрузив на поднос картошку и солености, я понесла все это в гостиную, где Егор смотрел «Короля воздуха». Я видела этот фильм раз пятнадцать, но не откажусь посмотреть снова. Мы уютно разместились с мальчуганом прямо на полу.

В какой-то момент я отвлеклась от экрана и посмотрела на соседний дом. Мне показалось, что… В тот же самый момент я поняла, что мне это вовсе не кажется. Резким движением руки я отбросила мальчика в сторону и прикрыла. Как раз вовремя. Оконное стекло разбилось вдребезги, а пуля просвистела прямо над нами.

7
{"b":"89731","o":1}