ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ясно, – отреагировал я.

Жора отлично помнит, как работали мы, как решали проблемы и не оставляли следов. И не имели конфликтов с милицией. Вот и хочет, чтобы я подготовил группу, чтобы в чем-то походила на нас.

Предложение, если брать по сути, выгодное. Будет спортзал, будет база, можно самостоятельно тренироваться. Да еще и деньги получать…

– Хорошо, сделаю. Но только это встанет в копеечку.

– Не вопрос, – обрадовался Жора. – Знаю, ты сильно загибать не будешь…

– Но и задешево готовить не стану.

– Сколько?

– Они будут проходить отдельные курсы, – пояснил я. – Стрелковая, тактика, владение холодным оружием и подручными предметами, прикладная рукопашка… Каждый курс по двадцать занятий. С одного человека за курс пятьсот баксов. С группы – четыре штуки. Четыре курса – шестнадцать штук.

Жора побарабанил пальцами по столу, прикидывая затраты, и согласно кивнул.

– Идет.

– Лады. Тир, зал, полигон, вся матбаза – ваша.

– Не вопрос. Что еще?

– Необходимо в конце курсов устроить стрельбу из разных видов оружия. То есть нужно стрельбище. Это отдельные занятия – пять или шесть, и отдельная плата.

– Договорились. Список матбазы дашь?

– Да. Предоплата за каждый курс.

– Не вопрос. По рукам?

Я пожал толстую лапу Жоры.

– Тогда дай знать, когда вы будете готовы. Три занятия в неделю. Можно и четыре.

– Устраивает. – Жора встал из-за стола, проводил меня до двери, выказывая уважение, и напоследок сказал: – Смотри. Пожелаешь вернуться – приму.

Я усмехнулся и не ответил. Жора не упустил случая забросить удочку. Так, на всякий случай. Вдруг дела пойдут так, что я окажусь на мели и вынужден буду искать приработок.

Такой вариант я не допускал ни при каких обстоятельствах. Возвращаться после прощания – плохой тон. Уходя – уходи…

В бухгалтерии мне вернули трудовую книжку. Я открыл ее, посмотрел на записи. Их всего три. Принят на должность сотрудника охраны. Переведен на должность начальника технического отдела и уволен по собственному желанию. Общий стаж – почти четыре года.

Когда я вышел из кабинета, меня окликнула секретарша:

– Артур, погоди. Тут с тобой хотят поговорить.

Рядом с ней стоял мужчина средних лет в темно-синем костюме, с небольшой папкой в руках. Рост немного выше среднего, фигура плотная, спереди чуть выпирает брюшко. Короткая стрижка, узкое интеллигентное лицо школьного учителя математики. Взгляд неприятный. Так смотрят следователи на подозреваемых. Очень сильно подозреваемых…

– Вы Томилин? – низким скрипучим голосом спросил он.

– Да.

– Я заместитель Чижмина по безопасности и новый директор охранной фирмы. Корешков.

Это я и так понял. По его виду и по тону. Непонятно только, что ему от меня надо?..

– Вы уволились из фирмы. По какой причине?

– По личной, – улыбнулся я.

– А поточнее… – требовательно спросил он, пристально глядя на меня.

– А поточнее только в аптеке, – с еще более лучезарной улыбкой произнес я и подмигнул секретарше. – Пока, Оль.

Корешков с несколько растерянным видом смотрел на меня, не зная, как реагировать на такую отповедь. Видимо, не привык, что ему перечат.

Сидевший у входа охранник всю эту сцену видел и смотрел на меня, слегка выпучив глаза. Я спокойно прошествовал мимо него к выходу, открыл дверь и вышел на улицу.

Вот и отработал свое. Еще одна ниточка, соединяющая меня с городом, лопнула. Предпоследняя…

* * *

– …Пятый курс, господа студенты, – это последний рубеж, который вам надо преодолеть, дабы стать дипломированными инженерами. А уж потом можете смело шагать на солнечную сторону, дабы стать «бизменом» и торговать шмотьем на высшем техническом уровне.

Последние слова профессора потонули в смехе и довольных выкриках. Студенческая братия веселилась. Начальник кафедры воспроизвел знаменитую шутку, ставшую популярной последние год-два.

Огромный четырехэтажный комплекс академии в солнечную погоду укрывал в тени весь двор и дорогу. Солнечные лучи падали только на другую сторону дороги, как раз туда, где последние годы в большом количестве стали возникать всякие ларьки, кафешки, киоски, торгующие тряпками, продуктами, соками-водами и пивом. Там возникла вотчина торговцев-бизнесменов, или «бизменов», как мы их называли.

С тех пор преподаватели на зачетах и экзаменах говорили нерадивым студентам:

– Молодой человек, может, вам имеет смысл сменить специальность и вместо того, чтобы грызть гранит науки и трепать нервы себе и другим, лучше пойти на солнечную сторону, заниматься бизнесом? Возможно, это у вас выйдет гораздо лучше, чем разбираться в хитросплетении схем и рассчитывать каскады…

– …А посему, уважаемые коллеги, – продолжал профессор, – прошу вас засучить рукава, собрать всю волю и закончить начатое четыре года назад. Тем более последний семестр самый короткий. А потом экзамены, практика и диплом. И гуляйте себе на все четыре стороны.

Этим напутствием заканчивалась последняя на сегодня лекция. Студены, весело гомоня, покидали аудиторию, устроив на выходе небольшую толкучку. Я подождал, пока все выйдут, и сам не спеша вышел из академии. И попал в объятия своих товарищей по скитаниям. Экс-путешественники стояли на ступеньках с такими мрачными лицами, что я не удержался от замечания:

– Что это, господа, вы не веселы? Чего носы повесили? Нагнал на вас профессор страху? Или жаль, что учеба заканчивается?

На шутку они не отреагировали, только Денис вяло скривил губы в невеселой усмешке. Лица у всех грустные, прямо-таки печальные. Может, что-то случилось?

– Артур, – подал голос Андрей. – Ты занят сейчас?

– Вообще-то да. Вы хотели поговорить?

– Угу.

Я вздохнул, глянул на часы.

– Ладно, давайте поговорим. Только где?

– Ко мне пойдем, – вставил Денис. – Здесь недалеко.

Жил он действительно недалеко, на соседней улице. Уютная двухкомнатная квартира, большой застекленный балкон, хорошая, почти новая мебель, современная техника. Видимо, родители Дениса были людьми обеспеченными, сделали сыну роскошный подарок.

Девчонки скрылись на кухне, сооружая нехитрую закуску, Андрей выставлял на стол закупленное по дороге пиво, Денис колдовал над музыкальным центром, ища нужную волну.

Минут через пять приготовления были закончены. В центре комнаты поставили низкий столик. На него водрузили бутылки с пивом и тарелки с чипсами и бутербродами. Все расселись по местам, но не спешили приступать к разговору. Смотрели то на меня, то друг на друга.

Я глянул на часы и сказал:

– Ну, так я вас слушаю, господа. Что вы хотели мне сообщить?

Затянувшуюся паузу прервала Оксана. Поправив упавший на лицо локон, спросила:

– Как у тебя дела, Артур?

– Нормально. Живу-поживаю, добра наживаю.

– А это… – взмахнул рукой Денис, – ну… чувствуешь себя хорошо?

– Да вроде…

– Никаких… – Он замолк, подбирая слова. – Ну, ничего такого?..

– Какого такого? – не выдержав, улыбнулся я.

Теперь замолк и он. Лена напряженно смотрела на меня с какой-то затаенной печалью, Андрей разглядывал бутылку пива, Оксана машинально поглаживала живот, сдувая непослушные волосы со щеки. Разговор не клеился. Они что-то хотели от меня услышать, но спросить напрямую не могли. Стеснялись, что ли?

Я вновь глянул на часы и решил перейти в наступление:

– Вот что, друзья, у меня и правда не так много времени, давайте перейдем к делу. Вы что-то хотели спросить? Спрашивайте, не стесняйтесь. За спрос не бьют в нос. Ну?

– Ладно, – махнул рукой Денис. – Я что хотел спросить… У тебя со здоровьем после всего этого как? Ничего не беспокоит, не болит?

– Нет.

– А?.. – Оксанка смешалась, порозовела. – По ночам ничего не снится?

– Кроме снов, ничего.

– Я имею в виду… ну…

– Он хочет сказать, – наконец раскрыла рот Лена, – что нас последние дни мучают сны. Не ужасы, не кошмары, а… словно мы по-новому переживаем этот провал. Очень назойливые видения. Неприятные.

4
{"b":"8974","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сумеречный Обелиск
Утраченный символ
И тогда она исчезла
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Расколотые сны
Любовь на троих. Очень личный дневник
Случайный лектор
Час трутня