ЛитМир - Электронная Библиотека

— К Сердцу идешь? — неожиданно спросил старик, и усмехнулся, видя, как вздрогнул витязь. — Ну вот, я ж говорю, что думы твои на лбу прочесть можно. Одного не пойму: зачем тебе Сердце? Ведаешь ли, что за силу потревожить вознамерился? Э-э-эх, сколько вас таких было, молодых да ранних, что стремились к Источнику древней мощи, в надежде получить ответ, обрести могуту великую… а то и подчинить, покорить… Да только где они все теперь?

— Где? — эхом откликнулся Велигой, сам не понимая, что тянет его за язык. — Где?

— О том разве что Боги ведают, — молвил старик все с той же слабой усмешкой. — Мало кто возвращался… мало. Вот уж истинно, идущий за шерстью вернется стриженым… а кое-кто уже и никогда не вернется.

— А те, кто возвращались? — спросил витязь, стараясь удержать на языке слова, но они вылетали сами, более не подчиняясь ему. — Что с ними?

— Зачем идешь к Сердцу? — задал встречный вопрос старик, голос его стал тверже. — Какая тебе в том надоба?

И Велигой рассказал. Все. Разум отчаянно вопил, приказывая заткнуться, запереть язык за зубами… но душа, которая как известно, всегда с умом ходит врозь, не могла более нести груза тяжких размышлений. И витязь умолк, только поведав старцу всю свою историю, начиная с того вечера, когда по пьяной лавочке ляпнул на княжьем пиру роковые слова, и до сегодняшнего дня.

Старик слушал, лицо его не протяжении рассказа оставалось непроницаемой маской. И когда Велигой замолчал, он долго еще сидел сгорбившись, устремив глаза в огонь.

— Радивой… — молвил старик наконец, и это имя эхом разнеслось по округе, где каждый камушек еще помнил того, кто некогда носил его. — Радивой. Старая, печальная история. Горячее сердце, ум, жаждущий знания… и дух, так и не пресытившийся смертью. Боги сыграли злую шутку… Он родился не там и не в то время… хотя кому ведомы помыслы Богов? Может быть, все так и должно было случиться?

Велигой слушал молча. Старик словно разговаривал сам с собой, забыв о собеседнике.

— Когда-то Радивой тоже устремился к Сердцу. И достиг его. Кто знает, почему Сердце оставило ему жизнь? Почему отпустило? Возможно, он даже получил то, к чему стремился… да только ноша оказалась слишком тяжела. Кара, наложенная Сердцем, может быть пострашнее смерти…

Он умолк. Велигой боялся вздохнуть, спугнуть невероятную удачу. Старик, похоже, знал о Радивое очень много. Впрочем, может быть, в этом и нет ничего удивительного? Сколько лет он прожил здесь, рядом с этим самым Сердцем? Сколько узнал за это время? Если даже он, Велигой, ни ухом, ни рылом не смыслящий в волшбе, только-только приехал, а уже почувствовал невероятную мощь, исходящую от этого места, как наяву увидел в волнах реки картины минувшего, слышал имя Радивоя в шепоте травы и камней…

— Что за кара? — спросил он хрипло. — Почему страшнее смерти?

Старик сидел опустив голову, погруженный в раздумья. Велигой терпеливо ждал ответа, всем телом подавшись вперед, напряженный, как натянутый лук. Наконец, старец медленно поднял взгляд на витязя.

— О том не ведают даже Боги… — ответил он, словно каждое слово давалось ему с великим трудом.

Велигой чуть не взвыл от разочарования. Вот так вот всегда, всегда! Похоже, любое знание в этом несчастном мире напоминает удар по затылку: известно, что шарахнули, а чем — уже не увидел…

— Чтож, — выговорил он сквозь зубы. — Придется, как всегда, постигать все на собственной шкуре.

— Все же пойдешь к Сердцу? — спросил старик, и в голосе его Велигой услыхал удивленные нотки.

— А что мне остается? — пожал плечами витязь. — Любое дело нужно начинать сначала, иначе в лучшем случае не получишь ни шиша, а в худшем такого наворотишь…

— За иные дела и браться не стоит, — молвил старик.

— А если уже взялся? — вспылил витязь. — Плевать, что по дури на свою голову накликал, плевать, что ляпнул спьяну, не подумавши! Я взялся. Понимаешь, дедушка, взялся! И теперь судьба моя — мотаться по белу свету. Землю перерою, дно морское обшарю, но буду искать Радивоя, пока не сыщу… или не сдохну где-нибудь!

— Ну, уж так вот сразу и подыхать собрался! — улыбнулся старец. — Одно могу тебе сказать: не находит только тот, кто не ищет. Впрочем, тот кто ищет, тоже находит не всегда, но все же в этом случае возможность успеха несколько поболе будет, а? Верно баю?

— Ну да, диду, ты еще скажи, что Радивой такой неуловимый, потому что он, по большому счету, никому на хрен не нужен… — невесело усмехнулся витязь.

— И поэтому тоже, — серьезно ответил старик. — Я, честно говоря, немало удивлен, что эту старую историю до сих пор еще помнят. Ведь если посмотреть здраво, — что есть Радивой, что нет Радивоя, никому от этого, на самом деле, ни жарко, ни холодно. А гляди ж ты, сколько лет прошло, а все еще какому-нибудь впечатлительному дружиннику нет-нет, да и привидится посреди сражения Проклятый Воин! Давно бы уж пора ему превратиться в страшную и немного печальную сказку, ан нет, что-то в этой истории все еще цепляет душу, заставляет верить.

— Не поверишь, как же, особенно здесь! — Велигой обвел рукой окрестности. — Каждая травинка о нем шепчет!

— Да и не только о нем, — пожал плечами старик. — Обо всем на свете. Просто каждый слышит то, на что у него душа в этот миг повернута. Да надо еще и уметь слушать.

— А ты умеешь? — спросил витязь.

— Давно здесь живу… — задумчиво промолвил старец.

* * *

Над миром вновь воцарилась ночь. В бездонной черной глубине неба блистали холодные звезды, луна упорно карабкалась все выше и выше, мертвым светом отражаясь в водах Волги.

Стало холодать. Костер почти прогорел, еле теплился слабо вспыхивающими язычками над багровыми углями. Велигой клевал носом — весь день без продыху в седле, усталость берет свое. Старик безмолвной сгорбленной тенью замер по ту сторону умирающего костра — то ли спал, то ли размышлял о чем-то.

Ночь полнилась звуками — шорохом травы, совиным уханьем, стрекотом каких-то букашек, шелестом невидимых крыльев. Вдали, за рекой послышался волчий вой…

Старик неожиданно поднялся. Витязь встрепенулся, вскочил, еще в полусне, схватился за меч.

— Все спокойно, не дергайся, — молвил старец. — Просто мне пора. Ну, спасибо, как говориться, за хлеб, за соль, за мед тоже спасибо, давно такого не пивал…

— Куда ж ты среди ночи? — удивился Велигой. — Еще в беду попадешь…

Старец рассмеялся неожиданно звонко и сильно.

— Ну, уж если я в беду попаду… — промолвил он сквозь смех, — то тогда, значит, точно конец мира близок! Не волнуйся, я в этих местах каждую травинку знаю, с закрытыми глазами куда угодно дойду. На самом деле, вряд ли сыщется на Руси более безопасное место, чем это. Разумеется, для того, кто пришел с миром, а ты, вроде бы, лиходейство чинить не собираешься… Ну так что, решил?

— Надо идти, — тихо сказал Велигой. — Завтра с утра и пойду.

— Н-да-а-а… — протянул старик. — Упорство, конечно, дело доброе, да только про голову забывать тоже не след. Ладно, авось обойдется. На вот, возьми, так легче будет…

Он порылся в складках плаща, и вытащил небольшой серый шар. Присмотревшись, Велигой понял, что это клубок толстой шерстяной нити.

— Зачем это? — удивленно спросил витязь, принимая подарок и недоуменно вертя его в руках.

— Ты смотри, не запутай! — предостерег старец. — От деда достался мне этот клубок. Не простая вещь, ох, не простая! Когда-то, говорят, такую вот нить чуть ли не каждая баба прясть умела, а волхвы потом из нее клубки мотали… А теперь все позабыли, все…

— И что мне с ним делать? — спросил Велигой.

— Что, что… — ворчливо буркнул старец, — Я ж говорю, все позабыли. В общем, как войдешь в лес, отыщи какую-нибудь тропинку, брось клубочек и скажи, куда отвести. А там уж смотри только, не отставай!

Теперь Велигой вспомнил. Про такие клубки ему еще в раннем детстве бабка сказки сказывала, а он слушал, развесив уши… И в самом деле, позабыл, закрутила его обыденность — кровь, война, — а ведь в любой сказке есть доля правды, недаром их еще бывальщинами зовут… Уже по новому взглянул на клубок. Нить толстая, серая, грубая на ощупь. Что-то странное, и в то же время знакомое почудилось в этой серой жесткой шерсти… И вдруг понял.

33
{"b":"898","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Список желаний Бумера
Медсестра спешит на помощь. Истории для улучшения здоровья и повышения настроения
Ложь во спасение
Всё, о чем мечтала
Советница Его Темнейшества
Исчезнувшие
Сущность зла
Запутанная нить Ариадны
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»