ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В тебе есть что-то совершенно особенное, – произнесла Анотина после долгого молчания. – Ты больше похож на меня и моих коллег, чем на те экземпляры, что нам присылали прежде. Не могу сформулировать точнее, но у тебя есть что-то вроде ауры. Как будто ты чувствуешь по-настоящему.

– Так и есть, – признался я.

– Вчера я легла с тобой рядом – на всякий случай, чтобы следить за пульсом и дыханием, – и решила, что снова испытывать тебя стулом было бы жестоко. Меня ведь интересует миг жизни, а не смерти.

Я не удержался от улыбки.

– И потом ты мне приснился, – продолжала Анотина. – А ведь я никогда прежде не видела снов! Вот доктор Адман, сколько я его знаю, все твердит про свою теорию снов. Разумеется, общее представление я о ней составила, но обоснованность его постулатов всегда казалась мне сомнительной, поскольку у меня просто не было подобного опыта. Такого страшного опыта…

Анотина надолго замолчала. Добравшись до леса, мы двинулись вглубь по натоптанной тропке. Теперь я заметил то, чего в первую ночь не разглядел в темноте. Листья, укрывавшие землю и медленно кружившиеся в воздухе, вовсе не были сухими и бурыми вестниками осени. Они опадали с ветвей в пышной зелени лета.

Я остановился, чтобы полюбоваться листопадом, и, изловчившись, поймал один листик.

– Это началось на прошлой неделе, – сообщила наблюдавшая за моими прыжками Анотина. – С островом что-то неладно.

– Нанли говорит, он разрушается, – вставил я.

– Я предпочитаю об этом не думать, – бросила она и двинулась дальше.

– Расскажите, что вам снилось, – попросил я.

– Я видела, как ты сражаешься с чудовищем, – задумчиво ответила она. – Ты боролся за свою жизнь. Мучительное зрелище…

– А что за чудовище? – уточнил я.

– Рогатая тварь с огромными крыльями и острыми клыками. Точь-в-точь как та, что являлась на Меморанду несколько лет назад.

– Так он был здесь на самом деле?

– Еще бы! До чего омерзительное создание… – Анотина зябко повела плечами. – Однажды днем оно вынырнуло прямо из облаков. Все, конечно, перепугались, Нанли с Брисденом стали швырять в него камнями. Даже Вызнайка не осталась в стороне: летала вокруг и кусала его.

– И что же было дальше?

– Нам удалось его прогнать, но сколько дней после этого мы жили в страхе!

– А я? Я победил в вашем сне? – полюбопытствовал я.

– По-моему, проиграл, – еле слышно отвечала Анотина.

Заметив, что пережитое ее угнетает, я оставил дальнейшие расспросы. Тем временем дорожка вильнула за поворот, и мы вышли к зеленой поляне у кромки острова. Здесь нас уже дожидался доктор Адман, в черном костюме и шляпе. Он глядел куда-то вверх, словно изучал тонкие облака, медленно плывущие под солнцем. Правая рука доктора машинально оглаживала бороду, а в левой был зажат кожаный мешочек такого же траурного цвета, что и все его облачение.

Позади доктора возвышалось громадное деревянное сооружение – что-то вроде древней катапульты с массивным маховиком и намотанным на него канатом. Лично у меня вся эта конструкция вызывала стойкие ассоциации с гигантским спиннингом. Канат был пропущен сквозь металлические кольца, закрепленные один за другим на толстой балке, что вздымалась под углом вверх и выступала за край обрыва. На конце балки имелся шкив, через который проходил вышеупомянутый канат, а на его конце болталась плетеная корзина, похожая на гондолу воздушного шара и достаточно просторная, чтобы там могла свободно поместиться лошадь. С противоположной стороны махины имелась изогнутая рукоятка, соединенная с зубчатой передачей.

– Добрый день, – приветствовал нас Адман.

– Вы готовы, доктор? – спросила Анотина.

– Вопрос в том, – возразил Адман, – готов ли мистер Клэй.

Я почувствовал, как к горлу подступает тошнота.

– Еще один эксперимент? – слабым голосом спросил я.

Анотина рассмеялась.

– Ничего страшного, Клэй, – успокоил меня доктор.

– И без непоправимого ущерба? – уточнил я.

– Разве что для твоего самомнения.

– Не беспокойся, – сказала Анотина, – доктор всего лишь хочет, чтобы ты помог ему управиться с инструментами.

– Идем, – сказал Адман. – Анотина, вы будете крутить рычаг. Постарайтесь не сбросить нас в океан.

– Сделаю все, что в моих силах, – пообещала она.

– Ваша уверенность не может не восхищать, – буркнул доктор, направляясь к корзине, что раскачивалась в футе от края обрыва. Осторожно нагнувшись, он отворил дверцу в бортике, доходившем ему до пояса. – Прошу, Клэй, – сказал он и махнул мне, чтобы я забирался внутрь.

Я сделал робкий шаг вперед и остановился.

– Не смотри туда, – посоветовала Анотина.

– А куда мы отправляемся? – спросил я, чувствуя, как слабеют ноги.

– Вниз, конечно! – отрезал доктор. – Куда же еще?

Я закрыл глаза и попытался нащупать борт корзины. Адман тут же схватил меня за руку и втащил внутрь. Ощутив под собой шаткую, ненадежную поверхность, я услышал, как доктор тоже забрался в гондолу и закрыл за собой дверцу.

– Все в порядке, моя дорогая, – крикнул он Анотине. – Поехали!

Раздался чудовищный скрежет, сопровождаемый ритмичным постукиванием механизмов. Корзина слегка накренилась, и я уже попрощался с жизнью, решив, что сейчас выпаду вниз. Не открывая глаз, я вцепился в рукав доктора.

– Что происходит? – пробормотал я.

– Мы отправляемся смотреть сны, – ответил он.

12

Слышно было, как деревянная ось лебедки скрипит от натуги. Шкив жалобно визжал, и этот крик отчаяния скользил по туго натянутому канату, пока мы опускались – медленно и весьма неравномерно. Еще крепче цепляясь за рукав доктора, я тщетно пытался удержать равновесие.

– Уже можно смотреть, Клэй, – устало сказал он. – Боюсь, мы все еще живы.

Я нерешительно приоткрыл глаза – в этот миг мы проплывали мимо днища парящего острова. Не знаю, что именно я ожидал увидеть, но моим глазам предстал гигантский ломоть почвы, похожий на ком земли, который тянется за стеблем выполотого сорняка. Оттуда, туго переплетаясь, торчали корни деревьев – вероятно, только благодаря им громада Меморанды не разваливалась на части. Никакого рационального объяснения тому, как нечто столь огромное может парить в воздухе, я найти не мог. Только больное воображение Белоу было способно так решительно и бесповоротно аннулировать действие силы тяжести.

– Впечатляющее зрелище, не правда ли? – заметил доктор Адман, с улыбкой взирая на основание острова, в то время как наша гондола опускалась все ниже.

Я согласно кивнул, однако, ощущая себя муравьем на ниточке, скрыть своего ужаса не мог.

– Никогда так остро не чувствуешь себя живым, как болтаясь в пустоте, – бодро продолжал Адман.

– Не могу сказать, что разделяю ваши чувства, – выдавил я.

– Это дело привычки, – бросил доктор. – Если у тебя достанет мужества заглянуть за край корзины, это, так сказать, отпугнет твой испуг. Вот увидишь, сразу станет легче.

Боязливо ступая по днищу шаткой корзины, я добрался до плетеного борта и уцепился за его край. Затем с величайшими предосторожностями нагнулся на пару дюймов вперед и заглянул вниз. Порыв ветра откинул мои волосы назад, пока я пожирал глазами бескрайний серебристый океан, раскинувшийся во все стороны, сколько хватало глаз. Зрелище было настолько грандиозное, что мои опасения перед лицом такого величия и впрямь испарились без следа.

Через несколько минут я обернулся к доктору.

– Похоже, помогло, – вымолвил я.

– Страх всегда пасует перед удивлением, если ты способен удивляться, – сказал доктор.

– Что мне делать теперь? – деловито осведомился я.

– Будем ждать, пока Анотина опустит нас на такую высоту, откуда можно хорошенько рассмотреть поверхность океана.

Адман уселся на пол, и я последовал его примеру. Я думал, он будет задавать мне вопросы, как Нанли, но вместо этого доктор закрыл глаза и привалился спиной к борту. Я взглянул вверх, чтобы проверить, насколько мы удалились от острова, но едва запрокинул голову, как взгляд застлала белая пелена, внезапно разлившаяся повсюду.

19
{"b":"8985","o":1}