ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я уже начал думать, что теория о материализации предметов в чулане оказалась не самой верной, когда, скользнув рукой по пыльной полке, почувствовал укол в подушечку указательного пальца. Каждый, даже отставной, физиономист легко узнает свой скальпель на ощупь. Я почувствовал, как из пореза выступила кровь, и с улыбкой сомкнул кулак вокруг рукоятки. Едва я взял скальпель с полки, как, вздрогнув, услышал за спиной чье-то шумное дыхание.

– Клэй… – прохрипел голос, явно не принадлежавший Анотине.

– Это ты, Мисрикс? – отозвался я, мгновенно опознав говорившего.

– Да… – выдохнул он в ответ.

– И давно ты здесь? – поинтересовался я, понизив голос до шепота.

– Я не здесь, – отозвался демон, – я только говорю с тобой. Я не могу больше войти в мнемонический мир. То, что ты слышишь меня, – уже большая удача.

– Как долго мы с тобой связаны в реальном мире? – спросил я.

– Почти час.

– Час?! – воскликнул я, не в силах поверить в такую разницу во времени.

– Поторопись, – напомнил мне демон. – Твои шансы на возвращение убывают с каждой минутой.

– У меня есть план, но он совершенно безумный, – признался я.

– Можешь не продолжать, твои мысли известны мне.

– Совершенно безумный план, – повторил я, – просто очень безумный, – лелея надежду, что Мисрикс отговорит меня. Но он молчал.

Прошло около минуты. Я решил, что демон исчез, и сам уже собрался уходить, как вдруг его хрип снова напугал меня.

– Клэй, – произнес он, – ты хочешь эту женщину?

– Да, – признался я. Я стараюсь не врать.

– И ты решил использовать ее?

– Для ее же блага, – ответил я.

Со всех сторон на меня обрушился хриплый хохот, эхом множась в маленькой комнате. Когда он затих, я услышал далекий крик демона:

– Я буду наблюдать за тобой!

Скальпель я отнес в спальню и положил на стол рядом с сигнальным пистолетом доктора. Потом мне подумалось, что было бы неплохо заиметь более подходящее оружие, чем ракетница. До самого утра я медитировал, подробно представляя «дерринджер», но как бы сильно я его ни желал, в чулане он так и не появился. Пришлось признать, что для материализации предметов существуют, вероятно, определенные границы. Например, их сложность: я ведь не мог представить каждую внутреннюю деталь «дерринджера». Когда за лесом показался рассвет, я снова заполз на кровать.

17

После позднего завтрака, когда солнцу оставался лишь шаг до зенита, мы с Анотиной по моему настоянию вернулись в постель. Под ее вздохи и мое исступленное сопение мы легко открыли миг настоящего, соединяющий прошлое и будущее.

Предполагалось, что это событие станет первым шагом в реализации моего плана, но когда я перекатился на спину, тяжело дыша в унисон с Анотиной, то и думать о нем забыл. Если я чего и хотел в этот миг, так это чтобы все и навсегда оставалось по-прежнему. То, что я нашел в этой женщине, было не удовлетворением похоти, а любовью. Все каверзные вопросы о реальности и иллюзии рассыпались в прах стремительнее, чем кромка острова.

– Ты почувствовала момент? – спросил я.

– Да, – выдохнула Анотина, – он буквально взорвался у меня внутри. Я будто перенеслась в другой мир. – Она протянула руку и ласково погладила мой поникший орган. – Клэй, ты гений! Кто бы мог подумать…

Ее слова о путешествии в другой мир напомнили мне об открытии Батальдо, что сексуальный контакт – это временный обмен памятью. Я задумался над этой идеей и обнаружил, что она совпадает с тем чувством, которое испытал и я. В конце концов, после довольно-таки беспорядочных блужданий, мои мысли вернулись к делам насущным. По законам жанра оставалось только сказать Анотине, что я люблю ее, но тут-то и прилетела Вызнайка.

Она неторопливо вплыла в комнату через окно: черные волосы возбужденно извивались, на лице застыла страшная маска исступленной ярости, смешанной с любопытством. Анотина покорно села на кровати, чтобы встретиться с ней взглядом, и зеленый свет заструился к ее глазам.

В припадке ревности я кубарем скатился с постели и бросился к столу. Схватив ракетницу, я прицелился… И уже готов был спустить курок, когда подумал, что могу испугать или даже ранить Анотину. Опустив пистолет, я подкрался к Вызнайке, затаил дыхание, словно собирался сунуть руку в огонь, и вцепился в копну ее змеящихся волос.

Стоило моим пальцам сжаться, как из ее разинутого рта полился крик. Невыносимая неестественность этого вопля разозлила меня еще больше. Я развернулся, с размаху впечатав лицо бестелесной головы в ближайшую стену. Что-то омерзительно хрустнуло – наверное, я сломал ей нос. Анотина истерично завопила: «Клэй, что ты делаешь?!» Я выпустил свою жертву. Вызнайка пошатнулась и стала падать, но все же удержалась в воздухе. Широко разинув визжащую пасть с острыми кошачьими зубами, она развернулась, чтобы броситься на меня, и тут я поднял пистолет, прицелился и нажал на курок.

Все произошло одновременно: хлопок выстрела, облако дыма и обжигающая красная вспышка. Силой удара Вызнайку влепило в стену, а меня отбросило на несколько шагов в противоположном направлении. Голова, словно нелепое украшение, на секунду зависла на белой штукатурке, а затем сползла на пол лицом вниз. Подозревая, что Вызнайка только притворяется мертвой, я осторожно приблизился к ней. Но безжизненно обвисшие волосы не оставляли сомнений. А когда я с помощью пистолета перевернул голову, на месте лица обнаружилось почерневшее месиво оплывшей зеленой плоти.

Я обернулся. Бледная как полотно Анотина все еще сидела на постели, вытянувшись в струнку и приоткрыв рот.

– Быстро одевайся, – приказал я. – План сработал. Только теперь я вспомнил, что задумал убить Вызнайку еще вчера. До прихода мужчин мы оба успели одеться и перетащить безжизненную голову в лабораторию. Они вошли со стороны спальни, и я услышал, как доктор зовет нас.

– Сюда! – крикнул я, высунувшись в коридор.

Процессия с Нанли во главе и Брисденом в арьергарде ввалилась в лабораторию. Еще не успев войти, Нанли сразу обратился ко мне:

– Клэй, мы с Брисденом тщательно все обдумали и пришли к выводу, что…

Закончить ему не удалось. В эту секунду я отошел от стола, и взглядам вновьприбывших открылся объект моих исследований. Нанли отшатнулся, доктор схватился за бороду, а Брисден сказал: «Упс-с!» – закрыл глаза и отвернулся.

– Назад пути нет, – жестко сказала Анотина, брезгливо покосившись на изуродованные останки Вызнайки.

– Я чувствовал, что это плохо кончится, – пробормотал Нанли себе под нос, придвигаясь ближе, чтобы получше рассмотреть голову.

– Клэй, вы ведь знаете, что за этим последует, – произнес доктор похоронным голосом.

Я лишь кивнул в ответ.

– Учтивец, – каркнул Брисден.

– Это единственный способ попасть в башню, – объяснил я.

– Думаете, после того, что вы натворили, вас там будут ждать с распростертыми объятиями? – съязвил Нанли.

– Насчет этого не уверен, – признался я. – Но мне всегда казалось, что, для того чтобы попасть внутрь, нужно открыть дверь.

Доктор подошел поближе и уставился на голову.

– Как вам это удалось? – с детским любопытством спросил он.

– Оружие, которое вы мне оставили прошлой ночью, оказалось лучше, чем я ожидал, – с улыбкой ответил я.

– А это что за штучка? – заинтересовался Нанли, указывая на скальпель.

– Инструмент для разрезания плоти и костей. Называется скальпель.

– А что, это обязательно – крошить бедную зверюшку? – поморщился Брисден, вставая рядом со всеми.

– Я хочу вскрыть эту голову, – сообщил я, – и посмотреть, что же там внутри такого, что позволяло ей видеть вас насквозь.

– Клэй полагает, там находится то, что поможет отыскать вакцину, – объяснила Анотина.

Я велел мужчинам отойти от стола, взял в руки скальпель и начал срезать с головы длинные пряди волос. Вместе с инструментом ко мне вернулись и былые навыки. Я изящно орудовал скальпелем, а вместе с изяществом в мой мозг пыталась пробраться и физиогномика. Столько лет я вытравливал из себя догматы этой чокнутой философии, но, оказывается, не слишком-то преуспел: кромсая эту голову, я получал истинное удовольствие.

28
{"b":"8985","o":1}