ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Одного взгляда на блаженную улыбку сопящего в кровати Рона было довольно, чтобы удостовериться, что я не ошибся в диагнозе.

– Что же теперь делать? – Семла в отчаянии заломила руки.

В ответ я мог только пожать плечами да еще дать пару простых рекомендаций:

– Тщательно ухаживайте за ним. Постарайтесь влить в рот немного воды, но только осторожно, чтобы он не захлебнулся.

– И это все? – удивилась женщина. – Я думала, вы знаете какую-нибудь травку…

– Семла, травы здесь не помогут, – как можно мягче ответил я. – Здесь нужно кое-что другое.

С этими словами я поспешно вышел, а оказавшись на улице, пустился бегом. Остановился я лишь на рыночной площади – на этот раз совершенно безлюдной. У северных ворот со дня основания селения висел тревожный колокол. На моей памяти его звон раздавался в поселке лишь раз – три года назад, когда после проливных дождей реки вышли из берегов и затопили часть селения. Сейчас я уповал только на то, что не все еще спят. Я что есть силы дернул за веревку. Над Вено разнесся тревожный звон.

Следующую четверть часа я провел в мучительном ожидании, расхаживая взад-вперед по площади. Постепенно сюда стали подходить те, кто не стал жертвой летаргии. И каждый сообщал о тех, кто уснул этой ночью и не проснулся. Когда народу набралось уже немало и стало ясно, что ждать больше некого, я попросил тишины.

– Сейчас, – начал я, – уже очевидно, что Белоу не ограничился посылкой со взрывчаткой. Можно, конечно, надеяться на лучшее – что наши близкие проснутся. Но, зная Создателя, я бы не стал на это рассчитывать.

Из глаз мужчин и женщин покатились слезы, а дети взирали на родителей глазами, полными удивления и страха. Эти взгляды придали мне решимости, и я продолжал:

– На счету каждая минута. Мы должны сегодня же отправиться в Отличный Город. Наша последняя надежда – найти Белоу и выпытать у него секрет вакцины. Остается только молиться, что она существует.

– И как же это ты собираешься заставить его признаться? – раздался выкрик из толпы. Это был голос Милли Мака. – Не один ты натерпелся от Белоу! Мы тоже его помним!

– Пока не знаю, – отрезал я. – Но если мы ничего не предпримем, то боюсь, и нам конец. Мы должны драться с Белоу.

– Уж лучше схватиться с самим Сатаной, – проворчал Дженсен.

– Согласен, – признался я.

– Может, болезнь все-таки пройдет… – робко пискнула Хестер Лон. Но голос ее прозвучал так неуверенно, что лишь подтвердил мою правоту.

– На споры нет времени. Лично я отправляюсь сегодня же. Кто со мной?

Мой призыв был встречен гробовым молчанием. Перед лицом случившегося мужество покинуло обитателей Вено. Никто не решался взглянуть мне в глаза.

– Что ж. Мне нужны транспорт и оружие, – сказал я, оторопев от собственного безрассудства.

– Я могу отдать свою лошадь, – послышался голос из толпы.

Кто-то предложил мне оружие, а один поселянин пообещал одолжить охотничью собаку. Я предпринял последнюю попытку:

– Ну так как, кто-нибудь идет со мной?

Никто не произнес ни слова, и никто не выступил вперед.

Я подождал еще немного в надежде, что затянувшееся молчание заставит кого-нибудь передумать. И правда: шаг вперед сделал Дженсен, и я воспрял. Но тут же глаза его стали закатываться, веки закрылись, и он, что-то глухо пробормотав, рухнул наземь. Кое-кто, чтобы не заразиться, отбежал подальше, другие обступили почтенного пивовара, пытаясь помочь. Когда я подошел, тот уже тихонько похрапывал.

От тех, кто вызвался снабдить меня провизией, я заручился обещанием доставить снедь к моему крыльцу, когда стемнеет. Мой план состоял в том, чтобы добираться до Отличного Города ночью, под покровом темноты – на случай, если за нами следят шпионы Белоу.

Паранойя, верный спутник жителей Отличного Города, снова поселилась средь нас. Ее дружеская рука похлопывала по плечу и меня. По дороге домой я то и дело поглядывал в небо, ожидая заметить блеск металла, и опасливо всматривался в заросли кустарника – не мелькнет ли где подозрительная тень. Итак, благодаря Белоу часть жителей Вено погрузилась в сон, а оставшиеся заразились иной болезнью. Доброжелательность и покой этого места сменились звенящей атмосферой нервозности и страха за свою шкуру.

Чтобы избавиться от гнетущего чувства и немного приободриться, я начал вслух беседовать сам с собой.

– Что, Клэй, страшно? – усмехнулся я. – Погоди, то ли еще будет, когда окажешься один, ночью, посреди степей и лесов, на пути к самому сердцу зла…

В этот миг прямо передо мной из высокой травы выскочила дикая индейка, и я с истошным криком отпрыгнул в сторону. Прежде чем упорхнуть, птица окинула меня насмешливым взглядом, словно говоря: «Ну что за придурок!» Я не выдержал и расхохотался. Тоже мне рыцарь-самоучка, готовый броситься в бой с драконом…

Я поспешил домой, мечтая о том дне, когда смогу вновь усесться с Дженсеном на берегу реки, потягивая дикий эль.

После бессонной ночи отдохнуть было просто необходимо. Сначала из-за переутомления я долго не мог уснуть. Неопределенность будущего являлась мне в леденящем кровь разнообразии, однако в конце концов усталость взяла свое, и я погрузился в сон. Мне снилась зеленая вуаль. Драктон Белоу стоял в центре рыночной площади в окружении лежащих навзничь обитателей Вено. Все они крепко спали с лоскутами зеленой материи на лицах. Вокруг Создателя клубилась желтая мгла. Он поманил меня пальцем.

– Твоя очередь, Клэй, – сказал он и швырнул в меня горстку сверкающей пыли. Облако, словно рой пчел, двигалось прямо на меня. Я еще успел удивиться, обнаружив, что оно состоит из крошечных металлических птичек, прежде чем стая обрушилась на меня, выклевывая глаза. Я изо всех сил сопротивлялся им, но на меня вдруг навалилась такая усталость, что я упал.

– Иди ко мне, – сказал голос Создателя, и я почувствовал, как лицо накрывает вуаль. Я уснул, и в этом сне внутри сна меня охватила паника. Я уже решил было, что заболел сонной болезнью, но как раз тут проснулся от громкого лая.

Выкарабкавшись из постели, я торопливо оделся и выскочил на крыльцо, надеясь, что это односельчане доставили мне обещанное оружие и транспорт. С позволения сказать, так оно и оказалось. К вороту колодца была привязана самая дряхлая и жалкая кляча, какую мне когда-либо доводилось видеть. Спина у бедняги прогнулась, хвост походил на облезлый веник, а голова была понуро опущена – словно от стыда за то, что сделали с ней годы. Между колодцем и калиткой нервно метался тощий черный скелет. «Охотничья собака», – догадался я. Подобных персонажей мне доводилось видеть разве что на старинных гравюрах – там их обычно изображали рядом со слепым попрошайкой как олицетворение Нищеты.

В придачу к этим сокровищам я обнаружил арбалет с привязанным к нему колчаном и двенадцатью стрелами. Тринадцатой к земле был пришпилен клочок голубой бумаги. Я вытащил стрелу и развернул записку.

«Клэй, вот то, что ты просил. Коня зовут Квисмал. Он не то чтобы очень резв, зато вынослив. Пес по имени Вуд известен в округе тем, что становится свиреп и беспощаден, если дать ему кусок мяса. Дашь еще кусок – сделает все, что пожелаешь. Признаться, сначала мы хотели дать тебе огнестрельное оружие, но потом решили оставить его при себе – времена нынче неспокойные. Впрочем, арбалет – тоже отличное оружие, надежное и хорошо пристрелянное. Убивает наповал с сотни ярдов. Удачи тебе, Клэй. Мы никогда тебя не забудем.

Твои друзья, жители Вено».

Эта записка продемонстрировала с ужасающей ясностью, как высоко односельчане оценивают мои шансы. Возможно, мне следовало внять этому предупреждению, поддаться малодушию, как остальные, и ждать, что будет дальше…

Самым неприятным сюрпризом в моем снаряжении был арбалет. Какой прок мне с него, если придется стрелять в Грету Сикес или в какого-нибудь механизированного уродца Создателя? «С тем же успехом можно плюнуть в их сторону и назвать это самозащитой», – с горечью думал я, поднимая оружие с земли. Но это было все же лучше, чем ничего, и арбалет я решил взять. Привязывая его к седлу вместе с колчаном, я утешал себя мыслью, что теперь в крайнем случае смогу заколоться стрелой.

3
{"b":"8985","o":1}