ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кроме работы лаборанта, он не смог найти себе никакой другой, хотя и был потомком знаменитого рода. Вскоре у него начались галлюцинации. Ему являлся человек, который дразнил его и мешал работать. Как видим, сначала ему мешал работать алкоголизм, затем — галлюцинации. Вполне очевидно, что сделать из алкоголика трезвенника — не совсем верное лечение алкоголизма: нам необходимо понять и исправить стиль жизни.

В нашем исследовании мы выяснили, что этот человек был избалованным ребенком, постоянно надеющимся на помощь. Он был не готов работать самостоятельно, результаты же его деятельности нам известны. Следовательно, у всех детей необходимо воспитывать независимость, а это возможно только при понимании ими ошибок их стиля жизни. Человек, о котором мы говорим, должен был быть обучен в детстве какой-то деятельности, и тогда ему бы не пришлось стыдиться своих братьев и сестер.

Глава 5. Ранние воспоминания

Уяснив значение стиля жизни для человека, обратимся к теме ранних воспоминаний, которые, вероятно, являются наиболее важным средством его понимания. Обращение к прошлому через воспоминания детства лучше любого другого способа раскрывает прототип — ядро стиля жизни индивида.

Если мы хотим понять стиль жизни человека — ребенка или взрослого — мы должны после кратковременного выслушивания его жалоб, спросить о ранних воспоминаниях, а затем сравнить их с другими предоставленными ранее фактами.

По большей части, стиль жизни никогда не меняется. Во всех ситуациях мы обнаруживаем того же человека, ту же личность, то же психическое единство.

Кроме того, как было показано, стиль жизни формируется в стремлении к частной цели превосходства, поэтому можно ожидать, что каждое слово, поступок или чувство является органической частью единой «линии движения». В определенные моменты жизни эта «линия движения» выражена яснее, что особенно отчетливо фиксируется в ранних воспоминаниях.

Не стоит, однако, относиться по-разному к ранним и поздним воспоминаниям, так как в поздних воспоминаниях также отражается «линия движения». Из ранних воспоминаний, в которых «линия движения» прослеживается четче, можно выявить тему, исходя из чего мы можем заключить, что в действительности стиль жизни человека не изменился В стиле жизни, сформировавшемся в четырех — пятилетнем возрасте, мы обнаруживаем связь между содержанием воспоминаний и действиями в настоящем. После многочисленных наблюдений этого феномена, мы твердо придерживаемся той теории, что в ранних воспоминаниях всегда возможно найти реальную часть прототипа пациента.

Можно быть уверенным в том, что когда пациент обращается к своему прошлому, какая-то часть, возвращенная ему памятью, является для него эмоционально значимой, что и помогает найти ключ к его личности.

Бессмысленно отрицать, что забытые переживания тоже важны для понимания стиля жизни и прототипа, однако во многих случаях эти забытые моменты, или как они называются, «неосознаваемые события прошлого», гораздо труднее извлечь из памяти. Как осознаваемые, так и неосознаваемые события прошлого имеют одно общее свойство: они связаны со стремлением к одной и той же цели — достижению превосходства, являясь частями целостного прототипа.

Следовательно, полезно работать по возможности и с теми, и с другими, так как, в конце концов, они равноценны, а сам пациент, как правило, не понимает и не в состоянии истолковать ни одни из них. Последнее — дело постороннего, незаинтересованного лица.

Начнем с осознаваемых событий прошлого. Некоторые люди, отвечая на вопросе ранних воспоминаниях, говорят, что ничего не могут вспомнить. В этом случае необходимо попросить человека сконцентрироваться и постараться припомнить, и после определенных усилий он начнет понемногу вспоминать.

Однако, само это сопротивление можно рассматривать, как признак того, что он не хочет возвращаться к своему детству, а это в свою очередь приводит к заключению, что детство для него не было приятным. Таких клиентов нужно вести, задавая наводящие вопросы. В конце концов, они всегда что-то вспоминают.

Некоторые люди утверждают, что помнят прошлое вплоть до первого года жизни. Такое вряд ли возможно, и истина заключается в том, что они говорят о воображаемых воспоминаниях, а не памяти о реальных событиях прошлого. Однако для нас совершенно не важно, выдуманы или правдивы воспоминания, так как в любом случае они — части личности. Некоторые люди не уверенны в том, действительно ли они помнят какое-то событие или им рассказали о нем родители. Это также не имеет большого значения, так как даже если все это — рассказы родителей, они запечатлены в сознании клиентов, и могут помочь раскрыть сферу их интересов.

Формы воспоминаний

Как мы объяснили в предыдущей главе, в определенных целях может быть полезной классификация индивидов на типы. Для ранних воспоминаний также подходит подобная классификация, так как каждое из них указывает, какого поведения можно будет ожидать от этого конкретного типа. Например, один наш пациент вспомнил, что видел прекрасную рождественскую елку, украшенную огоньками, подарками и праздничными сладостями. Что наиболее интересно в воспоминании этого события? То, что он видел. Почему он рассказывает нам о том, что видел? Потому что его интересует воспринимаемое визуально. Какое-то время он посвятил упражнениям, помогающим преодолеть проблемы плохого зрения, после чего стал с вниманием относиться к увиденному. Возможно, это не самый важный элемент его стиля жизни, но этот эпизод может оказаться полезным для нас. Он указывает на то, что если ему нужно будет предложить какое-нибудь занятие, это должно быть что-то, связанное с визуальным восприятием.

Школьное воспитание детей довольно часто игнорирует принцип типов. Дети со склонностью к визуальному восприятию не слушают объяснений, так как всегда хотят что-то рассматривать. В подобных случаях мы должны быть терпеливы, пытаясь научить их слушать. Большинство детей в школах обучаются каким-то одним способом, так как используют для этого только один орган чувств: они могут преуспевать только в слуховом или зрительном восприятии, а некоторым вообще нравиться быть в постоянном движении и заниматься механическим трудом. Нет оснований для того, чтобы ожидать одинаковых результатов от всех трех типов детей, тем более если учитель предпочитает какой-то один метод обучения, скажем, метод устного объяснения. При использовании этого метода дети, у которых доминирует визуальное восприятие, и подвижные дети будут испытывать трудности в обучении, задерживающие их развитие.

У нас был пациент, молодой человек двадцати четырех лет, который страдал обморочными приступами. Когда мы спросили его о воспоминаниях раннего детства, он рассказал, как в четыре года упал в обморок, услышав свисток паровоза. Иными словами, он был человеком, который наиболее ярко воспринимает слуховые впечатления и поэтому его привлекает все, что звучит.

В данном случае не стоит останавливаться на том, каким образом у этого молодого человека развились обморочные состояния, но важно отметить, что со времени детства он был весьма чувствителен к звукам. Он был очень музыкален и не переносил шумы, дисгармонию, резкое звучание. Не удивительно, что на него столь сильное впечатление произвел звук свистка. Довольно часто дети или взрослые интересуются тем, что заставляет их страдать. Возможно, читатель помнит случай мужчины с астмой, который мы рассматривали в одной из прошлых глав: из-за какой-то болезни ему наложили тугую повязку, стеснявшую легкие, в результате чего у него развился необыкновенный интерес к способам дыхания.

Встречаются люди, весь интерес которых сконцентрирован на еде. Их ранние воспоминания должны касаться еды, и создается впечатление, что самая важная вещь в мире для них — как есть, что есть и чего не есть. Часто можно обнаружить, что трудности, связанные с едой в раннем детстве, создают у таких людей гипертрофированное отношение к еде.

13
{"b":"899","o":1}