ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так, значит, охрана нужна не вам, а вашему мужу. Так? – попыталась я сразу конкретизировать задачу.

– Не знаю, – огорошила она меня своим ответом.

– То есть как это?

– Может, ему и понадобится охрана, а может, уже и ничего не понадобится. Чтобы это выяснить, необходимо сперва найти его.

После этих слов Стрельникова подняла глаза на меня и, видимо, ждала какой-то реакции. Тут до меня стала доходить цель ее визита.

– Вы что же, Виолетта Степановна, хотите, чтобы я нашла вам вашего мужа?

– Я заплачу, – немедленно откликнулась она.

Час от часу не легче. Охрана клиента еще позволяла мне в какой-то степени находиться по большей части в помещении, а не на улице. Но тут… Рыскать по всему городу, наплевав на погодные условия, в поисках неверного муженька, решившего немного загулять от своей суженой, – нет уж, увольте.

Я вздохнула, сделала маленький глоток кофе и как можно вежливее принялась объяснять ситуацию Стрельниковой.

– Послушайте, Виолетта Степановна, я не знаю, кто вам рекомендовал меня, тем более мне известно, что в большинстве случаев клиенты не раскрывают подобной информации, но вас, видимо, неверно проинформировали. Я – телохранитель. Моя работа – охрана личности или объекта. Это, так сказать, определенные рамки моих полномочий. Я не занимаюсь поиском пропавших людей. Для этого существуют частные детективы. Почему бы вам не обратиться к кому-то из них?

– Вы мне отказываете? – глаза Стрельниковой увлажнились.

– Неужели вы не понимаете? – Я старалась быть терпеливой. – У меня другие полномочия, другие обязанности…

– Я вам очень хорошо заплачу, – перебила она меня, и я почувствовала, что голос Виолетты задрожал.

– Виолетта…

– Прошу вас, выслушайте меня, Женя, – снова вклинилась она и, воспользовавшись минутным замешательством с моей стороны, начала быстро и настойчиво посвящать меня в суть своей проблемы: – Мой муж Андрей три недели назад уехал в Москву, он сказал, что нашел способ заработать много денег. Причем, как он выразился, особо не напрягаясь. Мне сразу не понравилась эта идея. Ведь, насколько мне известно, легких денег не бывает. Он ответил, что тут не может быть никакого прокола. Отговаривать его было бесполезно, и он уехал. Обещал через неделю позвонить или прислать весточку. Но ни того ни другого не произошло. Я прождала еще неделю, затем еще, и вот сейчас я почти на сто процентов уверена, что он попал в беду. – В этом месте Стрельникова не удержалась и расплакалась. – Извините.

Она достала из сумочки кружевной платочек и с его помощью попыталась скрыть от меня свою слабость.

– Подождите, – мне вдруг стало жаль эту несчастную дамочку. – Не стоит делать поспешных выводов. Андрей мог просто закрутиться и забыть позвонить.

– Это исключено, – отвергла она мое предположение. – Я хорошо знаю Андрея. Мы прожили с ним четыре года. Он не мог забыть обо мне.

«Четыре года – не такой уж и большой срок, – подумала я, – чтобы узнать человека достаточно хорошо». Но возражать не стала.

– А чем занимался ваш муж здесь, в Тарасове?

Мой вопрос смутил ее. Несколько секунд она мяла платочек в руках, а затем произнесла, избегая смотреть мне в глаза:

– Ему после армии не очень-то везло с поисками работы. Школьный приятель устроил его в одну контору… В общем, Андрей занимался рэкетом. Мелким. Собирал дань с ларечников. Но ему это всегда не нравилось, – тут же бросилась она на защиту любимого. – Он всегда говорил мне, что это лишь временное пристанище. На что-то нужно жить. И вот как раз подвернулся случай завязать, и Андрей ухватился за него, как за спасительную соломинку.

– Именно поэтому, как я понимаю, вы и не хотите обращаться в милицию? Можете не отвечать, и так все ясно.

Я смотрела на Виолетту Стрельникову и размышляла. Браться за это дело по-прежнему не хотелось. Но сидящая напротив меня девушка вызывала симпатию. Может быть, ее муж и не был таким идеальным человеком, каким она себе его рисовала, но Виолетта искренне верила в то, что он самый лучший и лишь волею обстоятельств угодил в неприятную ситуацию. Почему бы не помочь ей? Вообще-то, я уже с месяц сидела без дела и успела основательно соскучиться по приключениям. Тем более, насколько я поняла, поиски предстоит проводить в Москве, а не в Тарасове.

– А какая сейчас погода в Москве? – неожиданно спросила ее я.

– Не знаю, – она пыталась сообразить, к чему привязать мой вопрос.

– Надо выяснить.

– Так вы беретесь? – осенило ее.

– Я еще ничего не решила.

Чашка с кофе, стоящая передо мной, уже опустела, и я, уставившись на донышко и крутя ее в руке, перегоняла из одной стороны в другую кофейную гущу.

– Вам хоть известно, куда и для чего он поехал? – поинтересовалась я после минутной паузы.

– Нет, – взгляд Виолетты погрустнел еще больше. – Я пыталась выяснить, но он отмалчивался. Говорил, что сейчас не время делиться с кем-то планами, даже со мной. Боялся сглазить.

– Как же тогда, по-вашему, я смогу отыскать его, не имея ни малейшей зацепки? – удивилась я.

– Зацепка есть, – загорелась Стрельникова. – Маленькая, но есть.

Она поставила сумочку себе на колени и принялась энергично рыться в ней, отыскивая что-то.

– Вчера вечером я залезла к Андрею в стол и нашла там записную книжку. Перелопатила ее всю от и до и нашла только одну подходящую запись, – говорила меж тем Виолетта. – Вот она.

С этими словами она протянула мне маленькую книжицу в коричневом кожаном переплете. Я взяла ее в руки.

– Откройте на букву «И», – посоветовала мне Стрельникова.

Я так и сделала. Здесь была всего одна запись. «Израильтянин. Москва, Комсомольский проспект, 146, кв. 82».

– И это все? – я подняла глаза на Виолетту.

Она кивнула.

– Можете оставить книжку себе и просмотреть ее всю, – сказала она. – Но больше там нет ничего, связанного с Москвой.

– А кто такой этот израильтянин, вы знаете?

– Андрей как-то упоминал о нем. Это его старинный друг. Они росли в одном дворе. Потом Израильтянин уехал в Москву и осел там. Чем занимается, не знаю.

Да, информацией Стрельникова располагала минимальной. Адрес московского друга это, конечно, кое-что, но если путь окажется ложным, то тупиковая ситуация обеспечена. Где искать тогда Андрея?

– Израильтянин – это, насколько я понимаю, кличка, да? – уточнила я, одновременно пролистывая странички в записной книжке.

– Совершенно верно. Насколько я могла судить по рассказам Андрея, у того существуют какие-то еврейские корни.

– А у вашего мужа есть кличка?

– Да, – Виолетта вновь потупила взгляд. Видимо, ей было неприятно говорить о том, что так или иначе выдавало причастность ее муженька к криминальным структурам.

– Какая?

– Пуля, – ответила она. – Друзья звали его Пуля. Еще с детства, по-моему.

Я кивнула. Ситуация становилась более или менее ясной. Мелкий рэкетир Пуля едет в Москву к своему дружку Израильтянину для обделывания какого-то не очень законного дельца. В силу того, что ребята не очень крутые, они и в самом деле могли здорово влипнуть, а то и вовсе лишиться жизней. Именно так я себе это и представляла, хотя моя версия и могла оказаться ошибочной. На судьбу начинающих аферистов мне было в принципе наплевать, но ни в чем не повинная Виолетта Стрельникова явно страдала от всей этой истории, и я по-женски могла понять ее.

– Знаете что? – я отложила в сторону записную книжку, решив изучить ее более детально чуть позже. – Я, пожалуй, возьмусь за это дело и помогу вам найти вашего мужа.

– В самом деле? – Стрельникова чуть не подпрыгнула на стуле от счастья.

– Да, но хочу заранее предупредить вас: во-первых, у меня может ничего и не получиться, а во-вторых… – я сделала многозначительную паузу. – Во-вторых, вы должны быть готовы ко всему, Виолетта. Вы понимаете, о чем я говорю?

– Понимаю, – она снова помрачнела. – Именно этого я и боюсь больше всего. Того, что его уже может и не быть в живых. Но от неизвестности становится еще более жутко.

2
{"b":"89946","o":1}