ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Атмосфера ощутимо накалилась. Хорнблоуэр незаметно оглядел лица окружающих. На холодном лице Марсдена играла еле заметная циничная усмешка, Барроу поведение Клавдия явно озадачило, Дорси хранил полное безразличие, как и подобает подчиненному, а вот Клавдий жадно ловил взгляды всех остальных, подобно римскому гладиатору, следящему за каждым движением приближающихся к нему львов. Барроу первым нарушил молчание, обратившись к Марсдену.

— Вызвать конвой, сэр? Я думаю, этот человек нам не нужен.

Несмотря на эти слова, атмосфера по-прежнему оставалась напряженной. И тут Клавдий заговорил:

— Конвой?! — воскликнул он, всплеснув со звоном закованными руками. — Да, вызывайте конвой, уведите меня обратно и повесьте завтра на рассвете! Завтра? Или неделю спустя? Нет, раз уж мне суждено умереть, то чем скорее это произойдет, тем лучше. Не дай вам бог, джентльмены, когда-нибудь познать правоту моего выбора. Я все же сохранил в душе достаточно христианского милосердия, и надеюсь, что вы никогда не окажетесь .перед подобным выбором. Я решил твердо: моя казнь завтра!

Хорнблоуэр никак не мог понять, блефует Клавдий или говорит искренне, ставя на кон продление жизни, несомненно драгоценной для него, против маловероятной возможности получить помилование. В любом случае, нельзя было не испытывать невольного восхищения перед этим уродливым коротышкой, совершенно беспомощным, одиноким, но продолжающим сражаться до конца, отказываясь опускаться до мольбы о прощении, особенно перед Марсденом, на которого вряд ли могла подействовать самая жалостная мольба.

Наконец Марсден заговорил:

— Хорошо. Вас не повесят…

Еще когда Клавдий только появился в кабинете, за окном уже начало темнеть. После нескольких подряд ясных солнечных деньков собиралась гроза — одна из тех знаменитых гроз, какими славится долина Темзы. Слова Марсдена сопровождались глухим отдаленным раскатом грома, напомнившим Хорнблоуэру эпизод из «Илиады», когда Зевс сопровождает ударом грома данную им клятву.

Клавдий бросил на Марсдена пронзительный взгляд и проговорил:

— Раз мы пришли к согласию, я готов предоставить в ваше распоряжение все свое искусство.

И опять Хорнблоуэр не смог удержаться от восхищения. Маленький человечек удовлетворился простым обещанием Марсдена, высказанным в четырех словах. Он не стал требовать ни честного слова, ни письменных гарантий. Он повел себя как джентльмен по отношению к другому джентльмену, то есть просто принял на веру его слово. Вполне возможно, что и ему пришла в голову та же мысль, что и Хорнблоуэру, когда прозвучали громовые раскаты.

— Очень хорошо, — кивнул Марсден. Клавдий начал пояснения. Лишь короткая пауза да судорожное движение кадыка выдавали степень той нагрузки, которой подверглись его нервы в последние несколько минут.

— Прежде всего, — сказал Клавдий, — необходимо уяснить, что в этом деле нельзя переусердствовать. Невозможно подделать длинный документ, написав его чужим почерком. В этом случае обман очень легко обнаружить. Насколько я понял, вы имеете в виду письмо, а не просто несколько слов? В таком случае лучше не пытаться изготовить точную копию. С другой стороны, небрежность тоже может привести к непоправимым последствиям. Как я уже говорил, каллиграфия этого письма используется французскими писцами повсеместно. Если не ошибаюсь, именно такой вид каллиграфии преподают в иезуитских школах. В Англии полно французских эмигрантов. Пусть один из них и напишет нужный вам текст.

— Он верно говорит, сэр, — подтвердил Дорси.

— И еще, — продолжал Клавдий, — пусть ваш эмигрант сам составит письмо. Вы, господа, можете кичиться своим безупречным французским произношением и умением писать грамматически и стилистически правильно на этом языке, и все же любой француз сразу определит, что письмо писал иностранец. Скажу вам больше, джентльмены. Дайте французу любой текст на английском и попросите его перевести этот: текст на французский. Так вот, любой француз, прочитав перевод, сразу почувствует, что с ним что-то не так. Короче говоря, ваш текст должен целиком и полностью сочинить француз, следуя лишь полученным от вас инструкциям относительно общего смысла и содержания.

Хорнблоуэр заметил, как Марсден кивает в знак согласия. Было очевидно, что аргументы Клавдия произвели на него впечатление, как бы ни старался он показать обратное.

— Продолжим, господа, — снова заговорил Клавдий. — Обговорим теперь не столь уж существенные детали. Как я понял, вы собираетесь отправить подложное письмо одному из неприятельских адмиралов или генералов? В этом случае успех предприятия более вероятен. Деловые люди — бездушные банкиры, твердолобые купцы, — которые рискуют чем-то более — ценным, чем человеческие жизни, склонны тщательно проверять каждую бумажку, в отличие от людей военных. Но и при штабе какого-нибудь военачальника всегда может найтись не в меру ретивый подчиненный, желающий любой ценой привлечь к себе внимание. Поэтому, джентльмены, и в этом случае работа должна быть безукоризненной. Я абсолютно убежден, что сумею в совершенстве скопировать эту подпись. Чернила — это просто. На Ченсери-Лейн готовят точно такие же, хотя все равно надо будет проделать несколько проб. Что касается печатного текста на бланке — это уже ваша забота. Думаю, вам она доставит меньше хлопот, чем мне в свое время.

— Конечно, — Марсден снизошел наконец до того, чтобы раскрыть рот.

— Но вот бумага… — продолжал Клавдий, теребя лист толстыми и заскорузлыми, но, очевидно сохранившими прежнюю чувствительность пальцами. — Мне придется дать вам точные инструкции, где достать точно такую же. Будьте добры, сэр, подержать этот лист против света, а то эта проклятая цепь очень ограничивает мои движения. Благодарю вас, сэр. Как я и думал. Я знаю этот сорт бумаги. К счастью, на нем отсутствуют водяные знаки, так что вам не придется изготавливать бумагу специально для этого случая. Я полагаю, что вы, господа, все еще не в полной мере способны оценить преимущества стандартизации, так что попробуйте немного напрячь ваше воображение. Один-единственный документ может не вызвать подозрений, но вы обязаны предусмотреть наличие у адресата других, аналогичных, бумаг. Предположим, некто получил шесть подлинных посланий, а затем получает седьмое, но уже поддельное. Естественно, получатель рано или поздно присовокупит поддельное послание к остальным. Если оно будет отличаться от первых хотя бы в малой степени, это сразу привлечет внимание. Hinc illae lachrymae [6]. А если, к тому же, содержание этого последнего в чем-то необычно, пусть даже в других обстоятельствах эта необычность и не вызвала бы никаких домыслов, ну тогда все становится ясным и на сцене появляются сыщики. Et ego en Arcadia vixi [7], джентльмены.

— Весьма познавательно, — сказал Марсден, в устах которого, как уже успел убедиться Хорнблоуэр, и такая коротенькая фраза была равносильна длинной одобрительной тираде.

— Перехожу к последнему пункту моей проповеди, господа, — сказал Клавдий, переждав, пока стихнут за окном громовые раскаты после особенно яркой вспышки молнии. — На церковной кафедре я привык видеть на лицах прихожан облегчение при звуке этих слов, так что постараюсь вас долго не задерживать. Метод доставки должен быть непременно таким же, как во всех предыдущих случаях. Еще раз повторяю: ничто не должно привлечь внимания именно к этому посланию, для чего следует принять все необходимые меры.

Цвет лица Клавдия под щетиной выглядел болезненно бледным, когда он только вошел. Теперь же, по окончании своей лекции, лицо его побелело еще больше.

— Быть может, джентльмены, вы позволите мне присесть? — спросил он. — К сожалению, здоровье у меня сейчас далеко не то, что было раньше.

— Дорси! — бросил Марсден. — Дайте ему стакан вина и что-нибудь поесть.

Это последнее распоряжение будто вдохнуло жизнь в Клавдия: он заметно оживился и обрел прежнюю самоуверенность.

вернуться

6

Вот в чем подоплека (лат.)

вернуться

7

И я попадаю жить в Аркадию (лат.)

24
{"b":"8998","o":1}