ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Любит ли он море? Вряд ли Хорнблоуэр когда-либо серьезно задумывался над этим. Каждый новый выход в море ассоциировался у него с неизбежной морской болезнью в первые дни плавания, корабельными сухарями, все больше превращающимися в труху, по мере его продолжения, и кишащими личинками долгоносика, тухлой, почти непригодной для питья, водой к завершению похода. Прочие неприятности, включая капризы стихии и вражеские ядра, можно было даже не принимать в расчет. Почему же тогда он каждый раз, не проведя на берегу и недели в обществе жены и сына, начинал смутно тосковать по обжигающему лицо дыханию свежего ветра, смешанного с солеными брызгами, по ограниченному пространству шканцев и крошечной капитанской каюте, где только и мог он ощущать себя полновластным хозяином, по тем самым сухарям и солонине и неумолчному скрипу снастей и деревянного корпуса, похожему в чем-то на баюкающее пение сверчка за деревенской печкой? Любит ли он море? Нет, на этот вопрос никак нельзя было дать однозначный ответ. Зато Хорнблоуэр точно знал, что штабная работа не для него. Одна только мысль о том, как будут зубоскалить за его спиной коллеги по новой службе, втихомолку подшучивая над его бедностью, отсутствием титула, независимостью характера, которую неизбежно сочтут высокомерием, над его потертым мундиром и фальшивым золотом эполет, была для него невыносима. Когда-нибудь, быть может, он и станет своим в этом ограниченном мирке «придворных моряков», но произойдет это не раньше, чем его будущие заслуги перевесят все остальное. Иначе, его просто сожрут или выкинут прочь, как чужеродное тело. На своем веку Хорнблоуэр повидал немало адмиральских «любимчиков». Они образовывали особую касту, со своими законами, обычаями, манерой поведения и даже своим жаргоном, непонятным для непосвященных. Он никогда не смог бы вписаться в их круг. Да и что греха таить, жило в глубине души Хорнблоуэра свойственное всем настоящим морякам чувство жалостного презрения к «штабным крысам», этим лощеным красавчикам, отирающимся поближе к начальству и держащимся подальше от передовой. Мария пришла бы в полный восторг, прими он сейчас предложение Барроу, означающее, помимо всего прочего, свободный доступ ко двору и открывающее перед ним двери лучших домов Англии. Снобизм всегда был присущ как Марии, так и ее матушке, хотя обе достойные леди наверняка ужасно обиделись бы, посмей кто-нибудь на это намекнуть. Бедная Мария! Она никогда не узнает, как близка была к осуществлению ее голубая мечта.

— Люблю ли я море? — повторил он вопрос. — Не могу сказать, сэр. Но я не хотел бы узнать ответ, оказавшись отлученным от него. Поймите меня правильно, м-р Барроу, и не осуждайте за мое решение. Меня не примут там и не поймут здесь. Я умею служить, но не прислуживать. Дайте мне лучше корабль и отправьте куда угодно, хоть в Кадис, хоть к антиподам.

— Что ж, это ваш выбор, м-р Хорнблоуэр, — развел руками Барроу, но тон его заметно смягчился. — Я вас понимаю. И все-таки жаль, что вы отказались. Мы могли бы в будущем неплохо сработаться. Должность адъютанта Первого Лорда заключается не только и не столько в умении «чесать спинку», как вы выразились. Но не будем об этом. Я уже говорил, что у м-ра Марсдена появились сомнения в необходимости вашей миссии. Мои аргументы его не убедили, остается надеяться, что вам повезет больше, если, конечно, вы искренне считаете угрозу Англии по-прежнему опасной, пусть даже отсроченной на какое-то время.

В последней фразе скрывалась спасительная лазейка. Можно было спокойно заявить, что он, тщательно все обдумав, присоединяется к мнению мистера Марсдена и больше не считает настоятельно необходимым прибегать к крайним мерам, каковой, несомненно, можно было считать засылку в Испанию шпионской группы с очень специфическим заданием. Но будет ли он при этом до конца искренен? В этом Хорнблоуэр сильно сомневался. Что толку загонять болезнь внутрь, делая вид, что все прекрасно, если рано или поздно она все равно вырвется наружу? Наполеон разобьет австрийцев и опять устремит взор на Британию, а Вильнев в Кадисе приведет флот в порядок и выйдет в море еще более опасным, чем сейчас. Нет, нарыв надо вскрывать сразу, пока он не прорвался. И кроме него сделать это некому, хоть и не лежит душа. Мистер Барроу, меж тем, продолжал развивать свою мысль:

— Мы условились, что м-р Марсден вас примет и изложит вам свои соображения. Затем выслушает ваши. Даже если он с вами не согласится, какую-то долю сомнения ваши доводы в его душе посеют. Уже хорошо. А позже можно будет снова поднять эту тему. Вода по капле камень точит, м-р Хорнблоуэр. Ну а время у нас пока есть, в этом мы с м-ром Марсденом не расходимся. Вам все ясно?

— Так точно, сэр.

— Очень хорошо. Значит, договорились. Ехать нам еще полчаса или около того. Я вам все сказал, что хотел. Если есть вопросы — спрашивайте. Если нет, можете почитать газеты. Прошу вас… — С этими словами м-р Барроу открыл папку, которую все это время держал на коленях, и достал оттуда несколько свежих лондонских газет. Одну из них Хорнблоуэр уже просматривал, поэтому отложил ее в сторону и занялся остальными.

Вопросы у него были, но задавать их сейчас он счел несвоевременным. Беседа с Первым Секретарем поможет прояснить часть из них, а те, что останутся в результате нее, могут вовсе никогда больше не прозвучать. Про себя Хорнблоуэр решил пока отдаться на волю течения и действовать по обстановке. Так или иначе, в ближайшие несколько часов все определится. Повинуясь внезапному порыву, он поднял с сиденья отложенную, было, «Газетт» и еще раз перечитал обведенный карандашом столбец. Что ни говори, а капитаном он все-таки стал! Мистер Барроу заметил его маневр, неопределенно хмыкнул, но тут же отвернулся и углубился в изучение каких-то важных документов, которыми была битком набита его драгоценная папка.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Мистер Марсден пригласил Хорнблоуэра сесть в кресло для посетителей, сам же остался на ногах. Его заместитель, мистер Барроу, устроился сбоку от стола, раскрыл папку и принялся перебирать ее содержимое, делая вид, будто все происходящее в кабинете его не касается.

В этот раз капитану не пришлось иметь дело со швейцаром у парадного подъезда. Барроу провел его с заднего входа, открыв собственным ключом неприметную дверь со двора.

— Вы ведь читаете по-французски, капитан? — внезапно спросил Марсден, на миг прекратив расхаживать по комнате.

— Сносно, сэр.

— Не скромничайте, Хорнблоуэр, — усмехнулся Марсден. — Ну хорошо, не будем вдаваться в подробности. Вчера мы получили французские газеты и любопытное сообщение из Булони от… Неважно, от кого, вам это знать не обязательно. Просмотрите их. Читать нет нужды — вам хватит одних заголовков, чтобы понять, о чем речь. Потом я дополню, а заодно расскажу, что случилось в Булони.

Капитан развернул газету. На первой странице в глаза ему бросилась набранная буквами дюймовой высоты шапка:

ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО НАПОЛЕОН БОНАПАРТ ПРИБЫЛ В СТРАСБУРГ.

ЧТОБЫ ЛИЧНО ВОЗГЛАВИТЬ СВОИ ПОБЕДОНОСНУЮ АРМИЮ!

Другие газеты сообщали о том же, но ни в одной из них даже намеком не упоминалась конечная цель этой самой «победоносной армии».

— С кем же он собрался воевать, сэр? — спросил Хорнблоуэр, прекрасно понимая, что именно такого вопроса от него и ждут.

— С австрийцами, в первую очередь, — ответил Марсден.

— В таком случае, сэр, ему, должно быть, придется туго, ведь войск у них раза в два больше, считая союзные.

— Вдвое? Да нет, не вдвое, а втрое. По нашим сведениям, у Бони не более 400 000 человек, тогда как только в русской армии насчитывается в полтора раза больше солдат. Плюс сами австрийцы, баварцы, пруссаки, шведы, датчане…

— На что же он тогда надеется, сэр?

— Трудно сказать. На армию, на свой военный талант, на разброд в стане противника… Но я склонен полагать, что больше всего он надеется на удачу, которая до сих пор ему не изменяла. На суше, во всяком случае. Бони — азартный игрок по характеру, он из тех, кто готов все разом поставить на кон. И почему-то мне кажется, что на этот раз он зарвался.

55
{"b":"8998","o":1}