ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все верно, капитан. Штурвал с первого линейного корабля лорда Нельсона, а наш хозяин Чарли служил на нем рулевым. Он потерял ногу в тот же день, когда его капитан лишился руки. Чарли тогда спас всех. Ему перебило ногу, но он нашел в себе силы снова встать к штурвалу и вывести судно из-под обстрела главного орудия крепости Санта-Крус. Другой капитан на месте Нельсона просто списал бы беднягу на берег, выдав небольшую награду, но он так поступить не мог. Из своих небольших средств Нельсон купил для Чарли этот погребок и дал денег на обзаведение. Только те, кто его не знает, могут удивляться тому, что лорда Нельсона боготворят все, от последнего юнги до седого капитана.

Горацио хорошо помнил этот эпизод, хотя узнал о нем из испанских газет, находясь в плену в крепости Эль-Ферроль. Нападение на испанский остров Тенерифе считалось едва ли не единственной неудачей в карьере адмирала Нельсона. В 20 лет получив капитанский чин и в том же году сделавшись командиром фрегата «Хинчинбрук», молодой моряк прославился дерзкими рейдами и безукоризненным выполнением всех заданий командования. Кто знает, не было ли несколько преждевременным его назначение на «Агамемнон», 64-пушечный линейный корабль? Как бы то ни было, атака крепости Санта-Крус-де-Тенерифе стоила будущему адмиралу руки и почти целого года, потраченного на излечение. В ореоле блеска последних побед адмирала Нельсона та неудача восьмилетней давности почти позабылась, превратилась в часть легенды, и многими воспринималась теперь, успев обрасти фантастическими подробностями, уже не как просчет флотоводца, а как очередной подвиг героя, сумевшего спасти судно и экипаж в едва ли не безнадежных обстоятельствах.

Хорнблоуэр глубоко уважал лорда Нельсона, однако, будучи профессионалом, не мог не обращать внимания на совершенные им ошибки. В испанской прессе об этом случае писалось много и подробно, поэтому Горацио были известны кое-какие детали, скромно опущенные журналистами на родине героя. Сам он склонялся к испанской версии, согласно которой рейд на Санта-Крус не был должным образом подготовлен, что позволило батареям форта легко отразить нападение. Другого могли за подобную неудачу отдать под суд Военного Трибунала. Нельсона выручили прошлые заслуги и тяжелое ранение, да и экспедиция на Тенерифе не имела особого значения для хода всей войны. К тому же, вряд ли кто решился бы тогда взять на себя ответственность и привлечь к суду героя сражения при Сан-Висенти, возведенного за это в рыцарское достоинство и пожалованного орденом Бани. Последующие события, в частности победа на Ниле, где Нельсон уже возглавлял эскадру на флагманском 74-пушечном корабле «Авангард», косвенным образом доказали случайный характер постигшего лорда фиаско.

Обед заканчивался, после десерта и фруктов, среди которых выделялись огромные, сочные, янтарно-желтые груши, «из сада матушки», как похвалился подавший вазу Чарли, настал черед кофе. Потягивая дымящийся ароматный напиток, мистер Марсден окинул задумчивым взглядом сидящего слева от него Хорнблоуэра. Взор его на миг задержался на потертом обшлаге единственного парадного мундира капитана, отчего тому нестерпимо захотелось немедленно убрать руку под стол, и только усилием воли он удержал себя от этого недостойного порыва. Но у мистера Марсдена очевидная бедность гардероба капитана вызвала не очень свойственный этому джентльмену приступ щедрости, в конечном итоге позволившей сохранить тощий капитанский кошелек от существенного кровопускания. Порывшись во внутреннем кармане сюртука, Первый Секретарь достал бланк с уже проставленной печатью и подал его Хорнблоуэру.

— Возьмите, капитан, — сказал он. — Это подорожная, дающая право на проезд в почтовой карете. Свое имя и время отъезда, а также место назначения, впишете сами. Она позволит вам сэкономить время и деньги на поездку в Плимут. Такой же бланк получите в конторе порта на обратный путь. Я распоряжусь. Там же вы сможете получить капитанское жалованье за три месяца вперед, считая со вчерашнего дня. Вот ордер. — Он протянул Хорнблоуэру еще одну официального вида бумагу.

— Благодарю вас, сэр, — с чувством сказал Хорнблоуэр, которого великодушный жест мистера Марсдена в самом деле избавлял разом от множества мелких и не очень мелких проблем, связанных с безденежьем. Теперь он сможет купить Марии достойный подарок, безбедно прожить дарованный ему месяц отпуска и даже оставить жене приличную сумму до следующей выплаты жалованья. Одновременно, правда, в голове у него мелькнула крамольная мысль, что столичное начальство относится к деньгам налогоплательщиков с куда меньшим почтением, чем провинциальное. Он вспомнил прочитанную Фостером «Дредноутом» лекцию о желающих прокатиться за казенный счет, и на миг им овладело желание отказаться, но в кармане оставалось всего лишь около двадцати гиней — как раз на дорогу до Плимута. (О пятидесяти фунтах, врученных м-ром Барроу, Хорнблоуэр помнил, но еще не свыкся с мыслью считать эти деньги своими, поэтому в расчет их как бы не принимал.) Да, щедрость Адмиралтейства оказалась очень кстати. С половинным жалованьем за прошлые месяцы, ждавшим его в кассе портовой конторы, и полным капитанским за будущие три месяца и теми деньгами, что имеются у него сейчас, Хорнблоуэр внезапно ощутил себя Крезом, Лукуллом, Мидасом и бароном Ротшильдом [41] одновременно. Такой суммы у него еще никогда не было!

— Не стоит благодарности, — небрежно ответил мистер Марсден. — Желаю вам приятного отдыха. Кто знает…

Он не закончил фразу, но и так было понятно, что имелось в виду. Кто знает, когда еще придется отдыхать, да и придется ли вообще. Тень гарроты черным облаком в очередной раз затуманила взор Хорнблоуэра.

Пришла пора распроститься. Напоследок мистер Марсден порекомендовал Хорнблоуэру на досуге заняться испанским языком, а также фехтованием и стрельбой из пистолета.

— Может пригодиться, капитан, — пояснил он, — а о расходах на учителей не беспокойтесь. Отправьте счета в Плимутскую контору, там их оплатят.

— Благодарю вас, сэр, — сказал Хорнблоуэр и с тоской подумал, что будущий отпуск может оказаться далеко не таким уж и безмятежным.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Плимут встретил Хорнблоуэра чудесной солнечной погодой и устойчивым норд-вестом, принесшим на своих крыльях антициклон и позволившим всем судам, готовым к выходу в море, не задерживаться на рейде ни одного лишнего часа. Мария встретила мужа с такой бурной радостью, что ему на миг стало стыдно за собственную холодность, граничащую с равнодушием. Впрочем, он давно научился с успехом имитировать пылкую нежность влюбленного в своих отношениях с женой, так что Мария ничего не заподозрила. Малыш Горацио одарил отца застенчивой улыбкой и сразу спрятался за материнской юбкой. Лишь на следующий день он перестал дичиться и даже два раза пролепетал что-то похожее на «папа».

Единственным человеком, не испытавшим никакой радости от встречи с Хорнблоуэром, стал кассир портовой конторы, куда капитан отправился сразу же по приезде, не став даже обедать и только помывшись и побрившись с дороги. Марию он взял с собой, но говорить ничего не стал, решив сделать жене сюрприз и заранее предвкушая ее радостное изумление, когда он высыпет ей в передник целую кучу золота, серебра и ассигнаций. Сюрприз, однако, едва не сорвался. Старик-казначей, просидевший на этом месте, должно быть, лет сорок, а то и пятьдесят, неожиданно заупрямился, отказавшись выдать жалованье за три месяца вперед и ссылаясь при этом на какие-то параграфы, о которых Хорнблоуэр в жизни не слышал. Напрасно совал он под нос кассиру ордер с подписью мистера Марсдена — старик упрямо твердил одно и то же: «Не положено, сэр…» и «Ничем не могу вам помочь, сэр». Так ничего и не добившись, Горацио решил уже, было, махнуть рукой на эти деньги, тем более, что жалованье за предыдущие месяцы кассир выдал беспрекословно, а с пятьюдесятью фунтами от мистера Барроу этого должно было с лихвой хватить на ближайшие месяц-полтора. С этой мыслью капитан вышел на крыльцо конторы и нос к носу столкнулся с флаг-лейтенантом коменданта порта адмирала Фостера «Дредноута». Молодой офицер сразу узнал Хорнблоуэра, не так давно посещавшего коменданта перед отъездом в Лондон. Лейтенант сам провожал его тогда до кареты и помог погрузить багаж. Узнав о затруднениях капитана, он сразу вызвался помочь. Взяв из рук растерянного капитана подписанный ордер, флаг-лейтенант исчез и через пять минут появился снова, торжествующе размахивая листочком бумаги, поперек угла которого красовалась резолюция адмирала: «Выдать немедленно!»

вернуться

41

Крез (595—546 до н.э.) — царь Лидии (с 560 г .). Разбит и взят в плен персидским царем Киром II, а его царство присоединено к Персии (546). Богатство Креза вошло в поговорку.

Мидас — царь Фригии в 738—696 гг. до н.э. Согласно греческому мифу, Мидас был наделен Дионисом способностью обращать в золото все, к чему бы он ни прикасался. По древнему мифу, невежественный и самоуверенный Мидас присудил первенство в музыкальном состязании Аполлона с Паном последнему (отсюда «мидасов суд» — суд невежды); в наказание за это Аполлон наделил Мидаса ослиными ушами («уши Мидаса»).

Ротшильды — семья банкиров, разветвленная династия финансистов, ведущая начало от франкфуртского банкира Майера Ансельма Ротшильда (1743—1812), который открыл во Франкфурте-на-Майне меняльную контору.

60
{"b":"8998","o":1}