ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Полагая, что на этом все закончилось, капитан собрался, было, вернуться в дом, но тут граф с видом заговорщика подмигнул Рикардо, тот понимающе кивнул и принялся снова менять картонные головы мишеней.

— Как, вы собираетесь стрелять еще? — не смог сдержать удивления Хорнблоуэр.

— Нет, друг мой, стрельбы больше не будет, — рассмеялся дон Франсиско. — Просто сейчас Рикардо покажет нам кое-что особенное. Ручаюсь, такого вы еще не видели.

Перейра подошел к двум Хуанам и взял у них навахи. Затем отсчитал два десятка шагов от чучел, вынул из кармана маленькое зеркальце, примерился и метнул нож из-под локтя. Со свистом разрезав воздух, смертоносное лезвие вонзилось в правый глаз намалеванной на картоне рожи. Еще бросок — и вторая наваха поразила левый глаз. Только тогда сержант позволил себе обернуться и посмотреть на мишень.

— Браво! — воскликнул Горацио, действительно никогда не видевший ничего подобного. Но и на этом сюрпризы не кончились. Рикардо подошел к чучелу, достал оба ножа и снова отошел на двадцать шагов. Зеркальце он убрал обратно в карман. Стоя спиной к чучелу, он только раз коротко оглянулся, чуть переменил позу, напружинился и метнул ножи сразу с обеих рук. Они вонзились во вторую мишень одновременно, поразив сразу два глаза. Тут уже и граф в восхищении вскочил с места.

— Такого ты мне еще не показывал! — воскликнул он. — Когда же ты успел научиться этому трюку?

— Да так… тренировался потихоньку, — туманно ответил сержант и махнул рукой. — Ничего особенного. Хуан Маленький сможет так же, только показать.

Теперь Хорнблоуэр лучше представлял возможности и сильные стороны членов своей будущей команды. Немного беспокоил Клавдий, но он решил поручить надзор за ним сержанту Перейре. На него можно было положиться во всем, как в недавнем прошлом он привык полагаться на Буша. Этих двух людей роднила неизменная спокойная уверенность в себе и своих силах, хотя Рикардо, безусловно, обладал большим воображением и изобретательностью. Из него мог бы получиться блестящий старший офицер любого военного корабля английского флота. Лучшего комплимента Горацио не знал.

После смотра Хорнблоуэр провел с графом и его молочным братом еще пару часов, обсуждая с ними разные мелочи, касающиеся предстоящей экспедиции. При этом Миранда постоянно возвращался к завтрашней поездке в Сюррей, гадая на все лады, зачем они туда отправляются. У капитана, с его аналитическим умом, были на сей счет определенные соображения, близкие к уверенности, но делиться ими он не спешил, не без основания считая, что лучше промолчать, чем прослыть болтуном. Миранда предложил остаться на ночь, но на это Горацио не согласился, предпочитая вернуться в гостиницу, где его могли ждать сообщения из Адмиралтейства. Тогда граф любезно предложил воспользоваться его каретой. От этого капитан отказываться не стал и вернулся в гостиницу еще до сумерек. Он прочитал парочку газет в холле, плотно поужинал и лег спать пораньше, памятуя о том, что вставать придется в половине шестого утра.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Обе кареты остановились неподалеку от парадного входа в ничем не примечательный дом неизменного темно-красного кирпича, как две капли воды похожий на тысячи таких же домов по всей Англии, в которых обитают обычно сельские помещики средней руки. Из гостей один только Генри Марсден, Первый Секретарь Адмиралтейства, знал, кому на самом деле принадлежит это поместье в провинциальном Сюррее. Остальные могли лишь догадываться, хотя Хорнблоуэр уже успел убедиться в справедливости своих предположений, когда прочитал название «Мертон» на дорожном указателе за милю до места.

Большой двор выглядел довольно неухоженным. Вдоль стен и по углам валялся всякий мусор: дырявые ведра, сломанное тележное колесо, непонятного назначения железки и обрезки досок. Все это изрядно заросло крапивой и бурьяном. Дом снаружи тоже не радовал глаз. Кирпичная кладка местами потрескалась, а фундамент глубоко осел в землю. Фасад определенно требовал ремонта, хотя бы косметического. Кое-какие попытки уже делались, о чем свидетельствовало парадное крыльцо, выглядевшее новей и нарядней прочего, и свежевыкрашенные оконные рамы. И все же в целом внешний вид дома производил впечатление какого-то запустения и упадка, наводя на мысль, что хозяева живут здесь только редкими наездами и неподолгу.

Встречать визитеров вышел на крыльцо старый дворецкий. Он почтительно поклонился мистеру Марсдену, которого, видимо, хорошо знал, осведомился об именах двух других посетителей и удалился «доложить Его Светлости», предварительно пригласив всех в холл с высокими потемневшими потолками и ведущей на второй этаж мраморной лестницей, покрытой ковровой дорожкой.

Гости расселись в огромные старинные кресла у камина с прибитой над ним головой оленя с роскошными рогами, и приготовились ждать. Ожидание их оказалось недолгим. Прошло не более десяти минут, когда тот же дворецкий, показавшись наверху лестницы, торжественно объявил надтреснутым старческим голосом:

— Лорд Нельсон, джентльмены… леди Эмма ГаМильтон [31].

Хорнблоуэр знал, чье имя услышит, и все равно, несмотря на обыденность обстановки, почувствовал, как внутри него все холодеет, а душу охватывает неизъяснимый восторг. Он никогда не видел этого человека, при жизни ставшего легендой и сделавшего немыслимую карьеру в самом консервативном по своим традициям флоте мира, но хорошо представлял его по многочисленным портретам и гравюрам. Сын провинциального священника, Горацио Нельсон в двенадцатилетнем возрасте впервые вышел в море. В девятнадцать он стал лейтенантом, а в двадцать — полноправным реестровым капитаном Королевского Флота. Такого еще никогда не бывало. Сейчас ему было сорок семь лет, и он находился на вершине славы, увенчанный множеством высоких орденов и титулов, однако, известный всему миру под именем лорда Нельсона и никаким иным. Редко кто называл его виконтом, бароном или герцогом, хотя Нельсон имел право на каждый из этих титулов. В глазах английского народа он был и навсегда остался просто лордом Нельсоном, величайшим моряком за всю историю Великобритании. Быть может, поэтому дворецкий и не стал тратить времени на перечисление его пышных званий и наград.

Едва ли кто посмел бы назвать спускающуюся по лестнице пару обыкновенной. Облаченный в роскошный вице-адмиральский мундир Нельсон вел под руку женщину ослепительной красоты. Казалось странным видеть рядом с невзрачного вида джентльменом с черной повязкой на глазу и искусно заправленным пустым рукавом мундира прекрасную богиню, словно сошедшую с Олимпа, чтобы осчастливить смертных лицезрением своей особы. Правда, такое впечатление спутница адмирала производила только на расстоянии. При более близком рассмотрении бросались в глаза начавшая увядать кожа, тоненькие сеточки морщин в уголках век, которых уже не могли скрыть пудра и притирания, и предательская седина, тронувшая некогда пышные великолепные волосы. Эмме Гамильтон исполнилось сорок лет, и никакие ухищрения парикмахеров, никакая косметика или диета не могли сделать ее снова двадцатилетней.

Капитану показалась странной не совсем уверенная походка леди Эммы. Поначалу он решил, что у нее, наверное, болит нога, но когда, сойдя с лестницы, она остановилась прямо перед ним, Хорнблоуэр с ужасом почуял запах спиртного, перебить который не могли даже духи, которыми леди Гамильтон пользовалась с неумеренностью трактирной служанки. Должно быть, она вылила на себя целый флакон. Хорнблоуэру Нестерпимо захотелось чихнуть, и только невероятным усилием воли он сдержался.

— Добрый день, Генри, — поздоровался Нельсон, пожимая руку Марсдену. — Добрый день, джентльмены, — кивнул он по очереди Хорнблоуэру а Миранде, оценивающе вглядываясь единственным глазом в лицо каждого при рукопожатии.

Мистер Марсден представил гостей. Имя графа не вызвало у адмирала никаких эмоций, а вот о Хорнблоуэре он, оказывается, слыхал.

вернуться

31

Эмма Гамильтон (1765—1815), урожденная Хорт (по другим версиям — Лайон) — политическая авантюристка. Родившись в семье чеширского кузнеца, ведя с молодости жизнь, полную приключений, выступала то в роли служанки, то танцовщицы, то натурщицы; быстро меняла свои привязанности. Наконец, попала в Неаполь, став там любовницей, затем женой английского посла Уильяма Гамильтона. Будучи представлена ко двору королевы Марии Антуанетты, леди Гамильтон приобрела большое влияние на нее и, пользуясь своим положением, оказала ряд услуг английскому правительству, сыграв роль осведомительницы в период войны с революционной Францией. Затем Эмма Гамильтон принимала участие в реставрации Бурбонов в Неаполе, сумев привлечь к этому делу адмирала Нельсона, за которого впоследствии вышла замуж. После смерти адмирала издала его переписку с нею самой. Умерла во Франции в 1815 г . в большой бедности.

69
{"b":"8998","o":1}