ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Капитан послушно вернулся в хижину, но усидеть на месте не мог и принялся расхаживать по комнате, не очень подходящей для такого занятия, так как места в ней было еще меньше, чем на шканцах «малыша» «Пришпоренного». Проснувшийся Клавдий сполз вниз и уселся на табурет, наблюдая неотрывным взглядом за метаниями Хорнблоуэра. Когда это ему наскучило, он деланно зевнул и заявил, ни к кому конкретно не обращаясь:

— Будь я на месте Господа, заставил бы Моисея вписать в скрижали еще одну заповедь: «Не суетись!»

Хорнблоуэр остановился как вкопанный и со стыдом почувствовал, что краснеет. Строго говоря, упрек не был заслуженным. Он сам не любил суетиться и не выносил суеты подчиненных. Просто в движении Горацио всегда легче думалось, но мошенник знать этого не мог, а со стороны его беспорядочное хождение выглядело, должно быть, именно так. И сделать он ничего не мог: Клавдий был сугубо штатским человеком и плевать хотел на субординацию, а уж язычок у него отличался такой остротой, какой позавидовал бы сам Рабле [35]. Хорнблоуэр попытался припомнить хотя бы одну статью Военного Кодекса, по которой священника можно было бы привлечь к ответственности за подобное высказывание, но так ничего и не придумал, а вступать в дискуссию с бывшим каторжником он считал ниже своего достоинства. Пришлось ограничиться кратким приказом замолчать, что Клавдий и сделал, но с такой ехидной ухмылкой, что сразу стало ясно, за кем осталось поле боя.

Дверь без предупреждения распахнулась, и в дом вошел Педро в сопровождении незнакомого мужчины. В чертах его лица проскальзывало что-то азиатское, а черная борода и густые усы только усугубляли первое впечатление. Пришелец был сравнительно молод, широк в плечах и его можно было бы назвать красавцем, если бы не отсутствие обоих ушей, на месте которых торчали уродливые обрубки. Клавдий от неожиданности отпрянул и сотворил крестное знамение, но Хорнблоуэр стоически поборол отвращение и глазом не повел, сохраняя на лице абсолютно безразличное выражение.

— Это вам принадлежит знак, сеньор? — задал без околичностей первый вопрос бородач, показывая сложенные вместе половинки ассигнации.

— Мне, — подтвердил Хорнблоуэр с легким наклоном головы, который, при желании, можно было посчитать за приветствие.

— Вы готовы отправиться в путь?

— Да. Полагаю, четверти часа на сборы моим людям будет достаточно.

— Нет, вы неправильно поняли меня, сеньор, — сказал разбойник, — речь идет только о вас. Ваши люди останутся здесь…

Хорнблоуэр хотел было запротестовать, но так и не сделал этого, потому что чернобородый, заметив, видимо, его состояние, поспешил объясниться:

— Вы можете не волноваться, сеньор. Ваши люди будут здесь в полной безопасности. Педро присмотрит за ними. Дело в том, сеньор, что атаман не знает пока, чего вам от него надо, вот он и приказал привезти одного старшего. Если вы договоритесь с ним, тогда можно будет переправить и остальных. Ну, а если не договоритесь, что тоже может случиться, — при этих словах бандит оскалился в волчьей усмешке, — вам они не понадобятся, а нам — тем более…

В аргументах чернобородого была своя логика. Как ни тоскливо было расставаться с друзьями и одному отправляться в неизвестность, Хорнблоуэр не колебался ни минуты.

— Очень хорошо, — объявил он. — Через десять минут я буду к вашим услугам, сеньор?..

Бородач то ли не услышал, то ли сознательно проигнорировал вопросительные нотки в обращении капитана, но имени своего так и не назвал. Он повернулся на каблуках и вышел, бросив через плечо:

— Десять минут, сеньор. Ждем вас у коновязи. «Ждем вас…» Выходит, посланец Запаты прибыл не один? Или он имел в виду Педро? Хорнблоуэр решил не ломать себе голову — все равно через несколько минут он так или иначе обо всем узнает. Но еще надо было прихватить свои вещи и предупредить Миранду, которого он решил оставить за командира в свое отсутствие. Собственно говоря, иной кандидатуры у него не было, хотя сержант Перейра подходил для этой роли лучше.

Наскоро переговорив с Мирандой в присутствии Педро, который еще раз заверил, что все будет в порядке, Хорнблоуэр взвалил на плечо мешок и пошел к коновязи. Здесь его ждали трое всадников. Одним из них был уже знакомый бородач, которого Хорнблоуэр мысленно окрестил «арабом» за восточные черты и хитрые, колючие и одновременно масленые глазки. Лица двух других всадников скрывала ночная тьма, да Хорнблоуэр особенно ими и не интересовался. Ему предстояло иметь дело с самим атаманом, поэтому на подручных можно было не обращать внимания. Четвертая лошадь без седока предназначалась, очевидно, ему. Капитан возблагодарил Небо, внушившее мистеру Марсдену мысль направить его в частную школу месье де Мерекура, где шевалье, помимо всего прочего, преподал Горацио несколько уроков верховой езды. Профессионального наездника, понятное дело, получиться из него не могло, но держаться в седле так, чтобы не отбить себе зад до костей на первой же миле, капитан все-таки научился. Он залез на своего коня и взял в руки поводья. Пускай сделано это было не очень ловко и не без некоторой опаски, но и без того страха, каким сопровождались все его прежние, к счастью немногочисленные, контакты с лошадьми.

Больше ни слова сказано не было. Похожий на араба разбойник первым тронул коня и шагом направил его вниз по тропе. Второй всадник последовал за ним, а третий сделал нетерпеливый жест, указывающий Хорнблоуэру, что теперь его очередь. Он послушно сжал конские бока коленями и слегка коснулся их стременами. Умное животное затрусило вслед за первыми двумя, а последний из посланцев Запаты замкнул кавалькаду.

Копыта низкорослых, но выносливых лошадок местной породы жизнерадостно цокали по каменистой горной тропинке. Небо на востоке окрасилось алым. Приближался восход. По подсчетам капитана, они ехали вот уже около десяти часов с двумя краткими остановками на отдых. Он давно перестал ориентироваться на местности и мог только предполагать, что от побережья его отделяет сейчас не меньше двадцати миль.

Горная тропа уперлась в нагромождение скал и огромных валунов. Спутники Хорнблоуэра спешились. Не дожидаясь приглашения, он последовал их примеру и молодецки спрыгнул на землю, но тут же пожалел о своем необдуманном поступке. Острая боль пронзила всю нижнюю часть тела и позвоночник, он покачнулся и чуть не упал, но успел вовремя ухватиться за поводья. С трудом удерживаясь от стона, Хорнблоуэр подошел к остальным. Они о чем-то переговаривались вполголоса и разом замолчали, как только он приблизился.

— Мы прибыли, сеньор, — изрек чернобородый. Капитан огляделся, но не обнаружил в пределах видимости ничего похожего на разбойничий лагерь. Больше всего это место напоминало воронку от разрыва бомбы колоссальных размеров. По привычке, Хорнблоуэр быстро решил в уме задачку, каким должен быть калибр бомбы, чтобы так разметать и нагромоздить друг на друга каменные обломки весом по несколько тонн. Получалось, что диаметр снаряда должен составлять больше трех ярдов. Горацио уже начал решать вторую задачку, логически вытекающую из первой: сколько металла пойдет на гаубицу, способную выстрелить такой бомбой, но голос «араба» вернул его к действительности:

— Дальше мы пойдем пешком, сеньор. Вам придется завязать глаза.

Вот это новость! Мало того, что он вынужден якшаться со всяким отребьем, так они еще собираются подвергнуть его унизительной процедуре. Первым побуждением Хорнблоуэра было отказаться, но на помощь пришла холодная логика. Что толку, если он откажется? В лучшем случае, его отвезут обратно, в худшем — оставят здесь с пулей в груди или просто скинут в ближайшую пропасть. В любом случае он не выполнит задание. Ничего не поделаешь — разбойники тоже обязаны заботиться о собственной безопасности. Придется ему в очередной раз подчиниться правилам чужого монастыря.

— Извольте, — сказал, глубоко вздохнув, капитан. По знаку старшего, один из разбойников завязал ему глаза плотной повязкой черного шелка, закрывшей почти все лицо. Теперь он даже под ноги смотреть не мог. Но и этого разбойникам показалось мало. Один из них взял его за плечи и начал вращать вокруг своей оси, чтобы окончательно лишить способности ориентироваться. У Хорнблоуэра закружилась голова. Когда новая пытка закончилась, кто-то взял его за руку и повел за собой, как маленького ребенка. За спиной он слышал стук копыт и шумное дыхание ведомых в поводу коней.

вернуться

35

Рабле Франсуа (Rabelais) — французский писатель, один из величайших европейских сатириков, родился в Шиноне, (в Турени), по одним известиям в 1483 г ., по другим — около 1495 г . Умер он в Париже в 1553 г .

78
{"b":"8998","o":1}