ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Где? – крикнул Хорнблауэр.

– Слева по курсу, сэр. Люггер, сэр. Думаю, он направляется к нам, но он прямо против солнца…

– Да, люггер, сэр, – тонким голосом завопил мичман Хукер с фор-брам-стеньги-салинга. – Двухмачтовый. Прямо на ветре, идет на нас под всеми парусами, сэр.

– Идет на нас? – озадаченно переспросил Хорнблауэр. Он вскочил на платформу ближайшей шканцевой карронады, из-под руки глядя против солнца и ветра. С палубы еще ничего было не разглядеть.

– Идет прежним курсом, сэр, – пронзительно выкрикнул Хукер.

– Мистер Буш, – сказал Хорнблауэр, – обстените крюйсель.

Возможно, это жемчужный люггер из Панамского залива, не ведающий о присутствии в здешних водах британского фрегата; с другой стороны, возможно, он послан Эль Супремо – маловероятно, судя по его курсу, но это можно как-нибудь объяснить. Когда корабль приподнялся на волне, Хорнблауэр различил сверкающий белый квадрат, который на секунду выглянул из-за далекого горизонта и тут же исчез. Минуты проходили, паруса показывались все чаще и чаще. Наконец с палубы стал виден уже почти весь люггер. Он под взятыми на гитовы за середину парусами мчался на фордевинд, указуя бушпритом прямо на «Лидию».

– Он несет испанский флаг, – сказал Буш, не опуская подзорную трубу. Хорнблауэр заподозрил это уже некоторое время назад, но не поверил своим глазам.

– Все равно, они его спускают, – отозвался он, радуясь, что первый это заметил.

– И впрямь, сэр, – удивился Буш и ту же добавил: – А вот опять поднимают, сэр. Нет! Что вы там видите, сэр?

– Белый флаг над испанским, – сказал Хорнблауэр. – Это означает переговоры. Нет, я им не доверяю. Поднимите флаг, мистер Буш, и пошлите матросов на боевые посты. Выдвиньте пушки. Пленных пусть отведут вниз и охраняют.

Он не собирался попадаться на какую-нибудь испанскую хитрость. Возможно, люггер полон вооруженными людьми, и те потоком хлынут на ничего не ожидающее судно. Когда орудийные порты «Лидии» открылись и она показала зубы, люггер лег в дрейф на расстоянии чуть больше пушечного выстрела.

– Они спускают шлюпку, сэр, – сказал Буш.

– Вижу, – отрывисто бросил Хорнблауэр. Ялик с двумя гребцами плясал на волне. По трапу на переходный мостик взобрался человек – какие только странные личности не поднимались по этому трапу в последнее время. Новоприбывший был в парадном мундире испанского флота, эполеты его сверкали на солнце. Он поклонился и приблизился.

– Капитан Хорнблауэр? – спросил он.

– Я капитан Хорнблауэр.

– Рад приветствовать в вашем лице нового союзника Испании.

Хорнблауэр с усилием сглотнул. Это могла быть военная хитрость, но с первого же слова он интуитивно почувствовал: испанец говорит правду. Мир, который только что казался радостным, померк. Хорнблауэр разозлился: похоже, безответственные политики ввергли его в целую пучину затруднений.

– Мы получили новости четыре дня назад, – продолжал испанец. – В прошлом месяце Бонапарт похитил у нас нашего короля Фердинанда и объявил своего брата Жозефа королем испанским. Правительственная хунта подписала с Его Британским Величеством договор о вечном союзе и дружбе. Для меня большая радость сообщить вам, что все порты Его Католического Величества открыты для вас после вашего многотрудного путешествия.

Хорнблауэр стоял, как громом пораженный. Все это может быть ложь, военная хитрость, призванная заманить «Лидию» под пушки испанских береговых батарей. Лучше бы это была ложь. Это было бы лучше, чем те бесчисленные сложности, которые ожидают его в противном случае. Испанец усмотрел в его молчании недоверие.

– Вот письма, – сказал он, вынимая их из кармана. – Одно от вашего адмирала с Подветренных островов, присланное сюда через Порто Белло, другое от Его Превосходительства вице-короля Перу, и еще одно от английской леди из Панамы.

Он с поклоном вручил письма, и Хорнблауэр, пробормотав извинения – беглый испанский изменил ему вместе с сообразительностью – начал их вскрывать. И тут же себя одернул – на палубе, под взглядами испанского офицера, не место изучать эти документы. Вновь пробормотав извинения, он спустился вниз и укрылся в своей каюте.

Плотный парусиновый пакет флотских приказов производил впечатление подлинного. Хорнблауэр внимательно изучил обе печати; непохоже, чтоб их вскрывали. Пакет был честь по чести подписан на английском. Хорнблауэр аккуратно разрезал пакет и прочитал приказы. Они не оставляли сомнений. Подпись была – Томас Трубридж, контр-адмирал, баронет. Хорнблауэр раньше видел подпись Трубриджа и теперь узнал ее. Как и следовало ждать от Трубриджа, приказы были кратки. Между правительствами Испании и Его Величества заключен союз, капитану Хорнблауэру указывается и предписывается воздержаться от враждебных действий против испанских владений, и, получив от испанских властей необходимые припасы, проследовать со всей поспешностью в Англию для получения дальнейших указаний. Документ был несомненно подлинный. Он был помечен «копия № 2» – вероятно, другие копии разосланы в другие части испанских владений, чтоб он наверняка получил хоть одну.

Следующий пакет был снабжен вычурными печатями и подписан изящным почерком с завитушками. Это было приветственное письмо вице-короля Перу. Тот заверял, что вся Испанская Америка в распоряжении Хорнблауэра, и выражал надежду, что он воспользуется всеми предоставленными возможностями для наискорейшего возвращения на родину, где сможет содействовать испанскому народу в его святой миссии и в том, чтобы загнать французского узурпатора обратно.

– Кхе-хм, – сказал Хорнблауэр. Испанский вице-король еще не знает о судьбе «Нативидада» и новом предприятии Эль Супремо. Вряд ли он будет столь же сердечен, узнав, какую роль сыграла «Лидия» в этих событиях.

Третье письмо было запечатано простой облаткой и подписано женской рукой. Испанский офицер говорил про письмо от английской леди из Панамы – каким ветром занесло туда английскую леди?

Хорнблауэр развернул письмо и прочел.

Панама, Цитадель.

Леди Барбара Велели приветствует капитана английского фрегата и просит его любезного дозволения проследовать вместе с горничной на его корабле в Европу, ибо вспыхнувшая на Испанском материке желтая лихорадка не позволяет ей вернуться на родину более коротким путем.

Хорнблауэр сложил письмо и в раздумье постучал по нему пальцем. Конечно, эта женщина просит невозможного. Переполненный фрегат, огибающий мыс Горн, не место для особ слабого пола. Она, по видимости, так не считает, напротив, явно рассчитывает на безусловное выполнение своей просьбы. Имя Велели, конечно, вполне это объясняет. Леди, вероятно, сестра или тетка двух знаменитых Велели – досточтимого маркиза Велели, кавалера ордена св. Патрика, бывшего генерал-губернатора Индии, а ныне члена кабинета министров, и генерала, досточтимого сэра Артура Велели[5], кавалера ордена Бани, победителя при Ассайе, на которого указывали, как на величайшего солдата Англии после сэра Джона Мура. Хорнблауэр видел его однажды и запомнил надменный орлиный нос и властные глаза. Если женщина – той же крови, она будет ждать послушания как чего-то само собой разумеющегося. И не зря. Капитан фрегата, не имеющий ни связей, ни гроша за душой, счастлив будет оказать услугу члену этой семьи. Мария будет радоваться, хотя и ревновать немного, узнав, что он общался с дочерью графа, сестрой маркиза.

Но сейчас не время думать о женщинах. Хорнблауэр запер письма в стол и выбежал на палубу. С вымученной улыбкой он подошел к испанскому капитану.

– Приветствую нового союзника,– сказал он.– Сеньор, я горд вместе с Испанией сражаться против корсиканского тирана.

Испанец поклонился.

– Мы очень боялись, капитан, – сказал он, – что вы встретите «Нативидад» раньше, чем узнаете новость, поскольку на нем ее тоже не получили. В таком случае ваш прекрасный фрегат мог бы понести большой ущерб.

вернуться

[5]

Артур Велели, впоследствии герцог Веллингтон (1769–1852), уроженец Дублина, английский полководец и государственный деятель, командовал британскими войсками в Индии, затем в Португалии, Испании и Франции.

17
{"b":"8999","o":1}