ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Смузи для счастья. 7 озарений, которые изменят твою жизнь
Драконоборец. Том 1
Наследие
Ходячие мертвецы Роберта Киркмана. Найти и уничтожить
Коловрат. Знамение
Запредельный накал страсти
Разбойник с большой дороги. Кадетки
Копье и кость
Серебряная ведьма
A
A

– Не стану извиняться за то, что я мужчина.

– Ты должен извиниться за то, что ты грубый мужчина. – Фиона сложила руки на коленях. – Что ты имел в виду, когда сказал, что у меня… соблазнительный вид?

– Я нахожу весьма эротичным, когда женщина кусает нижнюю губу.

– Должно быть, ты шутишь! – воскликнула Фиона. Голубые глаза потемнели.

– Ты невинна, не так ли?

У нее вспыхнули щеки.

– Ты единственный из мужчин знаешь, что это не так.

– Существуют разные виды невинности, Фиона.

Она пожала плечами:

– Я не сожалею о наших прежних отношениях, за исключением того, что они не завершились так, как должны были завершиться.

– Это была не моя вина.

– Нет, твоя. Ты не был готов остепениться.

– Я предложил тебе выйти за меня замуж! Я ожидал тебя, но ты не пришла. Вместо этого ты прислала своих братьев с дурацким посланием и…

– У тебя все еще была любовница.

За этим последовало продолжительное молчание, наконец Джек проговорил:

– Я не вижу, какое это имеет значение. У многих мужчин имеются любовницы. Я хотел жениться на тебе, Фиона! Вот что имеет значение.

– У нас разные понятия о ценностях. Я никогда не смирилась бы с тем, что мой муж содержит любовницу.

Джек пожал плечами:

– Возможно, я расстался бы с ней, если бы ты попросила. Этого мы никогда не узнаем, не так ли?

– У тебя сейчас есть любовница? – Этот вопрос прозвучал раньше, чем Фиона успела подумать.

Джек поджал губы:

– Это не твое дело.

Фиона почувствовала, что ее пальцы сжимаются в кулаки, и заставила их разжаться. Это было ее дело. Она не примет брак, если будет иначе. Весьма существенный изъян в ее плане: она вышла замуж за мужчину, которого не могла упросить, проконтролировать или убедить.

Она стала рассматривать Джека из-под ресниц. Все в его фигуре демонстрировало вызов. Начиная с того, как он ставил ноги на пол кареты, и кончая тем, как держал на груди скрещенные руки. Гордый наклон головы давал ей понять без слов, что она отнюдь не выиграла эту баталию. А возможно, и проиграла.

Однако Фиона не любила проигрывать.

– Все, что ты делаешь, – это мое дело. Мы женаты.

– Это ненадолго. Добравшись до Лондона, я выясню, как можно разобраться с этой ситуацией.

Фиона бросила быстрый взгляд из-под ресниц.

– Брак нельзя отменить. Я уже сказала тебе об этом.

Джек вскинул бровь.

– Ты не всегда бываешь права.

– Я знаю, – сказала она с некоторым раздражением, – но даже ты должен признать, что я редко ошибаюсь.

Джек внезапно улыбнулся кривой улыбкой, от которой у Фионы зашлось дыхание.

– А ты нисколечко не изменилась.

Если и существовала опасность в осуществлении ее намерений, то она сводилась к тому, что она может не устоять перед чарами Джека. Затем последует глубокое разочарование, а она уже сыта этим по горло.

– Ты снова покусываешь губу. – Глаза Джека сверкнули. – Я намерен рассказать тебе, почему это так эротично, но предупреждаю, что это может показаться предосудительным.

– Все, что имеет отношение к тебе, как правило, достойно осуждения.

Губы его слегка дрогнули, однако ответ его не заставил себя ждать.

– Когда ты кусаешь губу, я невольно думаю о других вещах, которые ты можешь делать своим ртом.

– О-о… – Например, есть, целовать и… Щеки Фионы зарумянились, тем не менее она была слегка заинтригована. Джек всегда действовал на нее таким образом. Он мог смутить и заинтриговать ее одновременно.

Но возможно, это была полезная информация. Придет время, когда ей понадобится соблазнять его, в особенности если он станет упорствовать и отказываться выполнять свои «мужские обязанности» по приезде в Лондон. А это вполне может случиться, если у него есть любовница. Фиона поджала губы, чтобы не выглядеть сердитой. Она никогда не любила делиться с другими и уж тем более не станет делиться мужем.

– Ты потеряла несколько булавок. – Джек вынул две из складок ее платья и протянул ей. – У тебя очень длинные волосы. Гораздо длиннее, чем были тогда, когда я видел тебя последний раз.

– Почти до талии. – Фиона поморщилась. – Я собиралась их подрезать.

– Я люблю, когда у женщины длинные волосы.

– Ты любишь всяких женщин, с длинными волосами и с короткими. – Она фыркнула, заправляя непослушный завиток у виска.

Джек озорно подмигнул.

– В этот момент я в особенности люблю женщин с длинными каштановыми волосами и зелеными глазами.

– Ах, Боже мой, прекрати!

– А что я должен прекратить? – с невинным видом поинтересовался он.

– Прекрати флиртовать. У тебя каждая фраза звучит как предложение.

Он прислонился спиной к спинке сиденья, при этом его бедра прижались к ее.

– А у тебя что ни фраза, то вызов!

Фиона не нашлась что возразить. Если она ответит, это подтвердит его слова. Если она ничего не скажет, множество упреков в его адрес окажутся невысказанными.

Он приподнял угол кожаной шторы и бросил взгляд в темноту.

– Мы въезжаем в Лондон. Сейчас почти два часа ночи. – Затем снова угнездился в своем углу, навалившись на нее ногой. – Я люблю быструю езду.

Она посмотрела в окно с ее стороны. Довольно холодно сидеть в углу, ибо влажный ночной воздух просачивался через все щели. Пожалуй, ей придется согласиться с тем, что его нога прижата к ее бедру. По крайней мере их разделяет немало слоев одежды. На Джеке были брюки и… Она посмотрела на его ноги. И что еще? Неужели у него под брюками ничего больше нет? Брюки, казалось, прилипли к нему, обрисовывая мощные бедра и выпуклости над…

О Господи! Она закрыла глаза. Она разглядывала его… Это было не только нескромно, но еще и вызывало удивительное щекотание внутри ее, почти такое же, как если бы она до этого дотронулась.

– Фиона, еще один подобный взгляд – и я за себя не отвечаю. – Джек находился так близко, что она ощущала его дыхание на своем виске. – Ты меня понимаешь?

Фиона смогла нервно кивнуть и почувствовала облегчение, когда он снова отодвинулся.

Джек совсем близко. Джек в тесной карете, ее бедро всего лишь в одном дюйме от ее… Эти воспоминания были такими яркими, такими саднящими. Она была тогда юной и порывистой, и это счастье, что от их кратковременной связи не осталось ничего, кроме волнующих воспоминаний.

Она откашлялась.

– Я вспоминала нас.

– Я тоже думал о нас.

Фиона удивленно посмотрела на Джека:

– Я и не предполагала, что ты мог думать об этом.

Он повернул голову в ее сторону.

– Как я мог не вспомнить об этом? Ведь ты была у меня первой.

– Но это невозможно! У тебя уже была любовница! Александр сказал, что она к тому же не первая.

– Значит, я должен твоего брата благодарить за эту обмолвку? Напомни мне, чтобы я отблагодарил его как следует, когда увижу.

– Я бы это обнаружила так или иначе.

– Да, но ты для меня была особенной. Моя первая девственница.

Ею овладело смятение, и она стала смотреть на носки своих башмачков, видневшихся из-под юбок. Фиона нахмурилась. Обувь и в самом деле вела добропорядочную жизнь. Ее чистили, за ней ухаживали, и для нее самой большой неприятностью было наступить на комок грязи или редкую лужу. Фиона готова была биться об заклад, что ее туфли никогда не испытывали желания внезапно исчезнуть.

Фиона посмотрела на свои руки, на край плаша, на сиденье напротив – словом, куда угодно, только не на Джека.

– Господи, здесь определенно теплее, чем в сельской местности.

– Верно. – Он распрямил ноги, и его бедро еще крепче прижалось к ее бедру. – Гораздо теплее.

Она бросила беглый взгляд на Джека. Когда его глаза приобрели эту суровость? Хотя он и не хмурился, вся его поза говорила о том, что в нем подспудно кипит гнев. Какая-то часть ее надеялась на то, что он примет обстоятельства их женитьбы и не станет сражаться с судьбой. Но это была напрасная надежда.

Фиона вздохнула.

– Когда мы приедем?

– Скоро. Мы останавливались, чтобы поменять коней в Барнете, так что они довольно свежие.

9
{"b":"9","o":1}