ЛитМир - Электронная Библиотека

Проблема с Раулем Леви была не в его квалификации, а в том, что его мучило одиночество, поэтому каждую неделю он с нетерпением ждал очередной поездки в Антверпен, чтобы посидеть с коллегами в любимом кафе, поговорить о своих делах. Через три дня после встречи с Заблонским он был в своей компании и рассказал слишком много.

* * *

Пока Луис Заблонский был в Бельгии, Джон Престон обживал свой новый кабинет на третьем этаже. Он был рад, что ему не пришлось переходить из «Гордона» в другое здание.

Предшественник Престона ушел в отставку в конце прошлого года, его заместитель втайне надеялся, что начальником С-1 (А) утвердят его, но смог скрыть свое разочарование приходом Престона и толково объяснил ему суть новых обязанностей. Они показались Престону скучной рутиной.

Оставшись один, Престон просмотрел список министерств, которые курировало отделение А. Список оказался длиннее, чем он ожидал. Большинство учреждений не были закрытыми, оттуда могла быть только утечка компромата на политиков. Огласка документов, например, о сокращении расходов по социальному страхованию, так как в профсоюзах государственных служащих было немало людей крайне левых политических взглядов. Препятствовать такого рода утечке могла служба безопасности внутри самих министерств.

Главной заботой отделения были Министерство иностранных дел, Кабинет и Министерство обороны, получавшие огромное количество секретных документов. Правда, в каждом из них был строгий режим и собственная служба безопасности. Престон вздохнул. Он начал звонить и назначать встречи, чтобы познакомиться с шефами этих служб.

В промежутках между звонками он взглянул на гору бумаг, которые принес из своего старого кабинета. В ожидании очередного ответного звонка официального лица, которого не оказалось на месте, Престон встал, открыл свой новый личный сейф и сложил туда папки. Последняя из них была его личной копией доклада месячной давности. В служебной картотеке она хранилась теперь с пометкой «Дело закрыто». Он пожал плечами и положил копию в сейф. Наверное, она уже никогда никому не понадобится. Он оставил ее себе на память. Все-таки пришлось немало попотеть, чтобы составить этот отчет.

Глава 3

«Москва.

7 января 1987 года, среда. Генеральному секретарю ЦК КПСС от Г. А. Р. Филби.

Позвольте мне, товарищ Генеральный секретарь, начать с краткого экскурса в историю Лейбористской партии Великобритании. За последние 25 лет в ней сосредоточились и теперь доминируют представители крайне левых сил. Я уверен, что подобный обзор может пролить истинный свет на события предыдущих нескольких лет и сделать прогноз на ближайшие месяцы.

После гибели Хью Гейтскелла от неизвестного вирусного токсина события внутри Лейбористской партии Великобритании развивались более чем обнадеживающе. Казалось, что их сценарий подготовлен здесь, в Москве.

Правда, надо заметить, что внутри лейбористской партии всегда существовало ядро просоветских сторонников марксизма-ленинизма. Но они долгое время составляли ничтожное меньшинство лейбористской партии, не способное влиять на ход событий, выработку политики и, что самое важное, на выбор руководства.

Пока партию возглавляли решительный Клемент Эттли, а затем увлеченный Хью Гейтскелл, такая расстановка сил сохранялась.

Оба лидера не нарушали списка запретов на пропаганду марксизма-ленинизма, троцкизма, экспорта революции, предав такие убеждения анафеме. Их сторонники не могли быть членами партии лейбористов.

После того как Хью Гейтскелл – человек, сорвавший на партийной конференции в Скарборо в 1960 году бурную овацию призывом „бороться, бороться и еще раз бороться за дух традиций – основу партии“, умер в январе 1963 года, бразды правления на тринадцать лет перешли в руки Гарольда Вильсона. Этот человек обладал характером, две черты которого в значительной степени повлияли на судьбу партии в эти тринадцать лет.

В отличие от Эттли он был очень тщеславен, а в отличие от Гейтскелла шел на любые уступки, чтобы избежать конфликтов. Почувствовав это, наши друзья-радикалы приступили к осуществлению долгожданной широкой кампании за все более глубокое проникновение в ряды лейбористов и умножение числа своих сторонников в партии.

В течение ряда лет шла изнурительная, кропотливая работа.

В 1972 году наши просоветские друзья в Национальном исполнительном комитете (далее НИК) протащили резолюцию за отмену запрета на деятельность Лейбористского управления исследований. Лейбористское управление исследований вопреки своему названию ничего не имеет общего с лейбористской партией, его полностью контролируют коммунисты. В следующем, 1973 году, крайне левым в НИК удалось полностью отменить список запрещенных организаций.

Результат превзошел все ожидания марксистской группировки в партии. Мало кто из них был новичком, большинство стали марксистами-ленинцами еще в тридцатые годы. Им необходимо было увеличить число своих сторонников. Они знали, что многие их идейные соратники исключены из партии, выросло целое новое поколение крайне левых, искавших политический дом. С отменой списка запретов именно эти люди всех возрастов пополнили ряды партии.

Старая гвардия со временем отошла от дел. Но она выполнила свою задачу – открыла шлюзы. Сейчас уже новое поколение, более молодое, образует крайне левое крыло партии. И они не просто заняли позиции в ней, а практически прибрали к рукам руководство почти на всех уровнях.

С 1973 года центральный орган партии НИК – в их руках. Хитрые манипуляции привели к тому, что устав и руководящий состав партии изменились до неузнаваемости.

Я позволю себе небольшое отступление, товарищ Генеральный секретарь, чтобы пояснить, кого я имею в виду под „нашими друзьями“ в Лейбористской партии Великобритании и профсоюзном движении. Они подразделяются на две категории: сознательных и интуитивных наших сторонников.

К первой категории я не отношу ни так называемых умеренно левых, ни троцкистов, которые испытывают отвращение к Москве в силу разных причин. Я имею в виду крайне левых. Это убежденные до мозга костей марксисты-ленинцы, которые не хотят называться коммунистами, поскольку это подразумевает членство в совершенно бесполезной коммунистической партии Великобритании. Тем не менее они верные друзья Советского Союза и в девяти случаях из десяти поступают соответственно пожеланиям Москвы. Хотя при этом заявляют, что делают все по законам совести и в интересах Британии.

Вторая группа друзей в лейбористской партии, имеющая в ней сейчас решающее влияние, – это истинно левые, приверженцы социализма. Эти люди в любой ситуации поведут себя так, что это будет соответствовать целям советской внешней политики в Великобритании и вообще на Западе. Таких людей нет надобности инструктировать и поучать. Они сами движимые либо собственными убеждениями, либо ложным патриотизмом, либо жаждой разрушения, честолюбием, страхом, желанием не отставать от толпы, будут действовать в идеальном соответствии с нашими интересами. Все они – невольные проводники нашего влияния.

На словах все они борются за демократию. К счастью, под ней подавляющее большинство англичан до сих пор понимают многопартийность и выборы путем всеобщего тайного голосования. Наши друзья – люди в общем-то обычные, которые едят, пьют, спят, видят сны и трудятся, понимают ее как „демократию избранных“, при этом руководящую роль они отводят себе и своим единомышленникам.

К счастью, британская пресса обходит их молчанием.

Теперь я должен упомянуть, товарищ Генеральный секретарь, о проблеме, которая много лет разделяла на два лагеря левое крыло британского лейбористского движения. Это проблема пути перехода к социализму. Десятилетиями она дробила левые силы и лишь в 1976 году, почти десять лет назад, была снята с повестки дня.

Формы перехода предлагались две: парламентская и индустриальная. Первый вариант предполагает постепенный захват позиций внутри Лейбористской партии Великобритании, а потом приход партии к власти на выборах. Далее – революционное переустройство общества. Второй вариант имеет в виду массовое объединение рабочего класса под эгидой профсоюзов, массовые демонстрации и построение революционного общества.

Не следует забывать, что корни марксизма-ленинизма в Великобритании кроются в профсоюзном движении. Там всегда было гораздо больше сторонников марксизма, чем в парламентской Лейбористской партии. Марксисты лидируют в профсоюзах с 1976 года.

Когда в 1974 году Гарольд Вильсон вернулся к власти после падения правительства Хита, он знал, что будоражить профсоюзы не стоит. Если он вступит в конфронтацию, то получит лишь раскол в партии и потеряет пост. В то время Англия приближалась к общему промышленному, торговому и финансовому кризису, шли организованные профсоюзами забастовки с требованиями повышения заработной платы, падала производительность труда, стремительно росли цены, резко повышались налоги.

К апрелю 1976 года Гарольд Вильсон утратил контроль над профсоюзами и экономикой. Приближался крах, экономисты это знали. Сославшись на здоровье, Вильсон ушел в отставку, передав бразды правления Джеймсу Каллагену.

К концу лета Англия была на грани банкротства, ей нужен был большой и срочный займ от Международного валютного фонда. Но МВФ был непреклонен: должны быть выполнены его условия. На октябрьской конференции лейбористской партии министр финансов Великобритании практически умолял руководителей профсоюзов снять требования о повышении заработной платы и согласиться с сокращением расходов на социальные нужды».

10
{"b":"9002","o":1}