ЛитМир - Электронная Библиотека

Примерно в это же время Джон Престон позвонил в посольство США советнику по юридическим вопросам, с которым был лично знаком. Советником американского посольства всегда бывает представитель ФБР. Престон изложил ему свою просьбу и в ответ услышал, что ему перезвонят, как только придет ответ из Соединенных Штатов, вероятно, часов через пять-шесть, учитывая разницу во времени.

В одиннадцать Винклер показался на пороге пансиона. Он опять дошел до Эджвер-роуд, поймал такси и поехал по направлению к Парк-Лейн. На Гайд-Парк-Корнер такси, за которым вплотную следовали две машины с людьми службы наблюдения, повернуло на Пикадилли. На Пикадилли Винклер отпустил такси, снова проделал трюки с проверкой «хвоста».

– Ну, опять начал, – пробормотал Лен Стюарт в укрепленное на лацкане пиджака миниатюрное переговорное устройство. Он прочел отчет Буркиншоу и ожидал чего-то в этом роде. Внезапно Винклер нырнул под арку пассажа и почти бегом бросился к противоположному выходу. Оказавшись на улице, он быстро отошел в сторону и обернулся, чтобы посмотреть, не выходит ли кто-нибудь из пассажа вслед за ним. Никто не вышел. В этом просто не было никакой необходимости. У южного выхода из пассажа давно уже стоял «топтун».

Работники служб наблюдения знают город лучше всех полицейских и таксистов, вместе взятых. Они знают, сколько выходов у каждого большого здания, куда ведут пассажи и подземные переходы, где есть проулки среди домов и куда они ведут. Если «объект» попытается ускорить шаг, его всегда обойдет «топтун», другой будет медленно идти следом, а двое – страховать по сторонам. Они ни на минуту не выпустят свой объект из «коробочки». Только исключительно опытный «объект» может обнаружить за собой слежку.

С удовлетворением убедившись, что за ним нет хвоста, Винклер вошел в здание Бюро путешествий «Бритиш Рейл» на Лоуэр-Риджент-стрит. Там он узнал расписание поездов до Шеффилда. Стоявший с ним рядом, замотанный шарфом, футбольный болельщик-шотландец, который собирался уехать к себе в Мазервелл, был одним из «топтунов». Винклер купил за наличные деньги билет в вагон второго класса до Шеффилда и обратно, отметив про себя, что последний вечерний поезд отходит с вокзала Сент-Пэнкрас в 21.25, поблагодарил кассира и вышел.

Потом он пообедал в кафе неподалеку, вернулся на Суссекс-гарденз и до вечера никуда не выходил.

* * *

Престону сообщили о билете до Шеффилда во втором часу. Он поймал сэра Найджела Ирвина как раз тогда, когда тот собирался отправиться пообедать в клуб.

– Он мог купить билет и для отвода глаз, но, похоже, он все-таки собирается уехать. Возможно, на встречу. Она может состояться либо в поезде, либо в Шеффилде. Скорее всего, он тянул время, потому что приехал слишком рано. Я полагаю, сэр, что если он уедет из Лондона, нам будет нужен человек, который бы следил за развитием событий здесь вместе с людьми из службы наблюдения. Я хочу поехать в Шеффилд.

– Да, я понимаю, что вы имеете в виду. Это будет непросто, но я попробую.

Сэр Найджел вздохнул и вызвал своего помощника.

– Отмените мой ленч в Уайтсе, вызовите машину и отправьте телеграмму. Именно в этом порядке.

Когда помощник выполнил первые два поручения, сэр Найджел позвонил домой сэру Бернарду Хеммингсу в Фарнэм, графства Суррей.

– Извините, что пришлось побеспокоить вас, Бернард. Возникли обстоятельства, которые настоятельно требуют вашей помощи. Нет… Я бы хотел обсудить это при личной встрече. Вы не возражаете, если я подъеду? Ведь сегодня и вправду чудесный день. Да, хорошо, тогда около трех.

– Вы просили отправить телеграмму, – напомнил помощник.

– Да.

– Кому?

– Мне.

– Хорошо. Кто отправитель?

– Наш резидент в Вене.

– Я должен поставить его в известность, сэр?

– Незачем его беспокоить. Договоритесь с шифровальщиками, чтобы через три минуты у меня была телеграмма из Вены.

– Да, сэр. А текст?

Сэр Найджел продиктовал текст. Этому старому фокусу – послать самому себе срочное донесение, чтобы оправдать то, что он все равно уже решил сделать, – он когда-то научился у своего наставника, ныне покойного сэра Мориса Олдфилда.

Когда из шифровальной комнаты принесли телеграмму, отпечатанную на бланке так, будто бы ее действительно прислали из Вены, старая лиса Найджел положил ее к себе в карман и пошел вниз к машине.

Он нашел сэра Бернара в его саду в Тилфорде наслаждающимся теплым майским солнцем, на коленях у него лежал плед.

– Добрый день, чем могу быть полезен?

– Так, ерунда, – сказал сэр Найджел. – Прилетел тут один в Лондон из Вены, представляется австрийским бизнесменом. Но мы его опознали прошлой ночью. Чешский агент, один из ребят СТБ. Низкого пошиба, наверное, курьер.

Сэр Бернар кивнул.

– Да, я в курсе даже здесь. Слышал об этом. Мои ребята следят за ним, не так ли?

– Совершенно верно. Дело в том, что, похоже, он собирается сегодня вечером уехать из Лондона. На Север. «Пятерке» будет нужен руководитель группы, который отправится вместе с «топтунами».

– Да, конечно. Мы пришлем человека. Брайан позаботится об этом. Безусловно. Это, кажется, ваша операция. Тем не менее… вы помните дело Беренсона? Мы так и не узнали две вещи. Имел ли Марэ связь через резидентуру здесь в Лондоне, или через засылаемых извне курьеров? И был ли Беренсон единственным человеком Марэ или у него целая сеть агентов.

– Я помню. Мы решили отложить выяснение этих вопросов до тех пор, пока мы не сможем напрямую задать их самому Марэ. А сегодня я получил эту телеграмму от моего резидента в Вене. – Он протянул телеграмму.

Сэр Бернар прочел ее, его брови удивленно поднялись.

– Они связаны? Возможно ли?

– Возможно. Винклер, он же Гаек, видимо является курьером. Вена подверждает, что он формально числится в СТБ, но фактически работает на КГБ. Мы знаем, что за последние два года, когда он работал с Беренсоном, Марэ дважды посещал Вену. Каждый раз предлогом были некие культурные мероприятия, но…

– Недостающее звено?

Сэр Найджел пожал плечами. Никогда не следует перебарщивать.

– А зачем он едет в Шеффилд?

– Кто знает, Бернар? Может быть, в Йоркшире есть еще одна агентурная сеть. Может быть, Винклер как курьер обслуживает нескольких агентов?

– Ну и что же вы хотите от «пятерки»? Еще «топтунов»?

– Нет. Джона Престона. Вы, может быть, помните, он выследил сначала Беренсона, затем Марэ. Мне нравится, как он работает. Мне сказали, что он был в отпуске, а затем немного приболел. Но завтра он должен приступить к работе. Так как он долго отсутствовал, у него, вероятно, все равно нет текущих дел. Формально он работает в отделе С-5(С), порты и аэродромы. А вы знаете, как вертятся ребята из отдела К. Если бы он мог быть временно прикомандирован к К-2(В), вы могли бы назначить его руководителем этой группы…

– Ну, Найджел, я не знаю. Это все-таки компетенция Брайана…

– Я буду страшно признателен, Бернар. Все-таки Престон был на хвосте Беренсона с самого начала. Если Винклер здесь замешан, то Престон может даже встретить лицо, которое он видел раньше.

– Хорошо, – ответил сэр Бернар. – Он ваш. Я отправлю приказ отсюда.

– Я мог бы взять его с собой, если вы не возражаете, – сказал «Си». – К чему вам беспокоиться. Я пошлю моего шофера на Чарльз-стрит с бумагой.

Он покинул Тилфорд, имея на руках письменный приказ сэра Бернара Хеммингса, согласно которому Джон Престон временно придавался отделу К и назначался руководителем выездной группы слежки за Винклером.

Сэр Найджел сделал с документа две копии: одну для себя, другую для Джона Престона. Оригинал отправил на Чарльз-стрит. Брайана Харкорт-Смита не было на месте, поэтому приказ положили ему на стол.

* * *

В семь часов вечера того же дня Джон Престон навсегда покинул конспиративную квартиру МИ-6 в Челси. Его заточение кончилось и ему это нравилось.

67
{"b":"9002","o":1}