ЛитМир - Электронная Библиотека

Тем самым, хотя альянс не относился к числу сторонников полного разоружения, основной мишенью для нападок становились консерваторы. Лидер лейбористской партии, а с ним и ее национальный исполнительный комитет, поняв откуда дует ветер, публично заявили, что их партия полностью разделяет все требования об одностороннем разоружении.

Другим козырем левых был антиамериканизм. Журналисты и телерепортеры скоро поняли, что от сторонников идеи разоружения им не удастся добиться ни слова осуждения в адрес Советской России, зато ненависти к Америке в их речах было с избытком. Ее представляли оплотом империализма и милитаризма, страной, от которой исходит угроза миру.

В четверг, 4 июня, произошло событие, которое оживило предвыборную кампанию. Советский Союз выступил с предложением «гарантировать» всем западноевропейским странам (и нейтральным, и членам НАТО) в одинаковой степени зону, свободную от ядерного оружия на вечные времена, если американцы пообещают то же самое.

Попытка министра обороны Великобритании объяснить, что ликвидация соответствующих вооружений европейских стран и США поддается контролю, а советских – нет; что страны Варшавского договора имеют четырехкратное превосходство над НАТО в обычных вооружениях, потонула в криках толпы. Дело кончилось тем, что министра пришлось вызволять из кольца обступивших его пацифистов с помощью телохранителей.

– Можно подумать, – ворчал Гарри Буркиншоу, развертывая очередную конфету, – что это не выборы, а всебританский референдум по вопросу о ядерном разоружении.

– Так оно и есть, – коротко подтвердил Престон.

* * *

В пятницу майор Петровский обходил магазины в центре Ипсвича. В магазине скобяных изделий он приобрел легкую двухколесную тележку с короткими ручками, что используют для перевозки мешков, контейнеров для мусора и тяжелых чемоданов. В магазине стройматериалов он купил две толстые доски метра по три длиной.

В магазине офисного оборудования был куплен стальной шкаф для хранения документов, семьдесят пять сантиметров высотой, сорок пять сантиметров шириной и тридцать сантиметров глубиной, с надежно закрывающейся дверцей. В магазине стройматериалов он купил рейки, круглые палочки, короткие брусочки, набор слесарных инструментов, включая скоростную дрель с несколькими сверлами для работы и по металлу, и по дереву, а также гвозди, болты, гайки, шурупы и пару толстых рабочих перчаток. На складе упаковочных материалов Петровский купил пористый изоляционный материал. Утро завершилось посещением магазина электротоваров, где он купил четыре плоские батареи, напряжением по девять вольт каждая и несколько мотков цветного одножильного провода. Для того, чтобы доставить все это в Черрихейз Клоуз, Петровскому понадобились две ездки. Он сложил все в гараже, а когда стемнело, перенес почти все в дом.

В эту ночь ему по радио передали полную инструкцию о встрече сборщика. В сообщении содержалась информация, которую ему не нужно было запоминать. Он знал, что встреча номер 10 состоится 8-го числа в понедельник. «Жестко, – подумал он, – очень жестко». Но он все выполнит!

* * *

В то время как Петровский сидел, склонившись над блокнотом, дешифруя сообщение, а греки продавали муссаку с кебаб в своем заведении, Престон в полицейском участке разговаривал с сэром Бернардом Хеммингсом.

– Джон, сколько можно безрезультатно ждать в Честерфилде? – спросил сэр Бернард.

– Прошла только неделя, сэр, – ответил Престон, – мы вели наблюдения и более длительный срок.

– Да, я прекрасно знаю об этом. Но в тех случаях у нас было основание ждать. Здесь полагают, что нужно навестить этих греков и посмотреть, что у них там в доме припрятано, если, конечно, что-нибудь припрятано вообще. Почему бы вам так не поступить, когда оба будут на работе?

– Потому что они профессионалы и сразу поймут, что засветились. На такой случай у них наверняка есть надежный способ предупредить главного агента.

– Да, пожалуй. Конечно, хорошо, что вы там сидите и ждете, как козел на привязи, когда появится тигр. А если тигр не появится?

– Думаю, появится, сэр Бернард. Дайте мне еще немного времени, – попросил Престон.

– Хорошо, – уступил Хеммингс, посовещавшись с кем-то. – Даю вам неделю, Джон. В следующую пятницу я подниму ребят из Специального отдела, и они там все перевернут. Давай смотреть правде в глаза, человек, которого вы ищите, мог находиться в доме все это время.

– Я так не считаю. Винклер никогда бы не пришел прямо в логово тигра. Я думаю, он где-то поблизости, и скоро придет.

– Ладно. Неделя, Джон. Учти, до следующей пятницы.

Сэр Бернард повесил трубку. Престон еще некоторое время держал свою в руках, задумчиво глядя на нее. Выборы через тринадцать дней. Он был подавлен. Появилось сомнение: вдруг он ошибся? Никто, за исключением сэра Найджела, не верит его интуиции. Диск полония и курьер-чех – этого недостаточно, чтобы начать расследование, да и есть ли между ними связь?

– Хорошо, сэр Бернард, – сказал он в трубку, из которой неслись короткие гудки. – Неделя.

* * *

Самолет компании «Финнэйр» из Хельсинки совершил посадку в аэропорту Хитроу, как всегда, точно по расписанию. Его пассажиры прошли все необходимые формальности без особых задержек. Одним из них был высокий бородатый человек средних лет. По паспорту он значился как Урхо Нуутила, его беглый финский язык объяснялся тем, что его родители были из Карелии. В действительности это был русский, по фамилии Васильев. По профессии он был инженером-физиком, специалистом по ядерной технике, состоял на службе в вооруженных силах СССР, а точнее – в управлении по разработке новой техники и вооружений ракетных войск и артиллерии. Как многие финны, он сносно владел английским.

Пройдя через таможню, он отправился в гостиницу «Пента» в Хитроу на автобусе, который бесплатно предоставлял пассажирам аэропорт. Там он вошел в вестибюль, прошел стойку регистрации и повернул направо к выходу на автомобильную стоянку. Незамеченный никем, он постоял у двери в лучах теплого вечернего солнца, пока прямо перед ним не затормозил небольшой пикап. Водитель опустил стекло.

– Скажите, сюда автобусы привозят пассажиров из аэропорта?

– Нет, – ответил стоявший у двери, – к парадному подъезду.

– А вы откуда? – спросил молодой человек за рулем.

– Из Финляндии, – сказал бородач.

– Должно быть в Финляндии очень холодно?

– Нет. В это время года там тепло и кусают комары.

Молодой человек кивнул бородачу, чтобы тот садился. Пикап отъехал.

– Как зовут?

– Васильев.

– Достаточно. Остальное держите при себе. Я – Росс.

– Далеко ехать? – спросил Васильев.

– Около двух часов.

Остальную часть пути они проехали молча. По дороге Петровский проделал три разных маневра, чтобы узнать, нет ли за ними «хвоста». Не было. Они приехали в Черрихейз Клоуз, когда уже почти стемнело. У себя во дворе сосед, мистер Армитэдж, стриг траву на лужайке.

– Гости? – спросил он, когда Васильев вышел из машины и пошел к дому.

Петровский взял единственный маленький чемоданчик своего пассажира и подмигнул соседу:

– Шеф, – шепнул он, – пытаюсь выслужиться. Может повысят.

– Наверняка, – засмеялся Армитэдж.

Он ободряюще кивнул и продолжал свое дело.

В гостиной Петровский задернул портьеры, как делал всегда перед тем, как зажечь свет. Васильев неподвижно стоял в темноте.

– Отлично, – сказал он, когда наконец вспыхнул свет, – теперь за дело. Вы получили все девять посылок?

– Да, все девять.

– Давайте проверим. Детский мяч весом около двадцати килограммов.

– Есть.

– Одна пара мужских туфель, одна коробка сигарет, один гипсовый лубок.

– Есть.

– Один транзисторный радиоприемник, одна электробритва, одна стальная труба, очень тяжелая.

– Должно быть, это она.

Петровский подошел к шкафу и вынул короткий и очень тяжелый металлический предмет, завернутый в теплоизоляционный материал.

73
{"b":"9002","o":1}