ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прошу прощения, сэр, не изволите ли отойти в сторонку?

Канадец взорвался от ярости:

– Чего надо, парень? Что за чертовщина?

– Просто пройдемте с нами, сэр.

Канадец орал уже во весь голос:

– Какого хрена, вы что, совсем оборзели? Тринадцать долбанных часов перелета, и я еще должен торчать тут с вами неизвестно зачем?

Люди, толпившиеся за ним, остановились и выстроились в очередь. Затем, что было весьма характерно для британцев, ставших свидетелями скандальной сцены, все они отвернулись и начали смотреть в другую сторону, делая вид, что ничего особенного не происходит. И продолжали потихоньку продвигаться вперед. Среди них был и Хьюго Сеймур.

Канадец, у которого отобрали оба рюкзака, и большой, и маленький, продолжал кричать и протестовать, но его оттащили в сторону, и вот он вместе с двумя таможенниками скрылся за дверцей в стене. Там находилась комната досмотра. Пассажиры двинулись дальше. Бизнесмен в кремовом костюме уже прошел через арку, когда и его тоже остановили. Два офицера в униформе преградили путь, еще двое подошли сзади.

Сперва он делал вид, будто не понимает, что происходит. Затем загорелое лицо стало пепельно-серым.

– Я не понимаю… В чем проблема?

– Будьте добры, пройдите с нами, сэр.

И его тоже увели. Стоявший за зеркальной стеной Билл Батлер облегченно вздохнул. Ну вот она и попалась, крупная рыба. Конец погоне. Теперь чемоданы и их содержимое.

Досмотр производился в двух отдельных комнатах и занял почти три часа. Батлер метался из одной в другую, приходя во все большую ярость. Таможенники свое дело знают и обязательно найдут. Если есть, что находить. Оба рюкзака опустошили, смотрели под подкладкой, прощупали все швы. Но, не считая нескольких пачек «Лаки страйк», ничего интересного обнаружено там не было. Что нисколько не удивило Билла Батлера. Он знал, что у «отвлекалки» и не должно ничего быть.

Ситуация с Хьюго Сеймуром, вот что приводило его в тупик. Дорогой кожаный чемодан просветили рентгеном раз десять. Искали потайные отделения и не нашли. То же самое проделали и с атташе-кейсом из крокодиловой кожи. Нашли лишь тюбик с антацидным препаратом «Бисодол» в таблетках. Две из них тут же превратили в порошок и подвергли химическому анализу. Проверка подтвердила, что это всего лишь антацидный препарат. Мистера Сеймура раздели донага, каждый предмет туалета просветили рентгеновскими лучами. Затем, по-прежнему голого, тоже проверили под рентгеном, на тот случай, если подозреваемый заглотил капсулы или пакетики с порошком. Ничего.

И вот около десяти утра каждого из подозреваемых пришлось отпустить, с интервалом в пятнадцать минут. Сеймур к тому времени совсем разошелся и угрожал привлечь таможенников к ответственности в суде. Что, надо сказать, не произвело на Билла Батлера ни малейшего впечатления. Все они так говорят. А все потому, что им неведомы реальная сила и власть таможенно-акцизного управления.

– Ну что? Послать за ними «хвост», босс? – мрачно осведомился его помощник.

Батлер призадумался, потом отрицательно покачал головой.

– Пустая трата времени. Если они невинные ангелочки, слежка ничего не даст. А если рыльце у них в пушку, то сильно сомневаюсь, что стоящие за всем этим люди из Бангкока войдут с ними в контакт, обнаружив «хвост». Так что оставим их в покое. До следующего раза.

Канадец, которого отпустили первым, сел на автобус, идущий из аэропорта в Лондон, и снял номер в маленьком обшарпанном отеле возле Паддингтона. Мистер Хьюго Сеймур взял такси и поселился в гостинице с куда более роскошной обстановкой.

Вскоре после двух часов дня четверым мужчинам, находившимся в разных концах Лондона, поступили телефонные звонки. Каждый стоял, как было заранее обговорено, в определенной телефонной будке. Каждому было велено явиться по известному им адресу. Один из них позвонил сам из того же автомата, затем отправился на назначенную ему встречу.

В четыре дня Билл Батлер сидел один в машине, припаркованной невдалеке от доходного дома, где квартиру можно было снять на неделю, даже на день.

В пять минут пятого к нему сзади подъехал фургон с транзитными номерными знаками, и из него высыпали члены его команды в количестве десяти человек. Пришлось обойтись без инструкций. Бандиты, должно быть, наблюдали за улицей, хотя, разглядывая дом на протяжении получаса, Батлер не заметил, чтоб хотя бы в одном из окон шевельнулась занавеска. Он просто кивнул и повел своих людей к двери. В холле стоял столик консьержа, но никого за ним не было. Он оставил двоих своих сотрудников наблюдать за входом и повел остальных восьмерых вверх по лестнице. Квартира находилась на третьем этаже.

Члены команды «Удар» не имели привычки церемониться со своими клиентами. Сшибли трамбовкой дверной замок, и вот они уже внутри: молодые, энергичные, прекрасно подготовленные, адреналин так и бушует в крови. Но без оружия.

Пятеро мужчин, что находились в квартире, не оказали никакого сопротивления. Просто сидели, ошеломленные внезапностью и неожиданностью этого вторжения. Батлер с важным начальственным видом вошел в квартиру последним. Члены его команды уже обшаривали внутренние карманы задержанных в поисках документов, удостоверяющих личность. Батлер решил заняться американцем, активно выражавшим свое возмущение.

Позже анализ записей показал, что именно он звонил по телефону по горячей линии таможенной службы Хитроу и дал наводку на канадского хиппи. В стоявшей рядом с ним сумке обнаружили шесть килограммов порошка, который оказался чистейшим колумбийским кокаином.

– Мистер Сальваторе Боно, вынужден арестовать вас по подозрению в тайном сговоре и в ввозе в страну запрещенного вещества…

Когда с формальностями было закончено, на господина из Майами надели наручники и увели. Затем Батлер занялся хиппи. Когда и на канадца надели наручники и приготовились вывести, Батлер сказал своим помощникам:

– В мою машину. Хочу потолковать с ним наедине.

Мистер Хьюго Сеймур успел переодеться. И теперь на нем вместо шелкового кремового костюма красовался твидовый пиджак и слаксы, что больше соответствовало английской погоде в конце января. Вот он, человек, игравший роль второй «отвлекалки». У него нашли плотную пачку пятидесятифунтовых купюр на общую сумму в десять тысяч фунтов – плата за роль в операции, которая, как ему казалось, прошла как по маслу. Сеймура увели. Батлер занялся оставшимися двумя.

Товар все еще лежал на столе, в том же виде и упаковке, в какой прошел через таможню в Хитроу. Фальшивое дно чемодана вскрыли, там были обнаружены пластиковые пакетики с веществом, которое после проверки оказалось не чем иным, как чистейшим тайским героином общим количеством два килограмма. На изрядно растерзанном чемоданчике виднелись изображения Скуби-ду и Шэгги.

– Мистер Джон Хиггинс, вынужден арестовать вас по подозрению в тайном сговоре и в ввозе в страну…

Добропорядочного гражданина пришлось проводить в ванную, там его вырвало, наверное, перенервничал. Когда и его увели, Батлер занялся последним участником сделки, организатором перевозки наркотиков из Бангкока. Он сидел у окна и рассеянно разглядывал небо над Лондоном. Точно хотел налюбоваться им напоследок, зная, что в ближайшем будущем созерцание его будет ограничено тюремными решетками.

– Пришлось погоняться за тобой, приятель.

Ответа не последовало.

– Недурная придумка. Не одна отвлекалка, а сразу две. И трусящий следом «зеленым коридором» вместе со своей коротышкой-женой и славной маленькой дочуркой мистер Хиггинс. Сама невинность и добропорядочность.

– Ладно, кончай трепаться! – рявкнул пожилой мужчина.

– Как скажете, мистер Гарри Полфри. Вы арестованы по подозрению…

Батлер поручил двум своим людям обыскать квартиру на предмет обнаружения каких-либо улик, от которых преступники могли избавиться за секунду до того, как дверь была взломана, и вышел на улицу. Его ждала еще одна бессонная ночь, много дел предстояло провернуть, но он любил свою работу. За рулем автомобиля сидел первый его помощник, а потому Билл Батлер расположился на заднем сиденье рядом с канадцем.

9
{"b":"9005","o":1}