ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но здесь написано, что получатель – галерея Харцмана, – разобралась наконец секретарша.

– Правильно. Балльгассе, четырнадцать.

– Но у нас номер восемь. Это банк «Винклер». Галерея чуть дальше.

Озадаченный разносчик пространно извинился и унес картину. По мраморным ступенькам спустился охранник. Секретарша рассказала ему о небольшом недоразумении. Охранник недовольно фыркнул, устроился за своим столом по другую сторону холла и снова углубился в изучение утренней газеты.

К полудню вертолет «блэкхок» доставил Майка Мартина на эр-риядский военный аэродром. Его встречали Стив Лэнг, Чип Барбер, и, к большому удивлению Мартина, также его непосредственный начальник, полковник Брюс Крейг. Пока Мартин находился в Багдаде, из Херефорда на Средний Восток были переведены два из четырех батальонов полка; теперь офицеры и солдаты полка осваивали пустыни западного Ирака. Третий батальон небольшими подразделениями был рассеян по учебным центрам многих стран, и лишь четвертый оставили в Херсфорде. Все выжидающе смотрели на Мартина. Первым не выдержал Лэнг.

– Привезли, Майк? – спросил он.

– Да. Последнее сообщение Иерихона. По радио передать не удалось.

Он вкратце объяснил, почему не смог воспользоваться передатчиком, и вручил Лэнгу испачканный листок тонкой бумаги.

– Мы тут изрядно поволновались. Последние сорок восемь часов не могли связаться с вами, – сказал Барбер. – Майор, вы сделали большое дело.

– Джентльмены, – вступил в разговор полковник Крейг, – если вы решили самые неотложные проблемы, не могу ли я забрать своего офицера?

Лэнг оторвался от сообщения Иерихона, которое он пытался прочесть без перевода.

– Почему бы и нет? Думаю, можете, с нашей искренней благодарностью.

– Подождите, – не согласился Барбер. – Полковник, что вы можете ему предложить?

– Ну, койку в наших казармах, кое-что из еды…

– У меня есть лучшее предложение, – сказал Барбер. – Майор, как вы посмотрите на канзасский бифштекс с картофелем-фри, мраморную ванну и большую мягкую кровать?

– Ничего не имею против, – улыбнулся Мартин.

– Отлично. Полковник, ваш офицер получает на двадцать четыре часа номер в отеле «Хайатт», недалеко отсюда. От имени моего народа. Согласны?

– О'кей. Встретимся завтра, Майк, в это же время, – согласился Крейг.

Во время непродолжительной поездки до отеля, высившегося через дорогу от объединенного штаба ВВС коалиции, Мартин перевел сообщение Иерихона. Барбер внимательно слушал, Лэнг слово в слово записывал перевод.

– Значит, – резюмировал Барбер, – теперь дело за летчиками. Они сотрут саддамовскую Каалу с лица земли.

Чтобы поселить грязного иракского феллаха в лучшем номере отеля «Хайатт», потребовалось вмешательство Чипа Барбера. Когда проблема была решена, Барбер направился в «Черную дыру».

Не меньше часа Мартин пролежал в глубокой ванне, потом воспользовался стоявшими на полочке шампунями и бритвенными принадлежностями. К тому времени в гостиной его уже ждал поднос с бифштексом. Мартин одолел лишь половину, когда его неудержимо потянуло в сон. Он с трудом добрел до широкой мягкой постели и мгновенно заснул.

Пока Майк Мартин спал, произошло много событий. В гостиной его номера появились отглаженные брюки, белье и рубашка, а также носки и туфли.

Гиди Барзилаи отправил в Тель-Авив копию доверенности и правил обращения с номерным счетом Иерихона. Израильские специалисты быстро изготовили соответствующее распоряжение для банка.

Когда Эдит Харденберг вечером вышла из банка, ее ждал Карим. Он пригласил ее в кафе и за чашкой кофе сообщил, что ему придется примерно на неделю уехать в Иорданию, навестить внезапно заболевшую мать. Эдит посочувствовала Кариму и просила его возвращаться как можно скорей.

Из «Черной дыры» на таифскую авиабазу поступил срочный приказ. На этой базе готовился к вылету разведывательный самолет TR-1. Он должен был сфотографировать крупный военный объект в Ас-Шаркате, на самом севере Ирака.

Теперь прежнее задание отменялось, а экипажу поручалось изучить и сфотографировать другой район – холмистую местность к северу от Джебаль-аль-Хамрина. Командир эскадрильи хотел было возмутиться, но ему сказали, что приказ поступил непосредственно от генерала Хорнера, и все возражения отпали.

В начале третьего TR-1 уже вылетел, а к четырем часам дня на экранах в комнате совещаний (она находилась в том же коридоре, что и «Черная дыра») стали появляться изображения того, что регистрировала аппаратура разведывательного самолета.

В районе Джебаль-аль-Хамрина было пасмурно, накрапывал дождь, но инфракрасные сенсоры устройства АСАРС-2, все видящие в темноте, сквозь облака, дождь, снег и град, исправно передавали изображения.

Первыми их увидели полковник авиации США Битти и подполковник королевских ВВС Великобритании Пек, считавшиеся в «Черной дыре» лучшими специалистами по анализу аэрофотоснимков.

Совещание началось в шесть вечера. На нем присутствовали только восемь человек. Председательствовал заместитель генерала Хорнера, столь же решительный, но более общительный генерал Бастер Глоссон. Здесь были сотрудники спецслужб Стив Лэнг и Чип Барбер, потому что именно они принесли информацию о новом объекте и знали всю подоплеку истории его открытия. Битти и Пек должны были объяснять всем присутствующим, что именно изображено на аэрофотоснимках. Наконец, в совещании принимали участие три штабных офицера, два американца и один британец, в задачу которых входила оценка предстоящего боевого задания, они же должны были и обеспечить его выполнение.

Полковник Битти начал с самого важного, с того, что и стало главным предметом обсуждения на совещании.

– Здесь есть одна проблема, – заявил он.

– Так объясните нам, что это за проблема, – сказал генерал.

– Сэр, в переданной нам информации сообщаются координаты объекта, всего двенадцать цифр – шесть долготы и шесть широты. Но они даны не в системе САТНАВ, которая позволяет нам узнать расположение объекта с точностью до нескольких квадратных ядров. Здесь речь идет о площади примерно в один квадратный километр. Чтобы гарантировать включение цели в квадрат, мы увеличили его площадь до одной квадратной мили.

– И что же?

– И вот что мы получили.

Полковник Битти показал на стену. Часть стены размером шесть на шесть футов была занята увеличенными и усиленными с помощью компьютера изображениями. Все повернулись к ним.

– Я ничего не вижу, – сказал генерал. – Одни горы.

– Вот в этом-то и заключается наша проблема. На аэрофотоснимках ничего нет.

Внимание всех участников совещания переключилось на «шпионов». В конце концов, эту информацию предоставили они.

– Что именно должно здесь быть? – с расстановкой спросил генерал.

– Пушка, – ответил Лэнг.

– Да. Пушка под условным названием «Вавилон».

– Я полагал, что ваши ребята перехватили все «Вавилоны» еще на стадии их производства.

– Мы тоже так думали. Очевидно, одно орудие мы просмотрели.

– Но мы уже обсуждали такую возможность и пришли к выводу, что там должна быть ракетная установка или секретная база истребителей-бомбардировщиков. Ни одна пушка не сможет стрелять такими снарядами.

– Эта пушка сможет, сэр. Я получил подтверждение специалистов из Лондона. Ствол длиной более ста восьмидесяти метров, калибр один метр. Полезная нагрузка более полутонны. Дальнобойность до тысячи километров, в зависимости от природы метательного заряда.

– А расстояние отсюда до треугольника?

– Четыреста семьдесят миль, то есть семьсот пятьдесят километров. Генерал, ваши истребители могут перехватить снаряд?

– Нет.

– А ракеты «пэтриот»?

– Возможно, если они окажутся в нужное время в нужном месте и если мы будем заранее знать траекторию снаряда. Скорее всего – нет.

– Главное в другом, – снова вступил в спор полковник Витти. – Неважно, пушка это или ракета. На снимках нет ни того, ни другого.

148
{"b":"9007","o":1}