ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда до аэропорта оставалось пять миль, полковник военной разведки вытащил из бардачка портативный передатчик и подал несколько сигналов. К аэропорту стал приближаться небольшой самолет. Роль диспетчерской вышки в то время исполнял американский трейлер. Самолет оказался британским HS-125. Больше того, это был личный самолет командующего британскими войсками генерала де ла Бильера. Ошибки быть не могло: на самолете были отчетливо видны все опознавательные знаки, да и пилот правильно подал условный сигнал. Диспетчер разрешил посадку.

HS-125 не стал подруливать к развалинам здания аэропорта, а остановился возле отдаленного пункта рассредоточения, где его ждал американский джип. Люк самолета распахнулся, опустился трап, и трое мужчин поднялись на борт HS-125.

– Гранбай-один, прошу разрешения на взлет, – услышал диспетчер.

В этот момент диспетчер был занят канадским «геркулесом» с грузом медикаментов для госпиталей.

– Подождите, Гранбай-один… сообщите ваш маршрут полета! – Диспетчер хотел сказать, что экипаж самолета ведет себя чертовски странно: не успели совершить посадку, как уже снова поднимаются в небо. – Куда вы так торопитесь, черт бы вас побрал?

– Прошу прощения, – отозвался четкий, невыразительный голос. Диспетчеру и раньше приходилось иметь дело с пилотами британских ВВС, и все они разговаривали так же – как школьники. – Кувейтская вышка, мы только что взяли на борт полковника войск специального назначения Саудовской Аравии. Он серьезно болен. Из окружения принца Халида. Генерал Шварцкопф просил немедленно эвакуировать полковника, а сэр Питер предложил свой самолет. Старина, давайте разрешение на взлет.

Британский пилот на одном дыхании упомянул одного полного генерала, одного принца и одного дворянина королевства. Диспетчер был всего лишь сержантом, но хорошо знал свое дело. В военно-воздушных силах США у него были неплохие перспективы, однако отказать в эвакуации саудовскому полковнику из ближайшего окружения принца, летевшему на самолете британского главнокомандующего, значило подвергнуть свою карьеру серьезному испытанию.

– Гранбай-один, взлет разрешаю, – сказал он.

HS-125 поднялся в воздух, но вместо того, чтобы взять курс на Эр-Рияд, где был один из лучших госпиталей на всем Среднем Востоке, он направился точно на запад, вдоль северной границы королевства.

Неусыпное око АВАКСа заметило самолет. Его служба слежения запросила место назначения HS-125. На этот раз пилот отозвался на абсолютно правильном английском и объяснил, что они направляются на британскую военную базу Акротири на острове Кипр, чтобы отправить домой близкого друга генерала де ла Бильера, подорвавшегося на противопехотной мине. Командир оперативной группы на АВАКСе впервые слышал об этом происшествии, но не представлял себе, что он мог бы предпринять. Не сбивать же самолет британского командующего!

Пятнадцать минут спустя HS-125 покинул воздушное пространство Саудовской Аравии и пересек иорданскую границу.

Сидевший в хвосте самолета иракский генерал ничего не понимал, но оперативность британцев и американцев произвела на него большое впечатление. Он долго не мог решиться ответить согласием на предложение, изложенное в последнем письме своих западных хозяев, однако после тяжких раздумий согласился, что разумнее воспользоваться их помощью сейчас, чем ждать неизвестно чего и потом бежать за границу на свой страх и риск. Предложенный американцами план, казалось, приблизит осуществление давнишней мечты.

Один из пилотов в тропической форме королевских ВВС Великобритании вышел из кабины и по-английски пробормотал что-то полковнику военной разведки США. Тот ухмыльнулся.

– Добро пожаловать в свободный мир, – сказал полковник по-арабски. – Мы только что покинули воздушное пространство Саудовской Аравии. Скоро вы пересядете на авиалайнер, отправляющийся в Америку. Между прочим, у меня для вас кое-что есть.

Из нагрудного кармана полковник достал листок бумаги и показал его генералу. Тот просмотрел и довольно улыбнулся. Это был отчет о суммах, положенных на его счет в венском банке. Теперь на счету было больше десяти миллионов американских долларов.

Полковник из «зеленых беретов» открыл шкафчик, достал стаканы и несколько крохотных бутылочек с шотландским виски. Он вылил в каждый стакан по бутылочке и вручил всем по стакану.

– Что ж, мой друг, за вашу отставку и процветание.

Американцы выпили. Иракский генерал еще раз улыбнулся и тоже выпил.

– Теперь отдыхайте, – по-арабски сказал полковник из военной разведки. – Мы будем на месте меньше чем через час.

Потом американцы оставили иракского генерала. Тот откинулся на спинку кресла, закрыл глаза, вспоминая события последних двадцати недель, за которые он сколотил себе огромное состояние.

Он рисковал многим, но западные хозяева платили хорошо. Он вспомнил совещание в зале заседаний президентского дворца, когда раис впервые объявил, что Ирак теперь тоже имеет свою атомную бомбу. Известие потрясло его – как и последовавшее долгое молчание американцев.

Потом они неожиданно возобновили связь и потребовали, чтобы он узнал, где хранится бомба.

Он не имел об этом ни малейшего представления, но за предложенные пять миллионов долларов был готов рискнуть буквально всем. К тому же задача оказалась не такой уж сложной, как могло показаться на первый взгляд.

На багдадских улицах он арестовал несчастного инженера-ядерщика, доктора Салаха Сиддики, и предъявил ему обвинение в том, что тот выдал местоположение иракской бомбы врагам Ирака. Сиддики, доказывая свою невиновность, проболтался и рассказал все об Эль-Кубаи и маскировке объекта под автомобильную свалку… Откуда несчастному инженеру было знать, что его арестовали и допрашивали за три дня до бомбардировки Эль-Кубаи, а не через два дня после налета?

Следующим ударом для Иерихона было известие о том, что иракские ракетчики сбили американский самолет и захватили в плен двух летчиков. Такого оборота событий он не предусмотрел. Ему было просто необходимо знать, не расскажут ли американцы на допросе об источнике информации, о том, как она попала к союзникам.

Иерихон почувствовал огромное облегчение, когда понял: летчики ничего не знают, кроме того, что им сообщили на предполетном инструктаже, а им сказали, будто бы их посылают на бомбардировку склада боеприпасов. Впрочем, радость Иерихона оказалась преждевременной. Раис заявил, что в этой истории не обошлось без предателя. После этого судьба доктора Сиддики, подвешенного на цепях в одной из камер «гимнастического зала», была решена. Ему сделали инъекцию воздуха, спровоцировав закупорку коронарных сосудов. Изменить потом в протоколах дату допроса было проще простого. Но самым большим ударом было известие о том, что союзники не достигли цели, что бомбу перевезли в какое-то сверхсекретное хранилище, Каалу. Что за Каала? Где она?

Незадолго до своей смерти инженер-ядерщик проболтался, что Каалу маскировал талантливый военный инженер полковник Осман Бадри. К сожалению, проверка показала, что молодой офицер ревностно поддерживает президента. Как изменить его взгляды, его отношение к Саддаму?

Иерихон быстро нашел решение. По сфабрикованному обвинению он арестовал и зверски убил отца Османа Бадри, которого тот очень любил. Разговор с разочаровавшимся полковником, который состоялся сразу после похорон отца в автомобиле Иерихона, прошел как по маслу.

Человек по кличке Иерихон, он же Музаиб или Мучитель, чувствовал себя поразительно спокойно. Его охватила сонливость. Наверно, давало о себе знать напряжение последних дней. Он попытался приподняться, но ноги отказывались повиноваться. Он поймал на себе внимательные взгляды двух американских полковников, переговаривавшихся на незнакомом ему языке, но определенно не английском. Он хотел было что-то сказать, но не мог вымолвить ни слова.

HS-125 повернул на юго-восток, миновал иорданское побережье и снизился до десяти тысяч футов. Над заливом Агава полковник из зеленых беретов распахнул пассажирскую дверь. В салон ворвался вихрь свежего воздуха, хотя скорость самолета упала настолько, что, казалось, машина застыла в воздухе.

160
{"b":"9007","o":1}