ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока мальчики учились в школе, ситуация в Ираке снова изменилась. Убийца короля Кассем продержался у власти около четырех лет. Потом пришел и его черед: армия, обеспокоенная заигрыванием генерала с коммунистами, безжалостно расправилась с ним. Следующие одиннадцать месяцев армия и баасистская партия делили власть; в это время баасисты жестоко мстили своим недавним притеснителям коммунистам.

Вскоре армия оттеснила баасистов от власти, снова загнав их в подполье. Генералы безраздельно правили страной вплоть до 1968 года.

В 1966 году Майка, которому исполнилось тринадцать лет, отправили для завершения образования в английскую закрытую частную школу, которая называлась «Хейлибури». Через два года вслед за ним должен был отправиться и Терри. Мартины переехали в Англию задолго до начала школьных занятий, в конце июня 1968 года, чтобы всей семьей провести лето. Оказалось, что они уехали из Ирака вовремя: в результате двух очередных переворотов, четырнадцатого и тридцатого июля, правительство генералов было свергнуто и к власти пришла баасистская партия. Президентом Ирака стал Бакр, а вице-президентом – Саддам Хуссейн.

Найджел Мартин предвидел надвигавшиеся изменения и был готов к ним. Он уволился из «Ирак петролеум компани» и устроился на работу в британскую нефтяную компанию «Бирма ойл». Семья Мартинов поселилась на окраине Хертфорда, откуда было недалеко до Лондона и нового места работы Найджела.

В Англии Мартин-старший стал страстным любителем гольфа. По уик-эндам он играл с коллегой по компании «Бирма ойл», неким мистером Денисом Тэтчером, жена которого очень увлекалась политикой, а сыновья Мартина подносили игрокам клюшки.

Терри нравилась школа «Хейлибури», директором которой тогда был мистер Билл Стюарт. Мальчики жили в одном пансионе, где старшим воспитателем был Ричард Роудз-Джеймс. Само собой разумеется, Терри и здесь проявил склонность к наукам, а Майк – к спорту. Как и в приготовительной школе мистера Хартли в Багдаде, Майк защищал своего низкорослого, толстенького младшего брата, а тот отвечал ему искренним восхищением.

Не имея ни малейшего желания поступать в университет, Майк задолго до окончания школы объявил, что его привлекает армейская карьера. Мистер Роудз-Джеймс был только рад согласиться с таким выбором.

Репетиция хора кончилась, и Терри Мартин вышел из полутемного собора. Он пересек Трафальгарскую площадь и сел в автобус, направлявшийся в Бейсуотер, где они с Хилари снимали квартиру. Когда автобус проезжал по Парк-лейн, Мартин вспомнил матч по регби против «Тонбриджа», который завершил пятилетнее пребывание Майка в «Хейлибури».

«Тонбридж» всегда был неудобным противником, а в том году они играли на своем поле, на стадионе «Террас». Майк был защитником, до финального свистка оставалось пять минут, а «Хейлибури» проигрывал два очка. Терри стоял рядом с боковой линией и как верный пес не сводил глаз со старшего брата.

После схватки овальный мяч попал в руки полузащитнику «Хейлибури». Тот удачно увернулся от игрока команды противника, обошел его и бросил мяч ближайшему нападающему. За их спинами уже начал разбегаться Майк. Только Терри заметил, как он взял старт. Майк набрал полную скорость, промчался через свою трехчетвертную линию, перехватил мяч, посланный нападающему, с мячом пробился через защиту «Тонбриджа» и ринулся к боковой линии. Терри прыгал и орал, как сумасшедший. Он отдал бы все свои зачеты, все отличные оценки за то, чтобы в это мгновение быть на поле рядом с братом. Конечно, он понимал, что на своих коротких незагорелых ногах, как крыжовник колючками украшенных рыжими волосами, не пробежит и десяти ярдов, как нападающие «Тонбриджа» пригвоздят его к земле.

Потом, когда на пути Майка встал защитник «Тонбриджа», на стадионе на мгновение наступила тишина. Два восемнадцатилетних школьника столкнулись с такой силой, что оставалось только удивляться, почему они не переломали себе все кости. Тонбриджец отлетел в сторону и широко открытым ртом ловил воздух, а Майк Мартин приземлил мяч и заработал для своей команды желанные три очка.

Когда команды покидали поле, Терри стоял у самого каната, который ограничивал проход для регбистов, и широко улыбался. Майк на ходу взъерошил его волосы.

– Мы победили, братишка.

И вот теперь из-за его непростительной глупости, из-за того, что он не сумел удержать язык за зубами, его брата посылают в оккупированный Кувейт. От страха за Майка, от собственного бессилия Терри был готов расплакаться.

Он вышел из автобуса и направился через Чепстоу-гарденс. Сегодня должен вернуться Хилари; он работал биржевым маклером и три дня был в отъезде. Терри очень хотелось, чтобы его товарищ оказался дома, ему было необходимо выговориться. Он открыл дверь, крикнул «Хилари!» и испытал огромное облегчение, когда тот отозвался из гостиной.

Терри на одном дыхании выложил все, покаялся в собственной глупости, а потом рядом с добрым, надежным другом постепенно успокоился.

Два дня Майк Мартин провел с шефом бюро Интеллидженс сервис в Эр-Рияде. Теперь бюро получило подкрепление в виде двух специалистов из Сенчери-хауса.

Обычно саудовское бюро Интеллидженс сервис работало с территории посольства Великобритании. Поскольку Саудовская Аравия считалась дружественным государством, оно никогда не рассматривалось как «трудный» аванпост, требовавший большого числа сотрудников и сложного оборудования. В течение десяти дней, прошедших после захвата Кувейта иракскими войсками, ситуация резко изменилась.

Только что созданная коалиция западных и арабских государств решительно протестовала против продолжавшейся оккупации Кувейта Ираком. Уже были назначены два главнокомандующих вооруженными силами коалиции. Одним из них стал американский генерал Норман Шварцкопф, а другим – принц Халед бин Султан бин Абдулазиз, сорокачетырехлетний профессиональный военный, обучавшийся в Сандхерсте и в Соединенных Штатах, племянник короля и сын министра обороны принца Султана.

В ответ на просьбу британской стороны неизменно учтивый принц Халед на удивление быстро нашел на окраине города большую обособленную виллу, которую могло арендовать посольство Великобритании.

Лондонские техники уже устанавливали на вилле приемники, передатчики и, конечно, обязательные в таких случаях шифровальные машины. На время кризиса в Персидском заливе вилла должна была стать штаб-квартирой британских спецслужб. Где-то на другом конце города американцы обустраивали аналогичную штаб-квартиру для ЦРУ, которое не скрывало своего намерения участвовать в событиях самым активным образом. К тому времени между руководством армии США и гражданскими сотрудниками ЦРУ еще не успела установиться взаимная неприязнь.

Пока Мартин остановился в доме шефа саудовского бюро Джулиана Грея. Оба понимали, что будет лучше, если Мартина не увидит никто из сотрудников посольства. Хозяйка дома, очаровательная миссис Грей, работала вместе с мужем, поэтому ей и в голову не приходило спрашивать у Мартина, кто он такой и что делает в Саудовской Аравии. Прислуге из местных Мартин не сказал по-арабски ни слова; когда ему предлагали кофе, он с улыбкой брал чашку и отделывался коротким английским «благодарю».

На второй день вечером Грей в последний раз инструктировал Мартина. Казалось, они предусмотрели все, по крайней мере все, что можно было предусмотреть из Эр-Рияда.

– Завтра утром вы летите в Дарран. Это будет обычный пассажирский рейс саудовской авиакомпании. Теперь до Хавджи они не летают. Но в Хавджи есть наш агент. Он вас встретит и проведет на север. Между прочим, кажется, он тоже из вашего полка. Спарки Лоу – знаете такого?

– Знаю, – ответил Мартин.

– У него будет все, что вы заказывали. Кстати, он нашел молодого кувейтского летчика; возможно, вам будет полезно с ним побеседовать. От нас Лоу получит всю информацию, которой мы располагаем: последние результаты аэрофотосъемки, фотографии с американских спутников; там будут снимки приграничных районов и мест скопления иракских войск, в которых вам лучше не появляться. Наконец, вот картинки, которые только что прибыли из Лондона.

27
{"b":"9007","o":1}