ЛитМир - Электронная Библиотека

— Иди, мойся, — сказал он.

Я прошлепала босиком до ванны и забралась в чашу. Спиной я чувствовала, как Егор наблюдает за мной, пока я смываю с себя непрошеную мирру.

Ну, я, если б даже захотела, не смогла бы уже, скользя ногами по дну ванны и руками, занятыми душевым шлангом, воспротивиться его новому нападению. Теперь он взял меня сзади. И был дольше, измучив меня своей долбежкой. Но самое отвратительное — вместе с его ревом я услышала, как меня мощно оросили внутрь.

«Бля-а-а…»

Под рефрен этого емкого слова я летела, как взбесившаяся муха, вверх по лестнице, пытаясь вышвырнуть из мозгов недавнее «приключение». Мой чумной полет резко затормозило явление элеганных мужских брюк на уровне моего носа.

— Привет, Ириш.

Выше брюк нарисовался такой же элегантности светлый пиджак на шелковой рубахе, а еще выше — не менее элегантная улыбка моего постоянного любовника. «Тээээкс… ну, вовремя он приперся!»

Интересно, долго он меня искал по конторе? И что ему удалось обнаружить — этому профессионалу сыскного дела?

— Привет! Ты где была? Никто найти не может…

Я ясно слышала, что мой оторопевший фэйс горит пламенем от недавнего занятия массажными искусствами. Впрочем, плевать!

— Да, так… тут… дело было. А давно ищешь?

— Нет… — его мягкая профулыбка не слезала с губ, а глаза — изучали. Блин! А чего это я должна смущаться?? Я поднялась, наконец, на площадку, уравняв позицию, и тронула его лацкан:

— Привет, мимо шел или чего?

— Увидеть захотел, — он снова улыбнулся, — У меня сегодня праздник — приказ об очередном звании пришел!

— Ух ты! Поздравляю! И кто ты теперь?

— Подполковник. Может, пойдем, отметим?..

— Толя, у меня вроде рабочий день еще.

— Давай, я попозже заеду. В пять.

— Ой, нет, Толик… у меня седня вечер занят.

— Ириш, не отказывайся — у меня сегодня день такой!

— А куда пойдем?

— Можно в «Север».

«Ну, понятно — обед по-скорому и — в номера! Да пошел ты!»

— Ну, не знаю — если сейчас отпустят… подожди — узнаю.

— Я в машине жду!

— Угу

Я вернулась на свое рабочее место, казавшееся мне сейчас уютным прибежищем. Никуда я, на хрен, с ним не пойду! Лучше фасад закончу — уже вторую неделю висит практически нетронутый, как — девица.

Но работать по-прежнему не хотелось. Я вытянула из пачки сигарету и потащилась на площадку курить. За окном маячила тачка новоявленного подполковника. Может, действительно, в рестора не посидеть? Потом он меня как раз до офиса Милены довезет. Ланно! Я затушила сигарету и поспешила за сумкой. Кинув виноватый взгляд на грустно-бледный лист на кульмане и патетически пообещав начать дарить ему свое внимание прямо с завтрашнего утра, я покидала хохоряшки в сумку и рванула на волю.

— Аля, пока! Если будут звонить, — скажи, буду уже завтра, ок?

— Ага… — успела ответить она уже моему виртуальному следу.

Мой настоящий подполковник обрадованно распахнул дверку:

— Отпустили?

— Да — еле уломала зава! Завтра обещала отработать — так что весь вечер буду пахать!

Программа мероприятия была обычной, может, только было больше возлияний в утробу подполковника и вследствие чего — угрожающих намеков бросить, наконец, опостылевшую жену ради меня, любимой. Потом — гостиничный номер люкс, предоставляемый администрацией гостиницы бесплатно для встреч нашего героя с «агентами», где, уже вдрызг пьяный, подполковник залил шампанским потолок и разбил бокал.

Его пистолет долго не мог выстрелить, и мне, уже нервно поглядывающей на часы, пришлось самой разрядить его.

Когда мы вывалились из гостиницы, я поняла, что ехать с бывшим бравым майором за рулем опасно для жизни конкретно.

— Дай мне на такси — я опаздываю!

— Куда ты? Я провожу…

— Нет уж, спасиб! Тебя бы самого кто проводил. Надеюсь, за руль не сядешь?

— Не волнуйся, Ириш! Офицеры пить умеют!..

— Да уж… Наконец возле нас тормознула тачка. Подполковник все порывался сесть со мной.

— То-о-олик! Иди до дому, а? Я поздравляю тебя еще раз — у меня дела — я опаздываю! — Я снисходительно поймала чмоком его уплывающую щеку.

— Ириш… — он попытался осчастливить меня ответным поцелуем.

— Ты мне денег дашь? Толик! — Увертывалась — Он неловко полез за бумажником, я выхватила купюру. — Все, Толь, пока! Звони! — И нырнула в тачку.

— Иришш!..

Я решительно захлопнула дверку:

— Да поехали уже!

За стеклом поплыла его раскисшая улыбка, и я с облегчением сползла вниз по диванчику, откинув голову на спинку, и тут ощутила тяжесть хмеля.

«Бляяя…»

Подъезжая к офису турфирмы, я поняла, что головная боль мне сегодня обеспечена на всю ночь. «На фига было мешать с шампанским! Тем более — терпеть его ненавижу… «

Уже смеркалось, но свет за жалюзи имелся в наличии. Я нажала кнопку звонка, и через мучительную минуту мне открыла девушка. Не знаю, чем она тут занималась, но она всегда сидела за стойкой в большом холле, и моя персона ей давно примелькалась.

— Добрый вечер!

Девица не ответила, выжидающе, но как-то уж — совсем недружелюбно глядя на меня. «Ладно, не помру без твоего приветствия! «

— Милена здесь?

— Здесь… — чуть помедлив, выдавила она и отступила, пропуская. Я, натягивая на себя маску деловитости и значительности, как мне кажется, весьма гордо миновала фигуру девицы и прошествовала вглубь помещения. Навстречу мне, из сортира, вывалился охранник, сопровождаемый звуками водопада.

— Добрый вечер! — Как можно ласковее поспешила улыбнуться я ему. На бегемотской морде охранника не родилось никаких эмоций, он молча протопал мимо меня до кожаного дивана и рухнул на него. «Милые какие люди!»

Но, приближаясь к кабинету Милены, я забыла уже про все — весь день исчез в небытии, и только бешеный стук сердца глушил меня, перебивая головную боль.

Дверь была полуоткрыта, я прошелестела пальцами по дверному полотну и, потянув его, сделала шаг в комнату.

— Добрый вечер…

Милена сидела за столом, боком ко входу, она повернула голову, отрываясь от каких-то бумаг, и в ее взгляде, упавшем на меня, появилась эта, сводящая меня с ума, смешинка.

— Здравствуй.

У нее был явный акцент, и я таяла от него, может быть, еще больше, чем от ее серых загадочных глаз.

Я нерешительно зависла у входа. Милена продолжала улыбаться.

— Входи. Сядь! — Она похлопала по стулу рядом с собой. Милена по-иностранному скупо строила фразы, и они могли показаться бы жесткими, если бы не смягчались интонацией.

Робея от счастья, я осторожно опустилась на стул рядом с ней. Милена приобняла меня за плечи, поймав меня в сети своих глаз:

— Рада видеть тебя. Как дела? — Спрашивать, зачем я пришла, смысла уже давно никто не видел.

— Хорошо… А я маслины принесла…

— Маслины? — Брови Милены слегка дрогнули, и она снова улыбнулась: — Спасибо! Будем кушать. Я голодная! А ты?

— Да я ужинала, — вспомнила я про себя «обмывку» звания подполковника и вытащила из сумки банку маслин. Милена отпустила мои плечи и взяла банку, рассматривая этикетку. Наверняка она слышит алкоголь, но, не однажды наблюдая меня в подобном состоянии, никогда не подает виду.

— Испанские… я не нашла греческих…

— Надо взять тарелку, идем на кухню, — по пути на офисную кухню Милена вновь положила ладонь мне на плечо, а я как всегда напряглась от этой ее манеры постоянно касаться меня.

А потом мы ели маслины из одной тарелки, сталкиваясь пальцами, и говорили сначала почему-то о Ричарде Бахе, не произведшем на меня никакого впечатления, потом о мимозах Черногории, о ласковой Адриатике, потом о Греции, где Милена гостила год замужем…

Маслины кончились.

За окном было совсем темно. Милене пора было домой, конечно, она устала. Головная боль напомнила мне о себе. И надо было уже покидать офис.

Маслины кончились. А я снова не сказала ей этого.

— Уже поздно, надо ехать домой, — Милена мягко улыбнулась и стала неторопливо собирать что-то в свою сумочку.

2
{"b":"901","o":1}