ЛитМир - Электронная Библиотека

Дайк: ЧАМИ, Х-файл

Оппа! А клуб-то другой. Значит, не она.

ЧАМИ: Дайк, а я из порта… знаешь такой?

Дайк: ЧАМИ, знаю

ЧАМИ: Дайк, ты в этом чате часто?

Дайк: ЧАМИ, нет, я вообще случайно сегодня

ЧАМИ: Дайк, и правильно! реал лучче всякого виртуала! это намек*))))

Дайк: ЧАМИ, намек?

ЧАМИ: Дайк, или предложение познакомиться в реале))))

ЧАМИ: Дайк, принимается?

ДаЙК: ЧАМИ, принимается… а как?

ЧАМИ: Дайк, да млин! элементарно — или ты — ноги в руки и сюда, или я — к тебе)))) первое удобнее)) т. к. я с приятелем… а его вытащить счас из сети нереально(((

Дайк: ЧАМИ, с приятелем?

ЧАМИ: Дайк, ага)… но мы его можем кинуть — пущай инетится)))) так что?))

Дайк: ЧАМИ, хорошо я приду… а как я узнаю тебя?

ЧАМИ: Дайк, я в черной майке и светлых брюках) на носу очки)))) не промахнешься))) здесь счас народу мало

Дайк: ЧАМИ, хорошо… а я лысая!

ЧАМИ: Дайк, савсем??))))

Дайк: ЧАМИ, ну маленький ежик

ЧАМИ: Дайк, оччаровательно!))) ну так жду?))))

Дайк: ЧАМИ, да

ЧАМИ: Дайк, оки)))))

От нас уходит Дайк — отследила я и подняла глаза на визави. И вовремя — она поднималась. Уходит? А жаль… Но тут я заметила у нее в руке сигарету. Значит, курить. Я немного подумала и вышла за ней.

Она была все такая же — вне. Закурила, и, не замечая меня, уставилась куда-то в межвоздушное пространство. Разглядев ее ближе, я отметила, что ей явно далеко за тридцать. И какие-то совсем уж грустные глаза.

Я подошла.

— Добрый вечер! Извините, огня не дадите?

Она словно очнулась и как-то слишком услужливо протянула мне зажигалку. Я потянулась сигаретой в губах к огниву, тогда она, выдав извинительное междометие, спешно нажала на колесико, поднеся зажигалку ближе, но я уже, сменив жест, тянулась к зажигалке рукой, и она, смешавшись, отпустила колесико и снова протянула зажигал ку, отдавая ее мне. Мы улыбнулись обе, и я прикурила.

— Спасибо, — как можно очаровательнее промычала я, возвращая ей предмет.

Она снова ответила каким-то неясным междометием и вернулась в свой космос. Хм… Я сделала пару затяжек и нагло заявила:

— Меня Ирина зовут.

Она вновь встрепенулась, смущенно улыбнулась и ответила:

— Очень приятно… Инга!

— Очень приятно. — Я зарядила свою реплику самой что ни на есть эротичной интонацией, на какую только была способна. Но, похоже, она моей эротики не уловила, продолжая дергать губами сигарету чаще, чем это было необходимо, мучительно, видимо, соображая, какая может быть тема для светской беседы со случайным человеком. Ладно.

— Вы в чатах сидите? — продолжила наступление я.

— А, н-нет… бываю, но очень редко.

— А я вот плотно подвисаю. Уже полгода. Глупо, ващет!

— Почему глупо?

— Ну, столько времени и сил на воздух!

— Ну, это да…

Мы помолчали.

— А вы из этого клуба инетитесь или еще откуда?

— Здесь, в основном. Мне удобнее здесь.

— И как часто здесь бываете?

— Да каждую неделю.

— Надо же! И ни разу не встретились.

Она ответила еще одним вариантом междометия и принялась тушить сигаретку.

— А вы еще долго здесь будете?

— Минут двадцать, может, — она кинула окурок в урну и остановила, наконец, на мне взгляд.

— А вы не хотите потом пойти посидеть где-нибудь? Кофе попить — поболтать? Сейчас вот только еще один человек подойдет.

— Да я не знаю… — она немного растерялась.

— Нет времени?

— Ну… поздно уже, вообще-то.

— Нет, может, я слишком нахальна. Ну, просто мне интересно с вами было бы познакомиться… если вы, конечно, не против.

— Не против, конечно, — поспешила ответить она.

— Да? Ну, вы подумайте. А телефонами мы можем обменяться?

Она немного замешкалась.

— Можем!

Мы вернулись в зал и принялись обмениваться номерами. Тошка удивленно воззрился на нас.

Мы снова расселись за свои компы, и тут в зал впала девица. Бритая. С гирляндой колец на правом ухе. Ее взгляд быстро пометался по клубу и неуверенно остановился на мне. Я приветливо улыбнулась. Она ответно растянула полные губы и двинулась ко мне.

— Привет! Дайк?

— Да. Привет. Чами?

— Чами, — я поднялась. — А вообще-то, Ира.

— Даша, — ответила она и протянула руку. Я удивилась форме приветствия, но вложила свою руку в ее ладонь. Ее пожатие было крепким. Я подвела ее к Инге.

— Инга, знакомьтесь, Даша.

— Очень приятно, — вежливо улыбнулась Инга. Девица Инге руку почему-то не протянула, но ответила подчеркнуто дружелюбно:

— И мне приятно!

— Ну что, вы пойдете с нами? — Обратилась я к Инге.

— Да нет, наверное… — Ингу явно что-то смущало.

— Ну, хорошо. Тогда созвонимся?

— Созвонимся!

— Все — договорились! Значит, до встречи? — Да.

Мы мило улыбнулись друг другу, и я поверну лась к Даше:

— Ты подожди пару минут, мы счас рассчитаемся, я Тошку вытащу, и мы решим, что будем делать. Ок?

— Хорошо. Я на улице подожду?

— Ладно. Пара минут!

Девушка улыбнулась и пошла к выходу. Я быст ро закрылась, кинула абонемент админу и подле тела к Тошке.

— Кто это? — Не дал мне Тошка открыть рот.

— Да не знаю еще! Только что в чате познакомились. Ты еще долго подвисать тут будешь?

— Нет, я выхожу, надоело уже.

— Ну, тогда давай, мы ждем тебя на улице, прошвырнёмся потом куда-нибудь, посмотрим, что за кадр я словила!

— Ага!

Я вышла на крыльцо. Даша-Дайк курила; увидев меня, снова растянула губы в улыбке. На вид ей было немного больше двадцати. Среднего роста, крепкая, в широких штанах и свободной майке, под которой так же свободно чувствовали себя ее небольшие груди.

Она молчала, продолжая дружелюбно улыбаться, и, похоже, была готова на все, явно отдавая мне в руки инициативу дальнейшего времяпровождения. Выскочил Тошка с блестящими от любопытства газами. Они безнапряжно отзнакомились друг с другом, и мы дружно решили начать с площади у фонтана. Вернее, продолжить. Дашка быстро нагнала наш с Тошкой алкогольный уровень, а потом, отменив ночной «Телевизор» и пьяно расцеловав Тошку, мы с Дашей-Дайком поехали к ней.

В киоске перед общагой мы запаслись еще энным количеством пива с чипсами. Пиво скрасило первое впечатление от мрачновато-полузаброшенных коридоров студенческого общежития каникулярно-летнего периода и тесной кельи, куда привела меня Дашка. Войдя в комнату и закрыв дверь на замок, она взяла у меня из рук бутылку, чуть смущаясь почему-то, сделала ею широкий жест:

— Вот. Заходи… — И Дашкина рука с бутылкой въехала в гардину. То ли зацепилась она там чем-то — то ли что, но, пытаясь высвободиться, Дашка затрясла рукой — и материя парашютом спустилась, накрыв бритую Дашкину голову.

Я засмеялась и принялась помогать Дашке выбраться. Моя рука скользнула по упругой груди девчонки — гардина наконец-то упала нам под ноги, — и Дашкины полные темные губы, мелькнув у меня перед глазами, неожиданно впились в мой рот. Или это была моя собственная инициатива?..

Ее мягкие губы, пахнущие пивом, удивительно логично вписывались в мои, то раскрывая их, то забирая в себя не выпуская из одуряющего плена. Она держала меня за плечи, все теснее прижимаясь и тревожа мои отвердевшие соски прикосновением свободными от лифчика грудями. Тяжесть желания подкосила мои ноги, и мы медленно, не разрывая поцелуя, опустились на пол.

Дашка резко повернула меня на спину, сладко придавив меня всем телом, и ее горячий язык вдруг проник сквозь таможню моих губ и заполнил мой рот, отважно и нежно лаская мое небо, мои зубы, напрягаясь все сильнее и словно пытаясь проникнуть еще глубже.

Я схватила ее руку и потянула вниз к себе, просяще раскрывая свои колени, чувствуя, как загудела кровь в бедрах, сводя с ума от желания. Дашка, больно укусив напоследок, оторвалась от моих губ и судорожно принялась освобождать меня от брюк. Воспользовавшись едва образовавшейся брешью в моих набедренных доспехах, она с силой просунула руку в жар моей промежности.

28
{"b":"901","o":1}