ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ледовые странники
Долгое падение
Побег без права пересдачи
Похититель детей
Никогда тебя не отпущу
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Свергнутые боги
Стрекоза летит на север
Три версии нас

— Да… Ты устала?

— Немного, — она слегка нахмурила брови. — Горячий душ очень хочу! — Милена застегнула сумку и, взглянув на меня, снова улыбнулась.

А меня придавило к стулу, и я, чувствуя глупость своего поведения, упорно не поднималась, не вы пуская Милену. Милена держала сумочку в руках, но почему-то тоже продолжала сидеть, сводя меня с ума своим проникающим взглядом.

— У тебя красивые глаза, — вдруг произнесла она. Боже! Сказать такое о моих очах, можно только имея богатое воображение. Впрочем, я знала, когда они могут быть действительно красивыми. Когда они — влюбленные. Я услышала, как тиски, сдавливающие мое горло, разжались и:

— Я люблю тебя!.. «Я — сказала…»

— Да. Я тебя тоже люблю…

Ухнуло куда-то вглубь Земли не только мое сердце, а печень, селезенка, легкие, словом, все мои потроха. «Ну, вот, как это понять?!»

Я только понимала, что если сейчас встану, то тут же осыплюсь на пол кучкой мелких деталей, как конструкция, неожиданно потерявшая сразу все свои винтики. А Милена почему-то не улыбалась больше. Она поднялась.

— Пора. Идем…

Нас встретил тихий осенний вечер с ласково шелестящей листвой под ногами. Переходя дорогу. Милена взяла в свою руку мое запястье, а я двигалась, как лунатик, полностью отдавшись воле другой женщины. Перейдя на другую сторону, Милена остановилась, не выпуская мою руку. Показались волчьи глаза автомобильных фар; Милена сделала жест свободной рукой, и автомобиль, ослепляя нас желтым светом, остановился.

Водитель опустил стекло и что-то спросил. Милена что-то ему ответила и повернулась ко мне. И снова взяла меня в плен своих глаз. «Милена!.. Я не хочу… уходить… из этого плена… «

Милена чуть сжала мое запястье и отпустила:

— Пока! — Она улыбнулась и открыла дверцу машины.

— Пока… — «Да что же ты делаешь!.. Милена! Не отпускай меня…» Она села и, чуть придержав дверку, сказала еще: — До завтра! — Улыбнулась снова, и е улыбка осталась за стеклом тронувшего с места автомобиля.

До завтра… Я медленно двинулась, загребая но сами ботинок опавшие листья. До завтра? Пинком взорвав кучу листвы, я прибавила шагу. «До завтра! — Я рвала ногами легкий осенний ковер и почти бежала. — До завтрааа!!!»

… Какое утро! Пьянящий коктейль из солнца, голубого неба, рыже-лимонной листвы в хрустальном бокале осеннего воздуха. И сквозь прозрачный волшебный напиток — ОНА. Я вчера сказала! Открылись шлюзы, и меня затопило в мощном потоке любовного безумства…

Ну, если честно, не совсем уже утро — поздно уснув вчера, я сегодня поздно и проснулась, тем приблизив вечернюю встречу с НЕЙ.

На службе я нарисовалась, когда уже чаепитие сослуживцев плавно перетекало в обед. Я швырнула сумку на стол и, стыдливо стараясь не смотреть на замороженный моим невниманием фасад, вооружилась первой за сегодняшний рабочий день сигаретой и направилась в курилку. Тут Аля, отвлекшись на секунду от стрижки салата, кинула мне в спину:

— Ир, тебе звонила Милена, просила перезвонить.

Bay! Я, резко сменив курс, ринулась к телефону. Стук сердца, застрявшего где-то в горле, заглушал гудки и — вот:

— Алле, — она!

— Милена, здравствуй! Ты просила…

— Здравствуй, — и четко выговаривая слова, — Ирина, я завтра уезжаю. Домой.

Хрустальный бокал беззвучно грохнулся на землю и разлетелся на тысячи мелких холодных стеклышек…

— Почему???

— Потом объясню. Ты можешь приехать ко мне сейчас? В офис. Мне нужна твоя помощь.

— Да… минут через двадцать… Хорошо? Хорошо.

Оглушенная новостью, я неслась по лестнице к ней, машинально пытаясь закурить; сигарета сломалась — я отшвырнула ее и, протаранив входные двери, под их грохот, вылетела на улицу, и запнулась о Кирку. — Кирка, я спешу!

Киркина недолгая радость от встречи со мной сменилась оторопью:

— Куда ты?

— Мне некогда, Кир! Потом… Милена уезжает!

— Уезжает?.. А че так?

— Да откуда я знаю! Она только что мне сказала, по телефону. Все, Кир, я бегу!

— К ней домой?

— В офис… Кирка, я не выживу!

— Выживешь!

Ревнивые люди — недобрые, это я уже точно знаю.

— Иди к черту! — Я оставила Кирку и ринулась ловить машину.

— Можно мне с тобой?.. — Услышала я в спину знакомую интонацию.

— Зачем? — Бросила я на ходу и, тормознув, зачем-то сказала: — Ну, как хочешь.

Остановилась машина, Кирка подлетела и полез ла за мной внутрь салона. Машина тронулась, и после нескольких минут молчания, усевшаяся рядом со мной, Кирка спросила:

— Ты расстроилась?

— Отстань!

В кабинете Милена была не одна. Прервав раз говор, она повернулась ко мне.

— Сядь.

И, поздоровавшись с Киркой, объяснила: ночью был звонок из дома. У ее мамы инсульт. Милена срочно прерывает командировку и возвращается в Югославию. Завтра утром самолет.

— Мне надо закончить срочные дела. Ты можешь мне помочь? Мне дали список лекарств, — она взяла в руки листок. — Что-то можно купить?

Я взяла список:

— Хорошо.

— Спасибо. Вот, возьми, — она протянула деньги. — Купи, что сможешь. И дозвонись до меня.

— Хорошо.

Милена повернулась к ожидавшим ее собеседникам:

— Извините, минуту, — и ко мне: — Я тебя провожу.

Мы вышли на крыльцо.

— Приходи вечером ко мне домой. Будет несколько друзей. Я хочу, чтобы ты тоже пришла, — она повернулась к топтавшейся рядом Кирке и улыбнулась ей: — Приходите.

— Хорошо, — ответила я. — Тогда лекарства я привезу сразу тебе домой.

— Тогда — до вечера.

— Да.

Кирка таскалась за мной по аптекам весь день, мы обе устали, и мне уже явно поднадоела роль влюбленного пажа, исполняющего любые поручения предмета своего воздыхания. А надо было еще заскочить ко мне на службу — забрать вещи, которые я оставила там с утра.

В конторе уже никого не было. Сторож Сашка, грызя семечки, контрабандно играл за служебным компом в игрушки.

— Привет!

— Привет. Хочешь свой гороскоп посмотреть?

— Да у меня времени нет.

— Это быстро!

— Ну, давай, — я тормознула у компа: — Чего надо?

— Говори дату рождения.

Я сказала. Сашка толкнул несколько клавиш. На экране высветился текст — стандартные гороскопные глупости: ваш характер… ваше предназначение… вы в прошлой жизни… стоп! В прошлой жизни я родилась на территории Югославии?.. Забааавно….

— Сашка, посмотри еще по одним данным.

— Давай.

Я назвала дату рождения Милены и стала внимательно читать новый текст. Ну, история! — персонаж этого гороскопа в прошлой жизни проживал на территории Сибири…

— Кирка, ты посмотри!

— Ага. Ну и что? Глупости это!

— Не скажи… Бывают же сюжеты…

В цветочном ларьке на остановке я купила большую белую хризантему.

— А это зачем? — Ревниво спросила Кирка.

— Затем.

Когда мы добрались до квартиры, которую снимала Милена, там уже собрались все приглашенные и ждали только нас, чтобы сесть за спонтанно устроенный прощальный ужин. Я долго возилась со шнуровкой ботинок, умудряясь не выпускать из рук хризантему, и взахлеб рассказывала терпеливо ждущей меня Милене о странностях гороскопа. Как мне показалось, это не произвело на нее никакого впечатления. Кирка, передав Милене добытые лекарства, топталась у стены. Справившись, наконец, с узлами на шнурках, я скинула боты и подошла к Милене, торжественно держа в руке белый цветок.

— Это тебе…

— Спасибо, — улыбнулась Милена. — Проходите в комнату.

Здесь были моя подруга с мужем, еще одна не знакомая мне пара, дама из турфирмы, задружившая с Миленой, и хозяйка турфирмы, которая слиняла с вечеринки очень быстро.

Гости разместились вокруг самодельно устроенного фуршетного стола, а мы с Киркой, со своими тарелками и бокалами, забрались вглубь дивана. Весь вечер я просуществовала мимо общих разговоров, равнодушная к еде, и, быстро захмелев после первой рюмки, только тихо таскала неизменные в Миленином рационе маслины. Я уже начинала злиться, что внимание Милены рассредоточено между гостями, занудно, по моему мнению, тянущих последний прощальный аккорд и упорно не желавших свалить, когда Милена, вдруг улыбаясь, молча протянула мне тарелку с маслинами.

3
{"b":"901","o":1}