ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стражи Галактики. Собери их всех
Квантовый воин: сознание будущего
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Пепел и сталь
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Поденка
Я продаюсь. Ты меня купил

Я испугалась. Это была истерика. Она металась по подушке, в отчаянии повторяя только одну фразу:

— Я не смогу без тебя!!

— Зуля, Зулька, не надо… успокойся, прошу, — я целовала ее мокрое от слез лицо. — Прости меня! Зуля… Зуля… я с тобой! Я только с тобой…

Она все же успокоилась и затихла в моих объятиях. Мы лежали долго, молча, разбитые взрывом эмоций.

Наконец она осторожно высвободилась и поднялась с измятой постели.

— Я пойду погуляю.

— Куда? Я с тобой, — я тоже поднялась.

— Нет, не надо. Я хочу одна.

— Зуля!

— Ты не волнуйся. Я просто хочу пройтись одна.

— Ну, хорошо… Ты надолго?

— Нет, полчаса…

— Хорошо… Я буду ждать тебя. Слышишь?

— Да, — она устало улыбнулась, постояла, потом подошла и поцеловала в губы. И вышла.

Я осталась одна. Н-нда… Страсти… Блинкомпот!

Я докуривала очередную сигарету, нервничая в ожидании ее, когда раздался дверной звонок. Слава богу! Вернулась…

Я открыла дверь. Она стояла на коленях с белой хризантемой в руке.

— Зулька!..

— Прости меня.

Наверное, я, действительно, устала от нее. Ведь мы почти не расставались. И мне захотелось сбежать. И сильно захотелось увидеть Чудо. Вечером я сказала Зульке, что поеду сегодня ночевать домой. Мы должны отдохнуть друг от друга. Она согласилась.

А я, почувствовав за спиной прозрачные крылышки свободы, предвкушала ночь в Сети.

За окнами грозился начаться дождь, но меня это не смутило. А для Зульки это был повод попытаться удержать меня:

— Может, не поедешь домой? И поздно уже…

— Ерунда! Поеду.

В этот момент по окну полоснула молния, затем нехило бабахнуло разрядом и послышался шум дождя. Скорее даже ливня.

— Ириш…

— У меня зонтик! — Отмахнулась я и, выпорхнув на этих самых стрекозьих крылышках из подъезда, с ходу угодила в огромную лужу.

Ливень был нешуточный. Двор потонул в темной воде, и я поняла, что мои попытки найти брод не увенчаются успехом никогда!

Я вспрыгнула на бетонную площадку перед одним из подъездов дома напротив и раскурила мокрую сигарету, соображая, что делать. Ноги были уже безнадежно промочены. С небес обрушивались такие беспощадные потоки воды, что я почувствовала себя очень неуютно. Я могу, конечно, упрямо добраться до инет-клуба. Но как я там проведу ночь, вымокшая до костей? Не вставляет…

Я закурила еще одну сигарету. Ну, что делать-то? Блин! Обидно-то как. Однако, холодно что-то… Я глянула в направлении окон. В нашей комнате горел теплый свет. А-а-а! Фиг с этим нетом! Я отбросила окурок и, ринувшись прямо в темную воду, выбрала курс на возвращение.

Подходили к концу дни Зулькиного пребывания в Кырске. Но она не хотела уезжать.

— Зулька, все равно ведь придется…

— А я остаюсь здесь!

— И что ты будешь делать?

— Найду работу!.. Ирка, я хочу быть с тобой…

— Как ты себе это все представляешь??

— Обыкновенно. Выходи за меня замуж?..

— Что-о-о??

Мне казалось это глупостями, и я начинала злиться.

Инга собралась на неделю уехать за дочерью и предложила пожить у нее это время. И я согласилась, что Зулька задержится. Но отгулы продлять я не собиралась.

В первый же день на службе меня безжалостно завалили работой. Зулька, по нашему договору, должна была ждать меня дома и не появляться в конторе. Но она не сдержала обещания и появилась, да еще и не одна. С Анькой.

Споткнувшись о мой неласковый взгляд, Зулька поспешила успокоить:

— Ириш, мы сейчас уйдем! Я тебе только обед принесла… — она поставила тарелку.

Я подняла полотенце, — там лежала целая гора полюбившихся мне сладких оладий.

— Испекла?

— Ага! — Ее физиономия сияла.

— Спасибо… Анька, попробуй, очень вкусно!

— Не хочу. Спасибо. — Она полулежала отрешенно в кресле, разбросав ноги.

— Напрасно, — я запихала одну оладью в рот. — А как вы… вместе?

— Да Анька не знала, что Инга уехала! Открываю дверь — она. — Зулька продолжала дружелюбно улыбаться.

— Понятно. Ладно, мне работать надо.

— Мы уходим! А когда ты закончишь работу?

— Не знаю. В пять, может.

Мы вернемся в пять?

— Ладно. Гуляйте!

Они вернулись после пяти веселые и явно сдружившиеся. А я все еще не могла закончить работу и злилась от этого.

В конторе оставался еще только Тошка, тайно гнавший очередную халтуру. Бездельницы вольготно расположились у меня в комнате, зафлажив меня своими прицельными взглядами.

— Я должна закончить, придется ждать, — кинула я им, не понимая, как же я буду потом с ними… обеими.

— Хорошо, Ириш, мы не мешаем, — поспешила ответить Зулька и полезла смотреть что-то на книжных стеллажах.

Анька, оседлав стул верхом, продолжала держать меня под прицелом, усмехаясь чему-то. Я вернулась к вредному разрезу на ватмане. В комнате зависла тишина.

— Чем занимались-то? — Попыталась я порушить напряжение.

— Ходили домой, я Аньку оладьями накормила, — обрадованно подхватила разговор Зулька.

— Понятно, — кинула я, не отрываясь от чертежа.

— Мы тут решили вопрос тебе один задать, — вдруг сбила житейскую тему Анька.

— Какой еще вопрос? — Я на мгновение оторвалась от разреза, уловив подозрительную интонацию в Анькиной реплике.

— Анюта, может, не сейчас?.. — Встревоженно прозвучала Зулька.

— А я хочу сейчас услышать! — Капризно ответила Анька, не сводя с меня взгляда.

— Что услышать? — Я положила карандаш. — Вы о чем??

Анька подняла подбородок с кистей рук и выпрямилась на стуле.

— Эту ситуацию создала ты. Поэтому тебе и решать.

— Что решать?

— Мы хотим, чтобы ты прямо сказала нам обеим, кого ты из нас выбираешь!

— Что?!

Зулька села, явно растерявшись. У Аньки чуть смешался взгляд, но она не унималась:

— Или ты хочешь завести гарем?.. нет, но дело в том, что мы не согласны. Нам, понимаешь ли, хочется быть единственными.

Хорошо, что в руках у меня ничего не было, даже карандаша…

— Долго думали?!

— Ну, мне кажется, это на поверхности лежит…

— Та-а-ак!! Вы что же? В угол меня загоняете?? Вы решили!.. Я должна! Сделать выбор!!! — Бешенство мое выскочило за предельную отметку. — По каким параметрам?! Может, мне сейчас кастинг провести?!! Конкурс красоты?! А ну-ка, девушки??! Вы соображаете, что вы говорите???

Тут растерялась и Анька. Зулька сидела сжавшись на стуле.

— Хотите выбора?! Так я выберу! Остаться без вашего общества!!! Без вас обеих! Не понятно, что мне так проще?! Мне так лучше!!! Не понятно?!!

— Понятно, — вдруг тихо сказала Анька и, резко поднявшись, вышла из комнаты.

— Замечательно! Очень хорошо, когда есть понимание! — Проорала я ей вслед.

Зулька молчала, не двигаясь. Я посмотрела на нее. У нее было такое выражение лица, что меня моментально остудило. Я увидела, как ей больно. Аньке наверняка тоже…

— Зуль, извини, — я поднялась, — Что-то нервы ни к черту…

Она молчала.

— Извини, — и я кинулась вслед Аньке, соображая, насколько далеко она могла уже умотать.

Но сразу же наткнулась на нее. Она никуда не уходила. Сидела в старом разваленном кресле в коридоре, рассматривая пол у себя под ногами. Я медленно подошла к ней, и она подняла глаза. В них было несмелое ожидание.

— Ладно, Ань… Нервы чтот… Ну, ты сама понимаешь… работа тут срочная, да вы еще… со своим выбором. Прости.

Она молчала.

— Ань…

— У всех нервы. Зачем только кричать?

— Ну, устала я, Анька. Не понимаешь? Меня тоже эта ситуация…

— Ты эту ситуацию сама себе устроила.

— Да, сама-сама! Ань… что делать? — Я опустилась перед креслом и протянула руки, коснувшись ее. — Глупо все как!

— Глупо? — Она положила свои руки на мои. — А мне вот больно.

Блин! Да что же это такое? Почему каждый слышит только себя?? И я вдруг поняла, что хочу остаться с Зулькой. Сейчас хочу. Я посмотрела на Аньку:

— Ань, давай ты сейчас поедешь домой? Просто мы ничего сейчас не придумаем. А оставаться втроем нам не стоит.

38
{"b":"901","o":1}