ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, он был на том холме, за рекой. Он убит.

Вожди снова зашептались, затем воцарилась тишина. Совет вождей – дело серьезное, и излишняя спешка тут совершенно ни к чему. Примерно через полчаса Две Луны спросил:

– Почему ты носишь это белое орлиное перо?

Крейг объяснил. Десять лет тому назад, когда ему было четырнадцать, он присоединился к группе молодых шайеннов, и они отправились на охоту в горы. Индейцы были вооружены луками и стрелами, Крейгу же Дональдсон разрешил взять охотничье ружье «шарпс». И тут неожиданно на них напал старый медведь гризли. Зубов в пасти этого «ветерана» почти не осталось, но в когтистых лапах сохранилась сокрушительная сила – одним ее взмахом он мог убить человека. Медведь выскочил на них из чащи с грозным рыком.

В этот момент один из индейцев, сидевший за спиной у толмача, перебил рассказчика:

– Помню эту историю. Это случилось в деревне моего двоюродного брата.

Нет ничего лучше, чем, сидя у ночного костра, рассказывать страшные и поучительные истории.

Крейга попросили продолжить, и сиу, вытягивая шеи и стараясь не пропустить ни слова, слушали его повествование в переводе индейца по имени Две Луны.

– Медведь надвигался на нас, как гора, причем на удивление быстро. Шайенны разбежались и попрятались за деревьями. Но маленький белый охотник тщательно прицелился и выстрелил. Пуля просвистела совсем рядом с мордой зверя и вонзилась ему в грудь. Тогда гризли поднялся за задние лапы и стал казаться высоким, как сосна. Он умирал, но не желал сдаваться и шел прямиком на своего обидчика. Тогда белый охотник вставил новый патрон. И выстрелил еще раз. Вторая пуля угодила прямо в широко раскрытую пасть, прошла в голову и вышибла зверю мозги. Медведь сделал еще шаг и ткнулся носом в землю. Кровь и слюна забрызгала колени юного охотника. Но тот не шевельнулся.

Юноши послали гонца в деревню, и вскоре им на подмогу явились воины с волокушей. И стали разделывать монстра, чтоб сделать затем из его шкуры одеяло для отца моего двоюродного брата. А потом устроили большой пир и дали белому новое имя: Убивает Медведей Без Страха. И еще подарили орлиное перо, отличительный знак настоящего охотника. Так рассказывали в моей деревне сотни лун тому назад, когда индейцы еще не переселились в резервации…

Вожди закивали. То была хорошая история. В это время к костру подъехали всадники. К седлу одной из лошадей была привязана волокуша. Двух индейцев Крейг никогда не видел прежде. Но, судя по одежде и заплетенным в косички волосам, то были шайенны.

Один их них звался Маленьким Волком. Он рассказал, что, охотясь к востоку от реки, вдруг увидел клубы дыма, поднимающиеся над Розбад. Помчался туда и обнаружил на месте лагеря убитых женщин и детей. И, находясь там, вдруг услышал, как возвращаются солдаты в синих мундирах. Маленький Волк спрятался, и они его не заметили, а потом он преследовал этот отряд день и ночь, пока тот не вошел в долину, где был разбит лагерь белых.

Второго индейца звали Высокий Лось. Он возвращался с охоты, когда основная колонна уже прошла. И все еще скорбел по своим убитым женщинам и детям, когда вернулась его дочь. Раненая, но живая. И вот вместе с девятью воинами он пустился в путь и тоже скакал день и ночь, пока не нашел лагерь шайеннов. Прибыли они незадолго до битвы и приняли в ней самое активное участие. Сам он искал смерти на холме Кастера и лично убил пятерых белых солдат, но Вездесущий Дух отказался забрать его к себе.

Последней выслушали девушку, лежавшую на волокуше. Она была бледна и страдала от раны и тяжелого пути от Розбад, но говорила громко и отчетливо.

Рассказала о побоище, которое учинили белые в ее лагере, и о большом белом мужчине с нашивками на рукаве. Она не понимала их языка, но прекрасно поняла, что они собирались с ней сделать перед тем, как убить. Она рассказала, что мужчина в кожаной куртке дал ей напиться, потом поделился с ней едой. А после посадил на лошадь и отпустил к своим.

Вожди начали совещаться. Вердикт был озвучен Сидящим Быком, хотя решение было принято сообща. Белый будет жить, но возвращаться к своим не должен. По двум причинам: они или убьют его, или же он может рассказать им о местонахождении сиу. Белого передадут на попечение Высокому Лосю. Тот волен обращаться с ним как с пленником или гостем. Весной он может уйти. Или, если захочет, остаться с шайеннами.

Собравшиеся вокруг костра воины одобрительно закивали. Решение казалось им справедливым. Крейг поскакал в лагерь Высокого Лося, где его поместили в отдельный типи и приставили охрану из двух индейцев. Утром весь огромный лагерь зашевелился, точно муравейник, индейцы готовились в путь. Но еще на рассвете прискакали скауты и сообщили, что на севере замечены большие скопления синих мундиров. А потому было решено двигаться к югу, к горам Бигхорн, и посмотреть, будут ли преследовать их белые.

Приняв Крейга в свой клан, Высокий Лось проявил щедрость и благородство. Были найдены четыре уцелевшие лошади из 7-го кавалерийского. И Крейгу позволили выбрать себе одну. Равнинные индейцы не очень-то ценили лошадей белых, предпочитая им своих низкорослых пони. Последние были очень выносливы и прекрасно адаптированы к суровым зимам в прериях. К тому же лошадей белых надо было кормить сеном, которое индейцы не заготавливали, и вряд ли эти лошади могли продержаться зиму, питаясь, подобно пони, лишайником, мхом и корой ивовых деревьев. Крейг выбрал крепкую гнедую лошадку и назвал ее Розбад, в честь того места, где повстречался с девушкой по имени Шепот Ветра.

Хорошее седло тоже подобрали без труда, ибо индейцы никогда не пользовались седлами. А чуть позже они нашли и вернули Крейгу, хоть и с неохотой, охотничий нож и ружье «шарпс». Патроны к нему он нашел в седельных сумках, остававшихся на холме. Ничего ценного там больше обнаружить не удалось. Индейцы забрали все, что им понравилось. Лишь бумаги и документы не представляли для них ни малейшего интереса, и по всему холму летали и застревали в высокой траве белые листки. Среди них были и заметки капитана Уильяма Кука о первом допросе Крейга.

Сборы продолжались все утро. Сворачивали типи, складывали утварь в узлы, женщин, детей и пожитки грузили на волокуши. И вскоре после полудня лагерь тронулся с места.

Мертвых оставили. Они лежали в типи, раскрашенные подобающим образом, в лучших своих нарядах, в головных уборах из перьев. Согласно традиции, все их личные вещи были разбросаны вокруг по земле.

Когда на следующий день в долину вошли с севера люди Терри, у них создалось впечатление, что сиу и шайенны покидали свой лагерь в страшной спешке. Но это было неверное впечатление, обычай предписывал индейцам разбрасывать вещи погибших. Ведь на том свете они им все равно не понадобятся.

Несмотря на многократные заявления равнинных индейцев о том, что они хотят только охотиться, но не сражаться, Крейг знал, что армия вскоре оправится от потерь и будет искать случая отомстить. Возможно, не сейчас, не сразу, но позже. Совет племени Сидящего Быка тоже это понимал. И вот через несколько дней было решено, что племя должно разбиться на маленькие группы и разойтись в разные стороны. Так синим мундирам будет трудней их обнаружить, к тому же это давало индейцам шанс перезимовать на свободе, а не в резервациях Дакоты, где они просто голодали бы.

Крейг отправился в путь вместе с остатками клана Высокого Лося. Из десяти охотников, потерявших своих жен и детей у реки Розбад, двое погибли в сражении при Литл-Бигхорн, двое были ранены. У одного была колотая рана в боку, не слишком опасная, и он мог скакать на лошади. Второму пуля угодила в плечо с близкого расстояния, и его было решено везти на волокуше. Высокому Лосю и еще пяти его соплеменникам предстояло найти себе новых жен. А потому они решили объединиться с другими двумя большими семейными кланами, насчитывающими в общей сложности шестьдесят человек, включая детей и женщин.

Узнав о решении вождей расколоться на мелкие группы, они собрали совет и стали думать, как же им лучше поступить и куда направиться. Большинство стояли за то, чтоб двигаться на юг, по направлению к Вайомингу, а затем укрыться в горах Бигхорн. Спросили мнения и у Крейга.

10
{"b":"9010","o":1}