ЛитМир - Электронная Библиотека

– Синие мундиры туда точно придут, – сказал он. И вывел палкой в песке очертания реки Бигхорн. – Будут искать вас вот здесь, на юге, и здесь, на востоке. Но я знаю одно местечко на западе. Называется Прайор Рэндж. Я там вырос.

И он рассказал индейцам о тех местах.

– Склоны гор так и кишат дичью. Лес густой, деревья высоченные, так что прикроют дым от костров. В ручьях и реках полно рыбы, а выше, в горах, есть озера, тоже очень богатые рыбой. Белые туда никогда не сунутся.

Вожди согласились. И вот 1 июля они отделились от основного отряда шайеннов и, ведомые Крейгом, направились на северо-запад, в южную Монтану, стараясь избегать встреч с патрульными отрядами генерала Терри, которые постоянно делали вылазки от Бигхорна, но слишком далеко на запад не заходили. В середине июля они добрались до Прайор Рэндж. И там все было именно так, как рассказывал Крейг.

Типи установили среди деревьев, и с расстояния полумили они были практически незаметны. На вершине горы, носящей сегодня название Краун Баттс, устроили наблюдательный пост, с него открывался вид на многие мили вокруг. Охотники добывали оленя и антилопу, коих тут оказалось во множестве, а ребятишки вылавливали из ручьев крупную жирную форель. Шепот Ветра так и лучилась молодостью и здоровьем.

Рана ее давно затянулась, и в скорости бега она могла посоперничать с оленем. Иногда Крейг ловил на себе взгляд ее темных глаз, и всякий раз при этом сердце у него замирало, а потом начинало биться, как бешеное. Но девушка ничем не выказывала своих чувств и, поймав на себе его взгляд, всегда опускала глаза. Откуда было знать Крейгу, что всякий раз при этом, стоило девушке заметить на себе взгляд его темно-синих глаз, сердце ее начинало трепыхаться, как птичка в клетке, а к груди приливало приятное тепло. Той осенью эти двое просто полюбили друг друга.

Первыми, разумеется, заметили это женщины. Подав пищу мужчинам, девушка выбегала из типи раскрасневшаяся, и кожаная туника на ее груди бурно вздымалась. Женщины постарше понимающе покачивали головами и многозначительно усмехались. Мать ее погибла, даже ни одной тети не осталось в живых, и все эти скво были из других семей. Но у них имелись сыновья, неженатые и считавшиеся завидными женихами. Интересно, гадали они, кто же из парней завоюет сердце этой красивой девушки? И они поддразнивали Шепот Ветра, пугали тем, что скоро лучших женихов разберут другие девушки, но та лишь отмахивалась и просила, чтоб не говорили ерунды.

К концу сентября листва на деревьях облетела, и лагерь переместили повыше в горы, под защиту хвойных деревьев. С октябрем пришли ночные холода. Но охота всегда была удачной, и пони могли вдоволь наесться последней травы, прежде чем перейти на мох, лишайники и кору. Лошадка Крейга Розбад быстро освоилась, и изредка Крейг спускался вниз, в прерии, и возвращался с целым мешком свежей травы, которую срезал с кочек своим острым ножом.

Если б у девушки была мать, она могла бы переговорить с Высоким Лосем, но, поскольку тот овдовел, ей пришлось самой рассказать все отцу. Он впал в неописуемую ярость.

Да как смеет она даже думать об этом? Проклятые белые перебили всю ее семью. К тому же этот мужчина рано или поздно вернется к своим, а там ей не место. Кроме того, воин, раненный в плечо в битве у Литл-Бигхорн, уже почти поправился. Раздробленные кости срослись. Звали его Бродячая Сова, и он считался одним из самых опытных и храбрых воинов. Вот кто годится ей в мужья. И он, Высокий Лось, объявит об этом завтра же. Это его последнее слово.

Возмущению и беспокойству Высокого Лося не было предела. За этим белым глаз да глаз. Его следует охранять днем и ночью. Теперь он не должен вернуться к своим людям, ведь он наверняка расскажет им, где находится лагерь. Пусть перезимует здесь, и глаз с него не спускать. На том и порешили.

И вот Крейга неожиданно и без объяснения причин подселили к другой семье. Теперь он делил типи с тремя одинокими воинами, которым было велено тщательно следить за ним, особенно ночью.

В конце октября она пришла за Крейгом. Он лежал без сна и думал о ней, когда вдруг лезвие ножа бесшумно прорезало одну из шкур, покрывающих типи. И он тихо поднялся и выскользнул в эту щель. И увидел в свете луны ее. Шепот Ветра стояла и молча смотрела на него. И они обнялись впервые в жизни.

Затем она высвободилась из его жарких объятий и поманила за собой. Они шли среди деревьев, удаляясь от лагеря. В кустах стояла оседланная Розбад с перекинутой через седло буйволиной шкурой. Тут же лежало его ружье. Седельные сумки были полны припасов и амуниции. Рядом нетерпеливо перебирал мохнатыми ногами пегий пони. Скаут обернулся, и они поцеловались в этой холодной темной ночи. И она шепнула ему на ухо:

– Увези меня подальше в горы, Крейг, и сделай своей женщиной.

– Так тому и быть, Шепот Ветра. Ты моя, отныне и навсегда.

И они сели на лошадей и тихо двинулись среди деревьев. Вскоре впереди показался просвет, они пересекли ручей и направились к равнине. Но на восходе опять пришлось спрятаться в лесу, у подножия гор. Там они просидели до сумерек, а чуть позже их заметил небольшой отряд крау, правда, издали. Индейцы видели, что они направлялись к северу, к форту Эллис, на Бозмен Трейл.

Шайенны послали за ними погоню. Всадников было шестеро, и передвигались они быстро, поскольку пустились в путь налегке: ружья за спиной, томагавки за поясом, вместо седел подстелены одеяла. У них был приказ от Бродячей Совы. Девушку вернуть живой, белый должен умереть.

Отряд крау мчался к северу, они страшно спешили. Один из них был скаутом в армии этим летом и знал, что синие мундиры назначили большую награду за белого предателя. На эти деньги можно было накупить много лошадей и всякого другого товара.

Крау так и не удалось добраться до Бозмен Трейл. Примерно в двадцати милях к югу от реки Йелоустон они наткнулись на небольшой дозорный отряд – десять кавалеристов под командованием лейтенанта. Бывший скаут объяснил, что они видели, используя язык жестов, и лейтенант его понял. И двинулся со своим отрядом на юг, к горам, а крау служили ему проводниками, в надежде получить награду.

Известие о полном разгроме и уничтожении полка Кастера поразило Америку, точно громом. 4 июля 1876 года на востоке страны самые могущественные и высокопоставленные представители нации собрались в Филадельфии, этом городе братской любви, отметить столетие независимости. Новости с западных границ показались им просто невероятными. Немедленно распорядились провести расследование.

После боя солдаты генерала Терри, державшие осаду на холме, начали придумывать оправдания этому несчастью. Сиу и шайенны ушли сутки назад, и у Терри не было ни малейшего желания их преследовать. Уцелевшие бойцы отряда Рено, разумеется, радовались тому, что остались в живых, но так толком и не могли рассказать, что же произошло. Только и видели, как Кастер со своими людьми скрылся из виду за холмами.

Был обследован и тот злополучный холм у берега реки, собраны все предметы, могущие пролить свет на происшедшее, разложившиеся тела солдат были преданы земле. Среди прочего в траве нашли листки бумаги, в том числе и записи, сделанные капитаном Куком.

Ни одного свидетеля допроса Бена Крейга Кастером не осталось в живых, но записи адъютанта говорили о многом. Армии важно было знать, кто стал причиной и виновником несчастья. И вот он нашелся. Дикари были предупреждены заранее и успели хорошо подготовиться. Ничего не подозревающий Кастер попал в засаду. Козел отпущения был найден. Ни о какой некомпетентности не могло быть и речи, все дело в предательстве. Скаута следовало взять живым или мертвым, вознаграждение за его поимку составляло тысячу долларов.

Но упорные поиски долго ничего не давали. До тех пор, пока в конце октября отряд крау не обнаружил беглеца с какой-то индейской девушкой. Направлялись они к горам Прайор.

Лошади у лейтенанта были свежие, резвые, хорошо откормленные. И он гнал их во всю мочь, на карту была поставлена его карьера.

11
{"b":"9010","o":1}