ЛитМир - Электронная Библиотека

Десятого октября ей с туристическим автобусом прислали экземпляр «Биллингз газет». В записке от подруги говорилось, что там, в разделе светских сплетен, свадьбе посвящена целая колонка. Она зачитала ее Крейгу.

Журналист, захлебываясь от восторга, описывал предстоящее бракосочетание Кевина Брэддока и Линды Пикет. Церемония должна состояться на роскошном ранчо отца жениха, к югу от Лаурель Таун, 20 октября. Погодные условия будут благоприятствовать, а потому начнется торжество на просторных лужайках этого огромного имения ровно в два часа дня. На свадьбу приглашено около тысячи гостей, сливки общества, деловая элита штата Монтана. Бевин дочитала колонку до конца. Бен лишь кивал и молча запоминал нужные ему детали.

На следующий день командующий собрал их всех на плацу. И объявил, что форт закрывается на зиму 21 октября. Летний эксперимент как нельзя более удался, отовсюду приходили поздравления и благодарственные письма и телеграммы.

– Так что, друзья мои, в эти последние четыре дня нам предстоит немало работы, – сказал профессор Инглз молодым людям. – Зарплату и премиальные получите накануне отъезда. Но прежде нам следует навести здесь порядок, прибрать, подготовить все инструменты и имущество к хранению перед долгой и суровой зимой.

После собрания «офицер» Бевин отвела Крейга в сторонку.

– Ну вот, Бен, игра подошла к концу, – сказала она. – Через четыре дня можно будет переодеться в свою нормальную одежду. Впрочем, о чем это я, на тебе и так твоя обычная одежда. Зато тебя ждет вознаграждение, получишь весьма кругленькую сумму в долларах. И мы поедем в Биллингз и купим тебе нормальные ботинки, джинсы, красивые спортивные рубашки и пару теплых курток на зиму. А потом… Потом мне хотелось бы, чтоб ты поехал со мной в Бозмен. Найду тебе там славную уютную квартирку. Познакомлю с людьми, которые смогут тебе помочь.

– Хорошо. Спасибо, офицер.

Тем же вечером он постучался в кабинет профессора. Джон Инглз сидел за письменным столом. В углу топилась дровами старомодная железная печь с округлыми боками, пламя отбрасывало розоватые блики на стены, прогоняло ночную прохладу. Профессор тепло приветствовал молодого человека. Надо сказать, он был потрясен глубиной его знаний о дикой природе и жизни в прериях, этот молодой человек ни разу не вышел из роли и был просто безупречен. Если с такими-то знаниями ему удастся получить еще и диплом колледжа, он, Инглз, непременно найдет ему хорошее место в кампусе.

– Чем могу помочь, Бен, мальчик мой?

Он предполагал, что Крейг пришел просить нечто вроде отеческого совета или напутствия на будущее.

– У вас есть карта, майор?

– Карта? О господи!.. Ну да, разумеется, есть. А какой именно район тебя интересует?

– Этот, где форт. И еще к северу от Йелоустон. Пожалуйста, если можно, сэр.

– Прекрасная мысль. Всегда полезно знать, где именно находишься и что тебя окружает. Вот, смотри.

И он расстелил на столе карту и принялся объяснять. Крейгу и прежде доводилось видеть карты, но только военные. И на них не было практически ничего, кроме отметок, обозначавших местонахождения трапперов и скаутов. Эта же сплошь была покрыта какими-то линиями и кружочками.

– Вот здесь наш форт, к северу от горы Вест Прайор. А вот тут протекает Йелоустон. Вот здесь находится город Биллингз, а вот тут – Бозмен, откуда я родом.

Крейг прочертил пальцем сотни миль, отделяющие один город от другого.

– Бозмен Трейл? – спросил он.

– Совершенно верно. Именно так раньше и называли. А теперь здесь, разумеется, проложена скоростная автомагистраль.

Крейг не знал, что такое скоростная автомагистраль, но подозревал, что это и есть длинная черная полоса плотно утоптанной земли, которую он видел тогда в лунном свете. На карте были отмечены дюжины маленьких городков и поселков, в точке впадения речки Кларк в Йелоустон было обозначено имение под названием «Ранчо „Бар-Ти“». Крейг увидел, что место это чуть-чуть отклоняется к западу от прямой линии, проведенной от форта на север, и что расстояние равно примерно двадцати милям. Он поблагодарил майора и вернул ему карту.

В ночь на 19 октября Бен Крейг улегся спать рано, сразу после ужина. Никто не удивился. Весь день молодой человек драил и чистил металлические части ружей и инструментов, а потом еще и смазывал их, чтоб не заржавели до весны. Его соседи по казарме улеглись в десять и сразу же заснули крепким сном. И никто из них не заметил, что Бен Крейг, укрывшийся одеялом до подбородка, улегся в постель полностью одетым.

Поднялся он в полночь, натянул на голову круглую лисью шапку, свернул два одеяла, захватил их с собой и бесшумно выскользнул из казармы. Никто не видел, как он пробрался в стойла и начал седлать Розбад. Но прежде убедился, что лошадка его как следует наелась овса. Силы ей понадобятся.

Лошадь, сытая и под седлом, осталась ждать хозяина в стойле, а сам Бен Крейг потихоньку прокрался в кузницу и взял там несколько вещей: ручной топорик в ножнах, которые можно привязывать к седлу, фомку и металлические кусачки.

С помощью фомки он взломал замок на двери в оружейную, и, оказавшись внутри, поработал кусачками над цепью, пропущенной под спусковыми крючками ружей. Все ружья были муляжами, за исключением одного. Он забрал свой «шарпс» 52-го калибра и вышел.

Затем подвел Розбад к маленькой дверце, что рядом с часовней, снял засов, отворил ее и вывел лошадь. Сунул под седло два одеяла, свернул буйволиную шкуру и прикрепил сзади к седлу. Перекинутое через плечо ружье в чехле свисало вдоль левой ноги, возле правого колена был закреплен кожаный колчан с четырьмя стрелами. Лук висел на спине. Сразу садиться на лошадь он не стал, провел ее под уздцы примерно с полмили от форта и только тогда взлетел в седло.

И вот Бен Крейг, охотник и скаут, единственный уцелевший в кровавом сражении при Литл-Бигхорн солдат, выехал из достопамятного 1877 года и оказался в последней четверти двадцатого века.

По положению луны он определил время – два часа ночи. Ему предстояло проскакать двадцать миль до ранчо «Бар-Ти» и не слишком утомить при этом Розбад. Он нашел Полярную звезду и направился на северо-запад.

Вскоре прерии перешли в фермерские угодья, там и здесь на пути вставали столбы с натянутой между ними металлической сеткой. В ход шли кусачки, и он двигался дальше. Он пересек границу, отделявшую Бигхорн от графства Йелоустон, но даже не подозревал об этом. На рассвете перед ним открылись берега реки Кларк, и он двинулся параллельно ее извилистому руслу. А когда солнце окрасило вершины гор на востоке золотисто-розовым цветом, он увидел перед собой бесконечную белую изгородь и вывеску с надписью: «Ранчо „Бар-Ти“. Частная собственность. Посторонним вход воспрещен». Он прекрасно разобрал эту надпись и ехал вдоль изгороди до тех пор, пока не нашел дорогу, ведущую к главным воротам.

Ворота находились в полумиле от него, за ними виднелся огромный дом в окружении амбаров и конюшен. Дорогу у ворот преграждал полосатый шлагбаум, рядом стояла сторожевая будка. В окошке был виден свет. Он отъехал назад, еще на полмили, и, оказавшись в лесу, спешился, расседлал Розбад и отпустил ее попастись. А сам прилег на осеннюю траву, но не спал, был все время настороже, как дикое животное.

Надо сказать, что репортер из газеты явно недооценил великолепие предстоящего торжества, задуманного Большим Биллом в честь бракосочетания его любимого сыночка.

Прежде всего Билл потребовал, чтоб невеста сына прошла тщательный осмотр у семейного врача Брэддоков. И несчастной и униженной сверх всякой меры девушке ничего не оставалось, как подчиниться. Большой Билл прочитал отчет доктора, и кустистые его брови поползли вверх.

– Она что?… – спросил он врача. И ткнул толстым, как сосиска, пальцем в непонятные слова.

– О, да, не подлежит никакому сомнению. Девственница.

Брэддок ухмыльнулся:

– Ну и везунчик, молодой Кевин! Ну а насчет всего остального?

24
{"b":"9010","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Костяная ведьма
Спецуха
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Ждите неожиданного
Золото Аида
Пчелы
Чертов дом в Останкино
Метро 2033: Площадь Мужества