ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты сделаешь меня своей законной супругой?

— Не торопи свою удачу, — холодно сказал Корбин. Затем, откинувшись назад, он снова улыбнулся. — Хотя после того, как игра закончится, многое станет возможным. Видишь ли, все ставки делаются строго по расовому признаку. Гафам конечно же тоже принадлежит немало интересных планет, но меня больше всего интересует собственность Сигмы Азерматти. Гиперпространственный портал, ведущий к нашей родной галактике, расположен возле принадлежащей ему звездной системы. Я думаю, это новое устройство для перемещения во времени сулит интересную возможность проникновения на новые, совершенно неисследованные торговые рынки. И Сигма будет снимать сливки. Но кроме того, планеты, которыми он сейчас владеет, интересны сами по себе.

— И кроме того, — добавила Тия, — тебе досаждает то, что остальные кохи испытывают к нему большое уважение. Как и тот факт, что он является самым богатым человеком во всем Облаке.

Корбин сердито хмыкнул. Тия была права, он всегда ненавидел Сигму за то высокомерие, которое тот проявлял к «выскочкам из семейства Габлона». Этот термин Сигма использовал всегда, когда Корбина не было в пределах слышимости.

— Я собираюсь разорить его на этой игре.

— Его состояние в четыре раза превосходит твое, — заметила Тия, — и ты не сможешь угнаться за ним в размерах ставок. Во-вторых, он так же, как и ты, ставит на Александра, который, как показывает вероятностный анализ, имеет более предпочтительные шансы.

— Многие так думают, — многозначительно произнес Корбин.

— Ну ладно, милый, в чем здесь зарыта собака?

— Твой вероятностный анализ содержит больше информации, чем ты думаешь, и подтверждает то, что, по моему убеждению, должно вскоре произойти.

— К чему ты клонишь?

— Мы делаем ставки на два разных общества, столкнувшихся в конфликте, но в то же время это ставки на двух индивидуумов. Но в возможной победе каждой из сторон есть важная составляющая, на которую до сих пор не обратили должного внимания.

Корбин откинулся на спинку кресла и жестом попросил Тию подлить ему в бокал бренди, после чего продолжил:

— Видишь ли, если Александр одержит победу, это произойдет целиком благодаря его сильной воле, сплотившей воедино разрозненное общество и установившей железный порядок. Кубару же для достижения победы достаточно лишь трансформировать уже существующую сложную социальную систему. Вплоть до первой битвы у меня еще оставались какие-то сомнения относительно возможностей Кубара, поскольку ему противостояла родовая знать, занимающая прочные позиции. Да, они могли почитать его как легенду, но у них, несомненно, не вызывала никакого энтузиазма мысль, что эта легенда может изменить существующие обычаи и устои. Но отжившая социальная система погибла в первом же бою. Теперь Кубар получил на руки карт-бланш, для того чтобы создать у гафов единственный тип армии, способной победить Александра, — армию, обученную противостоять в бою тактике фаланги. Как только он обучит их сражаться по-новому, будет уже не важно — жив он или умер.

— Но если Кубар погибнет, — возразила Тия, — Александр одержит быструю победу, поскольку ему больше не будет противостоять равный по силам полководец.

— Разумеется, но это в том случае, если Кубар погибнет первым.

Она с подозрением посмотрела на него.

— На что ты намекаешь, Корбин?

— Ну ладно, Тия, неужели я должен все для тебя разжевывать?

— Очевидно, в осуществлении своего замысла ты отвел мне какую-то роль, поскольку иначе не стал бы со мной разговаривать на такие темы. Но прежде чем я окажусь в нем замешана, хотелось бы услышать четкое объяснение из твоих собственных уст.

Корбин подался вперед, и в его голосе внезапно появилась угроза:

— Кроме меня есть еще только два человека, которым известно о моем плане. Так что сначала позволь мне сказать о негативных последствиях твоего возможного отказа.

— Я буду мертва, как тот поставщик пластоцемента.

— Его смерть, по крайней мере, была быстрой и относительно безболезненной. Наказание может быть гораздо более суровым, поскольку существуют вещи и похуже.

Тия подалась вперед и, взяв руку Корбина, прижала ее к своей груди:

— Ты был первым, кто коснулся ее, Корбин. Когда я встретилась с тобой, то отдала все, что у меня было, чего не скажешь об этой дешевой шлюхе Регине, которую ты, по всей видимости, ценишь больше меня.

— У нее большие сиськи, Тия, но в голове совершенно пусто. Вот почему я разговариваю с тобой, а не с ней.

Сиськи у нее и в самом деле большие, подумала Тия. И старый грязный развратник, сидящий напротив, как и большинство мужчин, считал несколько лишних фунтов гипертрофированных молочных желез более важным достоинством женщины, чем мозги. Черт возьми, она всегда знала, что в конце концов он бросит ее ради этой визгливой, наглой, тупой коровы. Но не исключено, что предстоящая авантюра поможет ей найти выход на свободу, который она искала с тех пор, как впервые попала в сети Корбина. Корбин мог предложить ей путь наверх. На самом деле для членов ее семьи служба интересам Корбина являлась единственным способом пробиться наверх, поскольку он имел обыкновение подминать под себя родственников, претендующих на высокое положение, особенно если это был родственник женского пола.

— Я знаю, что ты со мной сделаешь, если я тебя подведу, — ответила Тия, изобразив на лице самую соблазнительную улыбку, — так что, милый, переходи к самому главному.

— Прекрати называть меня «милый». Это деловое предложение, простое и ясное, и ты единственный кандидат, подходящий всем требованиям. Ты племянница Элдина, пусть только по его жене. Старый болван всегда испытывал к тебе симпатию. В то же время ты принадлежишь к моей семье, а значит, у тебя есть заинтересованность в ее процветании. И кроме того, я с тобой сплю.

Корбин откинулся назад и улыбнулся холодной зловещей улыбкой:

— Я собираюсь убить Александра и тем самым предрешить исход игры.

Выражение ее лица не изменилось ни на йоту, и она ответила ему такой же холодной улыбкой.

Хорошо, подумал он про себя. Никаких возмущенных возгласов, ни криков протеста, поскольку при такой реакции следующий глоток вина мог оказаться для нее последним.

— И давно тебе в голову пришла такая идея? — поинтересовалась Тия.

— Больше двух лет назад, сразу после того, как моя исследовательская группа доложила о том, что в экспериментах, связанных с путешествием во времени, появились обнадеживающие результаты и я понял, какую грандиозную игру можно теперь организовать. Затем я наткнулся на одну любопытную научную статью, написанную каким-то замшелым академиком из одного университета, который я финансирую для создания своего общественного имиджа. Она была посвящена Колбарду и некоторым имеющимся на его поверхности социальным структурам. Старый болван сделал там несколько интересных замечаний и создал сценарий, описывающий, как те люди, что теперь участвуют в нашей игре, могут либо одержать победу над гафами, либо потерпеть окончательное поражение. Модель идеально подходила под Александра и Кубара, поскольку, согласно его выводам, оба общества нуждались в гениальных лидерах, способных их трансформировать.

Там же излагались основные положения классической теории Великих Людей. После необходимых преобразований гафы получают больше шансов на победу, так как будут иметь на своей стороне развитую организационную структуру. Историк даже приводил в пример Александра, сравнивая его империю, построенную вокруг одного человека, с Римской империей, поддерживавшей свое могущество за счет коллективных усилий. Должен сказать, именно эта статья привлекла мое внимание к Александру, она вдохновила меня на организацию величайшей игры, в которой Александр и Кубар являлись колоритными историческими персонажами, способными завлечь простаков в расставленную мной ловушку. Автор статьи, несомненно, проявил незаурядные аналитические способности, и я мог бы использовать его с большой пользой для себя, но старый дурень куда-то пропал сразу после публикации статьи.

42
{"b":"9012","o":1}