ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так, значит, несмотря на то, что ситуация складывается не в пользу гафов, ты по-прежнему планируешь убить Александра?

— То, что ситуация складывается не в пользу гафов, для меня даже лучше, поскольку именно такой ход событий заранее предусмотрен в моем плане. Как я уже сказал, Александр должен быть убит, но только после того, как я тайно поставлю значительную часть моего состояния на победу гафов. Я не сделал этого до сих пор потому, что шансы сторон перед началом игры оценивались как приблизительно равные, но такого соотношения и следовало ожидать. Но я также ожидал, что если Александр не должен столкнуться с большими организационными трудностями, то Кубару потребуется некоторое время на то, чтобы преодолеть сопротивление родовой знати. За счет этого изначального преимущества Александр и одерживает победу на первом этапе. Такие уверенные победы способны изменить соотношение шансов до пяти или даже шести к одному в его пользу. В самое ближайшее время я планирую начать тайно ставить крупные суммы на победу гафов. Как только соотношение ставок в пользу Александра достигнет максимума, он будет убит. Люди быстро окажутся отброшенными к прежнему состоянию, поскольку, как показывалось в той статье, человеческое общество будет удерживаться исключительно силой одной личности.

— Как это произошло с началом Войны Наследников, — добавила Тия. — Как только Александр умер, вся его империя оказалась охвачена гражданской войной. Мечта об объединении всего человечества оказалась невоплощенной.

— Ах, Тия, ты и в самом деле чему-то научилась. Она слабо улыбнулась и пожала плечами.

— Как только Александра не станет, люди потерпят поражение, а я окажусь в крупном выигрыше.

— Но как, — спросила Тия, — и через кого ты собираешься ставить большие суммы денег так, чтобы об этом никто не узнал? Ведь когда пройдет слух, что ты поставил против Александра, твой замысел сразу же откроется. Все кохи задумаются над тем, в чем причина твоего поступка. Когда Александр погибнет, даже если они не смогут ничего доказать, окровавленный палец все равно будет показывать в твою сторону.

— Ах, Тия, Тия, мы как раз подошли к самому главному, и ты сейчас узнаешь, зачем мне понадобилась твоя помощь. В течение последних двух лет я осторожно создавал большое количество корпоративных подразделений, занимающихся организацией холдинговых компаний, владеющих, в свою очередь, другими компаниями. К примеру, тот поставщик пластоцемента все еще владеет контрольным пакетом акций сотен промышленных компаний, разбросанных в разных мирах через посредничество дюжины холдинговых компаний, принадлежащих моему бывшему, ныне покойному, телохранителю. Все это требует тщательной подготовки, моя дорогая. Но я не могу лично участвовать в том маленьком спектакле, который поставил сам. Риск слишком велик. Мой каждый шаг тщательно отслеживается другими кохами. На сегодняшний день около десяти процентов всего капитала Облака принимает участие в игре. Когда на кон поставлены такие большие деньги, можешь не сомневаться, немалые суммы тратятся и на то, чтобы узнать, кто какие шаги предпринимает, поскольку все хотят быть в курсе внутренних течений, связанных с ходом игры.

Таким образом, я должен исходить из того, что за мной внимательно наблюдают, и в то же время оставаться вне всяких подозрений. Я хочу, чтобы ты взяла в руки весь портфель ценных бумаг и ввела его в игру. Это значит, что ты будешь выступать в качестве посредника и поставишь по моему сигналу на кон принадлежащую мне собственность. Никто тебя ни в чем не заподозрит, все будет организовано через твой контакт с владельцами конкретных фирм. Разработан а тщательная кодовая система, и со стороны все будет выглядеть так, словно консорциум каких-то мелких кохов проведал об игре и поставил на кон все свои жизненные сбережения. Ставки будут делаться анонимно через тебя, и все они должны быть направлены против собственности Сигмы Азерматти.

— Когда ты осуществишь свой план, в итоге всем станет известно, что собственность Сигмы теперь принадлежит семейству Габлоны, — заметила Тия.

— Это неизбежно, но к тому времени сделать какие-нибудь подтвержденные фактами заключения относительно смерти Александра будет уже невозможно. Я даже хочу, чтобы через несколько лет Сигма узнал, что это я, Корбин Габлона, лишил его всего имущества.

— Ну конечно же, мой милый, я сделаю это, — произнесла Тия бархатным голосом. — Я все сделаю для тебя. Но выполнение данной задачи потребует некоторых усилий с моей стороны, и, кроме того, здесь присутствует некоторый риск.

— Ты получишь хорошее вознаграждение, — заверил ее Корбин. — Как насчет одного процента от всей суммы выигрыша? Даже один процент может дать тебе право считаться кохом.

Один процент! Дешевый ублюдок. Одно это предложение показало, какие чувства на самом деле он к ней испытывает. Так, значит, Регина или эта неразлучная парочка, Мфона и Бицила, обычно работающая с ним вместе, будут теми, кто сорвет настоящий куш. Она с трудом сдерживала ярость. Теперь она понимала, что, сделав ее своей любовницей, Корбин хотел совсем не любви. Она часто задумывалась, какие причины побудили его пойти на такой шаг, поскольку всегда испытывала сомнения насчет своей внешней привлекательности. Другие женщины, окружающие Корбина, были все, как на подбор, пышногрудыми красотками, в то время как она имела угловатую фигуру, курносый нос, а ее волосы, отрастая ниже плеч, начинали походить на птичье гнездо. Вот в чем, оказывается, заключалась истинная причина — он выбрал ее за развитый интеллект, знания, переданные ей Элдином, и за то, что она могла помочь ему провернуть такую аферу.

Он, несомненно, был дешевым ублюдком, но она знала об этом с самого начала.

— Тогда я согласна, — спокойно произнесла она.

— Я и не сомневался, что мое предложение покажется тебе интересным, — с улыбкой ответил Корбин.

— Но у меня есть еще один вопрос. Как ты собираешься убить Александра? Вся территория, в пределах которой ведется игра, напичкана всевозможными наблюдательными приборами. Ксарн внимательно следит за тем, чтобы все происходило по правилам и любой контакт извне был невозможен. Даже материалы о нашей экспедиции на Землю и те были изучены до мельчайших подробностей, чтобы исключить возможность введения в организм Александра какой-либо из заинтересованных сторон препаратов замедленного действия. Как же ты собираешься это осуществить?

— Как я уже сказал, — ответил Корбин, — есть только два человека, которым известно о моем плане. И никто из них не знает больше, чем ему необходимо знать. Так что впредь никогда меня не спрашивай об Александре.

Она отпрянула назад, почувствовав в его словах угрозу.

Снова улыбнувшись, Корбин повернулся и достал из бара бутылку шампанского, оставив на месте такую же с виду бутылку, предназначавшуюся на тот случай, если бы Тия заупрямилась.

После того как бутылка была откупорена, двое улыбнулись друг другу и наполнили бокалы. Итак. Теперь она знает о его плане и, очевидно, заглотила приманку. Эта женщина являлась хорошим выбором, что он почувствовал еще несколько лет назад, когда она была молоденькой девочкой, только вышедшей из подросткового возраста.

Она все сделает как надо, и он уже почти жалел о том, что ему придется организовать после того, как все закончится. Дай женщине слишком много власти, подумал он, и ее поразит безумие. Вот почему он предпочитал общество тупых кукол, знающих свое место. Было бы обидно, если бы пришлось проверить на ней эффективность действия второй бутылки, уже предназначавшейся другой особе. Он снова улыбнулся Тии и попытался представить себе, о чем она сейчас думает.

Бросив взгляд поверх бокала, Тия ответила ему кокетливой улыбкой.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Клянусь всеми богами, — проревел Парменион, — оставайся на месте, или я убью тебя своими руками!

Дрогнувший солдат посмотрел в его направлении, а затем бросил испуганный взгляд в сторону приближающейся пехоты гафов.

43
{"b":"9012","o":1}