ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если бы только Элдин и Зергх могли это видеть, — сказал Йешна.

— Им платят за то, чтобы они смотрели за приборами наблюдения, а не глазели на бои, — холодно заметил Корбин. — Они сейчас находятся над местом сражения. Теперь помолчи, они уже приближаются друг к другу.

Кубар уже находился почти в центре долины и замедлил шаг. В правой руке он держал метательное копье; такое же оружие, позаимствованное у мертвого гаварнианина, находилось в руках Александра.

Оба полководца остановились, их разделяло не более десяти шагов.

* * *

В первый раз с тех пор, как началась игра, Корбин испытывал такой острый приступ паники. Может, что-то пошло не так? Но нет, этого не могло быть. Всего лишь несколько минут назад микродинамик в его ухе подал три коротких сигнала. Наконец она выполнила его задачу. Александр уже принял психотропный препарат, и его действие скоро должно было проявиться.

— Они делают это. Они на самом деле это делают! — возбужденно воскликнул Зола, ударяя по подлокотникам своего кресла.

— Смотрите, сейчас они сразятся один на один.

Забыв про свои страхи, Корбин вместе со всеми посмотрел на экраны мониторов. Кохи затаили дыхание, словно любой звук мог повлиять на то, что должно было произойти на поверхности Колбарда в ста километрах под ними. Все камеры были установлены на максимальное увеличение.

* * *

— Наконец то мы встретились, Кубар Таг, — произнес Александр, с некоторым затруднением выговаривая слова гаварнианской речи.

Для Кубара все люди казались маленькими, но даже по человеческим меркам тот, кто находился перед ним, был невысокого роста. Но это относилось только к его физическим размерам. На самом деле он являлся его подобием в человеческом облике. Если бы этот человек прожил чуть дольше, то объединил бы весь западный мир на Земле за две тысячи лет до того, когда такое на самом деле произошло.

— Я чувствую, ты тоже понимаешь, что сейчас происходит.

Александр печально кивнул в ответ.

— Тогда, может быть, есть другой путь? — спросил Кубар.

— Нет, здесь нет другого пути — это должен быть поединок до смерти одного из нас. Наши народы слишком долго страдали от взаимной вражды, и между нами существует кровавый долг, чтобы об этом не думали другие. Вчера десять тысяч воинов с каждой стороны погибло по нашему приказу, теперь один из нас должен умереть ради них.

— У нас существует обычай, — сказал Кубар, — согласно которому каждый воин должен найти себе в бою достойного противника, который сделает его смерть почетной. Мы нашли друг друга, Искандер. Так, значит, до смерти одного из нас?

Александр кивнул.

Он приподнял копье в руке, и Кубар ответил таким же жестом.

* * *

В смотровой комнате не было слышно ни единого звука, все комментарии прекратились. Две фигурки кружились на экране, напоминая персонажей видеоигр.

Человек сделал быстрый выпад, но Кубар отпрянул назад и, опустив щит, занес над головой копье. Александр отступил.

Александр снова сделал выпад в ноги, однако Кубар, подпрыгнув, отразил удар наконечником копья. Противники снова разошлись.

Ксарн внезапно повернулся в кресле и начал следить за информацией, поступающей на его служебный монитор. Кохи не обратили на это внимания. Отвлечься хотя бы на секунду означало упустить момент убийства.

— Ах, джентльмены! — воскликнул ксарн. — Возникла проблема.

Все дружным ревом попросили его замолчать.

— Джентльмены, на связи Элдин. Возникла проблема.

По экрану пошли полосы. Словно спортивные болельщики, которым не дали увидеть кульминационный момент игры, кохи впали в состояние, близкое к истерике.

Но их вопли затихли, когда прозвучал сигнал тревоги и на экране появился Элдин.

— Внимание, тревога, внимание, тревога! — прокричал Элдин. — К нам приближается патруль Надзирателей. Я думаю…

Его голос оборвался, заглушенный помехами с корабля Надзирателей.

— Поединок! — закричал Корбин. — У нас еще есть время. Поединок, черт возьми!

На экранах теперь были только статические помехи. В комнате началось жуткое столпотворение. Одни кохи уже пробирались к выходу, спеша попасть на свои корабли, в то время как другие кричали ксарну, чтобы он переключился на запасные каналы связи с парящими над поверхностью камерами.

Шесть щупалец ксарна с бешеной скоростью бегали по переключателям сразу на нескольких панелях управления.

— Я не могу ничего поделать. Надзиратели заглушили все сигналы. Но погодите, что-то появилось.

Картинка на экранах внезапно снова обрела четкость. Александр стоял на одном колене. Увидев это, все в комнате застыли на месте. Кубар отклонил корпус назад, занеся над головой копье для завершающего удара. Копье вылетело из его руки, и Александр упал на землю, выставив перед собой щит. Копье прошло сквозь металл. Гафы закричали от радости, не обращая внимания на чувства остальной публики, находящейся с ними в одной комнате.

Но нет, человек все еще был жив, и он отбросил в сторону разбитый щит.

Выхватив из ножен меч, Кубар бросился вперед, готовый добить противника. Александр перекатился через плечо и быстро поднялся на ноги. Его копье было низко опущено.

Два воина сошлись вместе, и на какое-то мгновение показалось, что изображение на экране застыло. Лидеры гафов и людей сжали друг друга в смертельном объятии.

Но вот Кубар выпрямился в полный рост и попятился назад. Собравшиеся в комнате кохи дружно вскрикнули.

Предводитель гаварниан медленно опустился на колени, сжимая руками копье, торчащее из груди. Он упал на бок и неподвижно застыл.

Камера повернулась и показала общую панораму поля. Армия гафов покинула позиции и поспешно отступала. Камера быстро повернулась в другую сторону, показав, как войско людей бросилось вниз по склону холма, размахивая над головой оружием. Александр победил.

По экрану внезапно пошли помехи. На несколько секунд появилось встревоженное лицо Элдина, но не было слышно ни единого звука, а затем его сменило другое изображение.

Надзиратель!

Была видна только его голова, наполовину скрытая вуалью, но фасетчатых глаз и дыхательного отверстия оказалось достаточно, чтобы люди и гаварниане затрепетали от страха.

— Это патруль Надзирателей, — спокойно произнес голос, словно бы обращаясь к разыгравшимся детям. — Мы давно подозревали, что вы установили противозаконный контакт с примитивными мирами. Ваши глупые попытки скрыть экономический кризис, вызванный вашей игрой, были своевременно замечены нашими агентами. Всем оставаться на местах. Скоро мы высадимся на вашем корабле. Вся собственность, вовлеченная в игру, будет конфискована, а ее организаторы отправлены на переориентацию.

Это патруль Надзирателей…

Ксарн выключил экран.

— Я объявляю игру законченной, — проревел ксарн, забрызгав всех присутствующих пищей, поглощенной им за три последние приема. — Победителем объявляется Александр. Все ставки зарегистрированы в моем персональном компьютере. Теперь уносим отсюда ноги!

— Что! — истерично закричал Корбин. — Это невозможно. Абсолютно невозможно. Александр проиграл!

Остальные кохи, охваченные паникой, не обращали внимания на его возгласы. Кресла были опрокинуты, бутылки с бренди разлиты, горящие сигары брошены на ковер, и цвет аристократии Магелланова Облака наперегонки бросился к единственному выходу. На бегу они через персональные коммуникаторы отдавали на свои личные корабли приказания сервороботам — приготовиться к быстрому старту.

— Если ты не уберешься отсюда прямо сейчас, — крикнул Сигма, — то они заберут тебя на переориентацию.

Инстинкт самосохранения наконец взял контроль над недвной системой, и Корбин последовал к двери за своим соперником.

У него не было возможности за короткое время скрыться отсюда на массивной яхте, пришвартованной к башне, но он мог сбежать на спасательной шлюпке и оставить яхту Надзирателям. Разумеется, они узнают, кому принадлежит яхта, и в конце концов его схватят, но к тому времени адвокаты возьмутся за дело, и он обеспечит себе надежное алиби.

68
{"b":"9012","o":1}