ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Уж кто бы говорил! – воскликнул Джей, но она только рассмеялась ему в лицо, ухватила за ухо и поцеловала в уголок губ. Когда он опомнился, с пылающим от смущения лицом, она уже вышла, а эльфийская кошка на прощание зашипела и зафыркала на него с ее плеча.

– Значит, мы снова едем на войну, – сказал Лахлан, опираясь на свой огромный лук. Изолт кивнула. Ее лицо было очень спокойным. – Но на этот раз не вместе, – продолжил он, пристально глядя ей в лицо.

– Да, на этот раз не вместе, – повторила она, сжав губы.

Он обнял ее за плечи и попытался привлечь к себе.

– Мне будет трудно привыкнуть, что тебя нет рядом, – сказал он негромко. Хотя она не сопротивлялась его объятию, но стояла неподвижно, как кукла, и он отстранился, снова ища в ее лице хоть какой-нибудь намек на то, что она чувствует. Но там не было ничего. Ни гнева, ни грусти, ни нежности. Губы Лахлана сжались, и он отошел, очень прямой и напряженный.

Изабо ободряюще погладила сестру по руке.

– Он не понимает, что натворил, – прошептала она. – Он не знает, что такое гис.

Изолт встретилась с ней глазами в долгом внимательном взгляде, и Изабо наконец увидела, что переживает ее сестра.

– Он понимает. В глубине души он понимает, как важен такой долг чести для тех, в чьих жилах течет кровь Хан'кобанов. Он просто не хотел признаться в этом перед всеми теми людьми. – В ее голосе слышалась еле уловимая горечь.

– Но ты вернешься к нему? – настойчиво прошептала Изабо. – Ты ведь все еще его жена.

– Что мне ваши брачные обряды? – сказала Изолт уязвленно. – Хан'кобаны не женятся.

– Но ты ведь прыгнула с ним через костер, ты родила ему троих детей, – обеспокоенно сказала Изабо.

– Я поклялась никогда не покидать его, а теперь он освободил меня от этого гиса, — сказала Изолт ровным голосом. Она стряхнула руку Изабо и вскочила в седло. – Мы готовы выезжать, милорд? – спросила она Линли Мак-Синна.

– Готовы, и всегда будем готовы, – ответил он весело. Его лошадь пританцовывала под ним, как будто нетерпение прионнса передалось и ей тоже.

Изабо шагнула вперед, снизу вверх глядя в лицо Изолт.

– Он любит тебя, ты же знаешь это.

– Любит ли? – спокойно отозвалась Изолт. – Может, и любит. – Она развернулась, пришпорив свою грациозную кобылку и встав во главе кавалькады. Лахлан подошел к ней и коснулся ее сапога.

– Береги себя, леаннан, — сказал он.

Она взглянула на него.

– Хорошо. А ты береги моих малышей.

Лахлан кивнул, потом потянулся, схватил ее за руку и потянул вниз. Какой-то миг она сопротивлялась, сведя вместе тонкие рыжие брови. Потом наклонилась и позволила ему поцеловать ее. Их губы соприкоснулись, и когда она в конце концов выпрямилась, в ее голубых глазах блестели слезы.

– Да хранит тебя Эйя, – сказал Лахлан.

– И тебя тоже, – хрипло ответила она и отдала команду выезжать.

Строй из пятисот человек двинулся вперед. Большая часть из них была людьми Мак-Синна, две сотни которых были выбраны для того, чтобы служить и защищать Банри. Они скакали почти без отдыха, выезжая на рассвете и продолжая путь еще долго после заката при свете факелов и при каждой возможности меняя скакунов. Меньше чем за три недели они добрались до Перевала и поехали по узкой извилистой дороге, идущей вдоль берега бурного Риллстера.

После этого их бешеная скачка замедлилась, поскольку дороги в Сичианских горах были не столь ухоженными, как на равнине. Изолт была не в силах сдержать поток воспоминаний, грозивший поглотить ее. Именно здесь они с Мегэн и Лахланом обманом заставили Красных Стражей пропустить их через Перевал. Там, наверху, они однажды ночью разбили лагерь. За теми деревьями была пещера, где Изолт впервые встретилась с Лахланом, угрюмым горбуном со жгучими золотистыми глазами, которые никогда не отрывались от нее. Это воспоминание судорогой тоски свело ее живот, и она стала подгонять своих людей еще суровее, чем прежде.

Потом она увидела знакомый изогнутый силуэт Драконьего Когтя, возвышающийся над более низкими горами, и ее охватила новая тоска, тоска по холодному безмолвию снегов. В тот день они гнали своих лошадей до полного изнеможения, а на ночлег расположились у Великой Арки. До Купалы оставалось уже меньше недели, а после него дни снова начнут сокращаться, и время повернет к осени, а вместе с ней и к надвигающемуся противоборству с фэйргами.

На следующий день Изолт проснулась перед рассветом и отправилась на луг, чтобы собрать огромный букет диких роз, которыми заросли все скалы у подножия высокой горы. Когда охапка уже не помещалась у нее в руках, она пошла по траве к широкой каменной платформе, означавшей начало Великой Лестницы.

Солнце как раз начало подниматься, когда ее оруженосец, Каррик Одноглазый, подошел к ней, обеспокоенный, что она покинула лагерь без него. Он был получеловеком-полукорриганом, одним из множества волшебных существ, вставших под знамена Лахлана во время Яркой Войны. Хотя и совсем приземистый, он был крепким и очень сильным, с грубым, точно высеченным из гранита лицом и одним глубоко посаженным глазом. Каррика назначил оруженосцем и личным телохранителем Изолт сам Ри, и он так серьезно относился к этой обязанности, что Изолт без него и шагу ступить не могла. Она ободряюще улыбнулась ему.

– Тебе придется отойти, Каррик, – сказала она. – И, что бы ни случилось, не приближайся. – Он начал возражать, но она властным жестом приказала ему замолчать. – Нет, делай так, как я сказала. Ты не знаешь драконов. Очень многие люди погибли, потому что были слишком безрассудными и дерзкими. Отойди, я говорю, и дай мне поговорить с драконом в одиночестве.

В конце концов Каррик подчинился, и когда подошел Мак-Синн, запыхавшийся и встревоженный, он остановил его и не позволил приблизиться.

Изолт смотрела в светлеющее небо и ждала. Несмотря на то, что она много лет прожила в тени драконов, при виде огромного магического существа, появившегося над горной вершиной, сердце у нее ухнуло в пятки. Дракон ликующе взревел, и все лошади, пасшиеся на лугу, в панике заржали и встали на дыбы. Некоторые даже сорвались с привязи, хотя были так надежно стреножены, что ускакать прочь не смогли. Люди попадали на землю или съежились под ненадежным прикрытием палаток, а те двое, что стояли неподалеку от Изолт, ахнули и отступили на несколько шагов назад, а на лицах у них выступил холодный пот.

Дракон спикировал вниз и приземлился на платформе перед Изолт, которая рядом с ним сразу показалась совсем крошечной. Обвив огромным гибким хвостом лапы, он ждал, выпуская из красных пещер ноздрей тонкие струйки дыма. Изолт, склонив голову, встала перед ним на колени, положив перед собой огромную охапку роз.

Приветствую Тебя, Великий, сказала она на безмолвном языке драконов.

Приветствую тебя, Изолт Рыжая, ответил дракон, глядя на нее топазовыми щелочками глаз. Ты привела с собой большое войско. Его мысленный голос звучал, как симфония, исполняемая огромным оркестром.

Изолт кивнула. Мы пришли с дарами, в надежде что всемогущие драконы позволят нам пройти через их священную землю. Как вы хорошо знаете, мой супруг Лахлан Мак-Кьюинн и я не питаем злобы к драконам. Мы преклоняемся перед вами и почитаем вас. Мы не хотим вызвать ваш гнев или оспаривать вашу власть. Мы пройдем с опущенными глазами, молча, и не оставим никаких следов своего прохождения, если Великий Круг будет милостив и снисходителен к нам.

Повисла долгая тишина – дракон разглядывал Изолт сквозь прикрытые веки. Она глубоко вздохнула и грациозным жестом указала на розы, рассыпанные перед ней.

Я также принесла розовую десятину от имени Мак-Фэйгенов, как многие годы назад постановили драконы, и надеюсь, что давняя дружба между моим кланом и вашим будет расти и процветать, как эти розы.

Глаза дракона превратились в щелочки, а кончик хвоста закачался вверх-вниз. После долгого молчания он проурчал: Дары?

12
{"b":"9013","o":1}