ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Врач без комплексов
Замуж назло любовнику
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Триумвират
История дождя
Каждому своё 3
Сварга. Частицы бога
Большие воды
A
A

В конце концов они добрались до дворца, оставившего у Изабо какое-то скомканное впечатление множества высоких башенок, увенчанных коническими крышами. Потом усталые лошади втащили карету в замковые ворота. Там их попросили выйти из кареты, и они неохотно подчинились. Здания, возвышавшиеся вокруг, были такими мрачными и военного вида, а стражники в своих белых плащах столь суровыми, что Изабо против воли почувствовала приступ страха. Но Мегэн с готовностью спустилась, с негодованием отвергнув протянутую ей руку, поэтому Изабо тоже спустилась вслед за ней.

Сначала ей пришлось разбудить детей, и сонные близнецы тут же начали капризничать. Мора, их новая няня-болотница, безуспешно пыталась успокоить их. Она была совсем молодой, родившейся и выросшей на болотах Эррана, и никогда раньше не покидала дома. Она была робкой и застенчивой, как и большинство болотников, и еще не успела освоиться со своей новой ролью. Изабо взяла Ольвинну на руки и снова укачала ее, прижимая к плечу. Мора попыталась сделать то же самое, но хныканье Оуэна превратилось в сердитый рев.

По внутреннему дворику топтались всадники. Среди них был и Лахлан. Его черные крылья припорашивала густая дорожная пыль, слипшиеся от пота кудри падали на лоб. Он обернулся на плач Оуэна и направился к ним. У Изабо екнуло сердце. Он взял Оуэна на руки, ласково баюкая его, и малыш наконец перестал плакать, крепко вцепившись в отцовскую шею.

– Как вы? – отрывисто спросил Ри.

– Устали, отсидели себе все, что можно, и страшно проголодались, – отозвалась Мегэн так же коротко. – Неужели нельзя было остановиться и хотя бы попить чаю?

– До Брайда оставалось так близко, и я хотел добраться досюда до темноты, – ответил он. – Я не ожидал, что мы будем так долго пробираться по городу. Но мы все-таки доехали. Заходите. Надеюсь, они готовы нас встретить?

– Где мы? – спросила Изабо заплетающимся от усталости языком.

Он искоса взглянул на нее своими желтыми, как у сокола, глазами.

– Это Гервальт, дворец Мак-Хильдов. До последнего времени он был резиденцией Филде и бертильд, но новый Филде, Киллиан Слушатель, предпочитает жить и работать среди народа.

– Выглядит не слишком приветливо, – заметила Изабо.

– Согласен. Но все-таки, это дом Эльфриды и единственное здание, способное вместить большую часть наших солдат. Остальных расквартируют в городе. Идемте, здесь, по крайней мере, можно рассчитывать на горячую еду и постель.

Он отошел в сторону, отдав приказы стражникам, передав белого кречета сокольничему и погладив своего вороного жеребца по бархатистому носу. Потом повел усталых путешественников через караулку во внешний двор замка, еще через одну прочную навесную башню, а потом во внутренний дворик, неся на руках уснувшего Оуэна.

Дворец, казалось, нависал над ними. За его грозными стенами возвышалось величественное здание с множеством круглых колонн, и после бесчисленных прямых углов и остроконечных шпилей города глаз Изабо отдыхал на них. Они поднялись по лестнице и вошли в огромную дверь из векового дуба.

Роскошь внутреннего убранства ошеломила ее. Дворец Айена поразил ее своим великолепием, но вестибюль Гервальта затмил и его. Пол был устлан великолепной работы ковром голубого, бледно-зеленого и малинового цветов, а на стенах стофутовой высоты висели огромные гобелены, изображающие великие сражения. Со сводчатого потолка спускалась громадная хрустальная люстра, ослепившая усталые глаза Изабо. По стенам были развешаны щиты, мечи и топоры, а на площадках парадной лестницы, начинавшейся в дальнем конце зала и ведущей на галереи, стояли серебряные доспехи.

Над галереями переливались разноцветными огнями витражи в высоких стрельчатых окнах. На одном из них мужчина в латах принимал меч из рук ангела с золотыми и малиновыми крыльями. Были там розы и черные припадающие к земле черти, книги со странными буквами, дитя, парящее в ореоле золотистого света, белые голубки, несущие в клювах прутики, женщина в голубом одеянии, плачущая у могилы, и сражающиеся воины, над которыми реяли поющие ангелы. Их было столько, что у Изабо разбегались глаза.

– Вот это да! – сказала она.

– Взгляните на вон того, с крыльями! – воскликнул Доннкан. – Он просто вылитый дайаден !

Изабо посмотрела туда, куда он показывал. В круглом окне над лестницей был изображен чернокрылый ангел, преклонивший колени перед троном и держащий в руке золотой меч. На троне восседал старик, одетый во все белое, со строгим бородатым лицом и поднятым над огромной книгой пальцем. У ангела были вьющиеся черные волосы, выбритое лицо и такие же золотые, как и светящийся ореол над его головой, глаза.

– Ничего удивительного, что они падают на колени, когда он проезжает мимо, – брюзгливо заметила Мегэн. Она раздраженно огляделась вокруг, потом взяла тяжелую золотую чашу, усыпанную драгоценными камнями. – Мне казалось, тирсолерцы считают роскошь и комфорт деянием Нечистого?

– Прошлая Филде слишком уж любила роскошь, – с усмешкой отозвался Лахлан. – Вот почему тирсолерцев удалось убедить восстать против нее. К счастью, Эльфрида находит все это вульгарным до омерзения.

Мегэн вышла вперед, сказав язвительно:

– У меня в глотке все пересохло, точно на солончаках Клахана. Здесь кто-нибудь собирается подать нам чай?

Эльфрида разговаривала со слугами внизу лестницы. Она поспешила к ним, и вид у нее был усталый и задерганный.

– Прошу прощения, Хранительница. Здесь до сих пор так и не навели порядок. Мы так поспешно уехали отсюда, когда услышали о похищении детей, что времени привести все в порядок просто не было. Пройдите, пожалуйста, в красную гостиную, а я попробую устроить, чтобы нам принесли чай. Вы, должно быть, с ног валитесь от усталости, ведь мы все с самого рассвета были в пути.

Мегэн позволила провести себя в большую, но очень уютную комнату, где в камине уже развели огонь, а с мебели сняли чехлы и свалили их в кучу в углу. У старой колдуньи на самом деле был очень утомленный вид, и Изабо усадила ее поближе к огню и заставила выпить немного митана, а сама успокоила снова раскапризничавшихся детей и заняла их игрушками. Спящих близнецов уложили на красную парчовую софу и укрыли пледом.

В зал нерешительно вошла команда целителей. Вид у них был усталый и явно потрясенный великолепием дворца. Джоанна Милосердная, которая когда-то входила в Лигу Исцеляющих Рук, а теперь стала главной целительницей, тоже была среди них. Изабо быстро переговорила с ней, и Джоанна, бросив лишь один взгляд на серое лицо Мегэн, принялась готовить старой колдунье тонизирующий чай из шлемника, валерианы и руты. Томас Целитель, маленький худенький мальчик с тонкими, точно прутики, руками и ногами под ярким голубым с золотом плащом и темными тенями под глазами, жался к ней. Джоанна ласково взъерошила его белокурые волосы, сказав:

– Почему бы тебе не поиграть с ребятишками, милый?

Он только покачал головой и еще ближе прижался к ней, путаясь у нее под ногами. Но она ничего не сказала, склонившись над Мегэн с чашкой в руке. Из-за ее длинного зеленого одеяния Томас оглядывал комнату огромными голубыми глазами, тут же спрятав голову, когда Доннкан улыбнулся ему. Худенький и робкий, Томас казался намного младше своих тринадцати лет, отчего те силы, которые скрывались в его маленьких ладошках, казались еще более невероятными.

Лишь после того, как в зале появился младший брат Джоанны, Коннор, с плащом и шляпой Ри в руках, Томас слегка оживился. Мальчики были ровесниками и уже много лет дружили. Коннор радостно поприветствовал его, и после короткого кивка Мегэн аккуратно опустил свою ношу и завел с Томасом разговор. Скоро они оба сидели у огня вместе с Доннканом и Бронвин, воодушевленно играя вместе с ними.

В комнату широкими шагами вошел Лахлан вместе со своей свитой, переговаривающейся и смеющейся, отряхивающей от пыли плащи и громко требующей виски и еды. Дайд принялся развлекать их, вполголоса сообщив Изабо:

– Виски здесь вряд ли найдется, но у интенданта где-то есть вино и еда, если уж здесь ничего нет. Но я бы поторопился, поскольку мы не сходили с коней с самого рассвета, и все устали и немного не в духе.

33
{"b":"9013","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сияние первой любви
То, что делает меня
Сама себе психолог
Зависимые
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Сделай сам. Все виды работ для домашнего мастера
Царство льда
История пчел
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом