ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Письма на чердак
Generation «П»
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
И повсюду тлеют пожары
Президент пропал
Замуж назло любовнику
Машина, платформа, толпа. Наше цифровое будущее
Истинная вера, правильный секс. Сексуальность в иудаизме, христианстве и исламе
S-T-I-K-S. Трейсер
A
A

– Услышь нас, Кани, – сказала она. – Дай нам силу. Дай нам обещанную силу. Услышь нас, Кани. Возьми силу кометы. Возьми огонь кометы. Услышь нас, Кани. Дай нам силу. Дай нам обещанную силу.

– Приди на наш зов, Кани, богиня огня, богиня праха, услышь наш призыв, Кани, богиня вулканов, богиня землетрясений приди на наш зов, Кани, Кани, услышь наш призыв, Кани. Кани, приди на наш зов, Кани, Кани…

Туман рассеялся, освободившись от воли Лахлана. Он стоял на полубаке, глядя на возвышающейся впереди остров. Из моря отвесно поднимались его черные скалы, заканчиваясь острым пиком. Вершина была полускрыта в дымке, но все остальное купалось в свете двух лун, которые, полные и яркие, висели над горизонтом. Высоко в небе летела комета. Лахлан сцепил руки, чтобы унять дрожь, и кивнул капитану, который выкрикнул приказ:

– Огонь!

По всему борту «Королевского Оленя» загрохотали пушки. Заклубился черный дым. Раздался оглушительный удар, и они увидели взлетевшие в воздух обломки – пушечное ядро ударило по острову. Драконы спикировали вниз, изрыгая длинные языки пламени. Когда они пролетели мимо и опять взмыли в воздух, снова послышался приказ:

– Огонь!

Пушки грохотали снова и снова. Драконы взлетали и пикировали в замысловатом и смертоносно прекрасном танце огня и дыма. Раздался громкий взрыв. Из воды взметнулось зеленое пламя, шипящим дождем обрушившись на спокойные воды. Огонь разгорался и распространялся, следуя за искрами. Внезапно послышался еще один взрыв, и над водой поднялся еще один фонтан зеленого огня. Вскоре весь остров оказался окружен кольцом пламени, скала содрогалась от взрывов, и с утесов срывались огромные булыжники. Драконы торжествующе ревели, пикируя к пылающему морю. Их чешуйки сияли, точно расплавленное золото.

На носу «Королевского Оленя» стояла Майя. Отблески огня плясали на ее перламутровой коже, заставляя ее мерцать и переливаться. На ее лице отражалось свирепое и мрачное торжество.

– Так умирают жрицы, – сказала она.

– Приди на наш зов, Кани, богиня огня, богиня праха, услышь наш призыв, Кани, богиня вулканов, богиня землетрясений, приди на наш зов, Кани, Кани…

Фанд была до краев полна силой. Она чувствовала эту силу, бегущую по ее венам, выливающуюся из всех пор ее тела, сверкающую, точно река раскаленной лавы. В ушах у нее звенело имя богини. Она выкрикнула его, яростно, страстно, отчаянно.

– Приди на наш зов, Кани! Дай нам силу, Кани! Услышь нас, Кани, Кани, Кани! Услышь нас, Кани, Кани, Кани!

Вспыхнул огонь. Дым душил ее. Легкие мучительно горели.

– Кани, Кани, Кани! – кричала она. – Дай нам силу!

Энергия струилась сквозь ее руки в ночесферу, сквозь ее ступни в землю. Пол под ее ногами дрогнул. Вода в гигантской ночесфере Найи заплескалась из стороны в сторону. Рыбы забили хвостами. Кто-то закричал. Земля снова качнулась. Фанд бросило на колени. Ночесфера покачнулась и упала со своего хрустального пьедестала, рухнув на пол. Из расколотой стеклянной сферы хлынула вода, смешавшаяся с огнем и с шипением превратившаяся в пар. Чудовищные рыбы-гадюки забились на полу. Скорчившись, Фанд смотрела на них. Скала под ее руками и ногами ходила ходуном, как будто была простой ракушкой на поверхности океана. Океана огня. Смутно, как будто издалека, до нее донеслись новые вопли. Она не могла шевельнутся. От нее осталась лишь пустая оболочка.

Волны раскачивали корабль. С вершины острова внезапно взвилась арка оранжевого огня, сопровождаемая столбом черного дыма. Драконы с ревом метнулись прочь. Хвост кометы неожиданно ярко вспыхнул, взорвавшись снопом искр. Взметнулись волны, и Лахлана бросило на колени.

– Что происходит? – закричал он.

– Остров! Вулкан! Он извергается!

– Колдовство! – воскликнула Изолт. – Они использовали кометную магию.

Лахлана охватило горькое чувство поражения. Ему хотелось опустить голову и разрыдаться. С небес сыпались угли и зола, в густом черном дыму все задыхались. Повсюду плясали языки пламени. Поднявшиеся волны понесли морской огонь прямо на них, и сквозь дым они увидели, как вулкан изрыгнул новый язык пламени.

– Но… как же жрицы? – кашляя, выговорил он.

Майя стояла на коленях, и по ее черному от копоти лицу бежали слезы, оставляя белые дорожки.

– Должно быть, они находились где-то в другом месте. Скорее всего, на Острове Богов.

Лахлан взмахнул крыльями и единым плавным движением налетел на нее.

– Ты… ты хочешь сказать, что мы… что мы обстреливали не тот остров? – Кашель душил его, не давая ему говорить.

– Откуда мне было знать? – прорыдала она, съежившись от ужаса. Его лицо было зловещим и угрожающим. На фоне рыжего пламени его крылья сияли красным и золотым.

Раздался крик Изолт. Огонь охватил паруса. Под градом падающих углей деревянная палуба корабля задымилась. Корабль бешено раскачивался и кренился под напором яростных волн, и беспомощных людей швыряло от борта к борту. Вода хлынула через борт, подхватив их и понеся по палубе. Некоторые оказались за бортом и, исходя криком, мгновенно оказались во власти морского огня.

– Нет! – закричал Лахлан, вскакивая на ноги. Одним молниеносным движением он выхватил из-за пояса Лодестар, в сердце которого вспыхнул серебристый огонек. Крошечная искорка мгновенно переросла в ослепительное сияние, и на миг зловещая краснота извергающегося вулкана померкла, потом корабль внезапно понесло вперед и подняло в небеса. Всех бросило на палубу. Один матрос с криком полетел вниз, прямо в объятое пламенем море. Лишь Лахлан удержался на ногах, держа перед собой Лодестар. Если раньше его силуэт окаймляло зловещее красное зарево, то теперь чистая линия его лица, черные кудри, развеваемые бешеным ветром, прекрасные крылья – все окутывал сияющий серебристый свет.

Полет корабля стал более спокойным. Оцепеневшие люди поднялись на ноги. Они парили над миром, высоко-высоко. Обгоревшие паруса корабля трепал ветер, в морозном свете звезд четко вырисовывались очертания мачт. По обеим сторонам летели драконы, и их крылья в ослепительном свете Лодестара казались прозрачными. Под ними расстилалось море, в котором на многие мили отражалось красное зарево над извергающимся вулканом и кольцо бушующего морского огня.

Они увидели, как вода начала отступать от берега. Дно бухты медленно обнажилось, оставив беспомощных рыб отчаянно биться на песке среди ракушек и обломков кораблей. В море семейство тюленей лихорадочно плавало кругами, и детеныши изо всех сил пытались удержаться на плаву, сносимые напором отступающей воды.

Море отступало все дальше и дальше, образуя огромный вал. С палубы летящего корабля было видно, как он вздымается и блестит, покрытый красными пятнами отражений горящего острова. Набрав стофутовую высоту, он, казалось, на миг застыл, а потом с оглушительным ревом хлынул вперед.

Корабль взмыл выше, но команда почувствовала на своих лицах соленые брызги. Они облепили фальшборт, в благоговейном ужасе глядя, как волна обрушилась на берег. Киннейрд в одно мгновение был смыт бушующей водой, которая неистовым потоком хлынула между двух высоких скал на берег и лес, затопив их в считанные секунды. Вода неслась все дальше и дальше, унося с собой вырванные с корнем деревья.

– До какой высоты она может добраться? – воскликнул Лахлан. – О Эйя, пожалуйста, пусть они окажутся достаточно высоко!

Поток врезался в высокую гряду и хлынул наверх, вздымаясь и опускаясь. Корабль, увлекаемый страхом Лахлана, бросило вперед. Он летел вслед за великанской приливной волной в трехстах футах над водой, а далеко вверху медленно угасал пылающий хвост кометы.

Изолт сидела на краю гряды, положив на колени посох и глядя в ночное небо. Было так ясно, что она на многие мили окрест видела покрытые белым снегом поля, уходящие вдаль. Озеро блестело в свете луны, а темный небосвод над ее головой казался необыкновенно ярким.

61
{"b":"9013","o":1}