ЛитМир - Электронная Библиотека

Пещеры изменились, их стены теперь были из грубого гранита и со множеством выбоин. Похолодало, и вздохи горы изменились — в них можно стало узнать грохот воды. Изабо ускорила шаг, перейдя почти на бег. Она выбралась в широкую и низкую пещеру, по которой с ревом неслась река. Серая вода бурлила, покрытая хлопьями белой пены. В этой бескрайней тьме ведьмин огонь Изабо казался крошечным и призрачным. Далеко впереди она различила покачивающееся оранжевое пламя и поняла, что еще кто-то перебирается через камни в отчаянной попытке выбраться из чрева горы. Она пошла на пламя факела и увидела, как он замер — тот, кто его нес, почувствовал ее присутствие.

Это оказался ее товарищ с реки, рогатый мальчик из Прайда Серого Волка. При виде ее его мрачное угрюмое лицо вспыхнуло радостью, и он сделал жест приветствия.

— Значит, тебе удалось пережить съедение богами?

— Пока да, — ответила Изабо на его языке и со вздохом села рядом с ним. — Хотя я надеюсь, что мы уже близки к концу, а то боюсь, что просто сойду с ума, если в ближайшее время не увижу солнечный свет.

Он заерзал, не уловив мрачного юмора ее слов.

— Бывало, что искателей имени поражало безумие, но я надеюсь, что с тобой это не случится.

— Я тоже на это надеюсь, — отозвалась Изабо, слишком усталая, чтобы улыбнуться. Он поделился с ней хлебом и сушеными фруктами, и она с благодарностью поела, по горло сытая горьким вкусом коры и зимних орехов. Было большим утешением находиться в этой рокочущей тьме не в одиночестве, и они некоторое время сидели молча, несмотря на твердые и влажные камни и шум реки, погрузившись в полудрему.

— Пожалуй, надо идти дальше, — сказала она наконец. — Я чувствую, что воздух и свет уже очень близко.

Он кивнул, и от движения его рогатой головы по стенам заплясали причудливые тени.

— Моего света хватит совсем ненадолго, — сказал он, и она увидела, что его факел и в самом деле почти догорел. С неуклюжей любезностью Хан'кобанов он помог ей подняться, и они устало побрели к берегу реки. Его глаза слегка расширились, когда из рукава шубы Изабо выползла сова и полетела впереди, но он ничего не сказал.

В конце концов откуда-то начал просачиваться тусклый серый свет. Русло реки занимало почти всю пещеру, поэтому им приходилось пробираться вдоль стен, поскальзываясь и оступаясь, а иногда даже падая на колени. Потом они увидели, что туннель заканчивается узким каменным мешком, а река вырывается сквозь разлом в стене. Они встали на колени и выглянули наружу. При виде воды, обрушивающейся вниз по отвесной стене черного утеса, их охватило отчаяние. Водопад низвергался вниз, вниз, в глубокое ущелье, рассыпаясь веером брызг, блестевших в свете восходящего солнца, точно алмазы. Никакого иного выхода наружу, кроме как вместе с этим бушующим потоком, не было.

Изабо взглянула на рогатого мальчика. Он был бледен, челюсти сжаты так крепко, что по обеим сторонам рта залегли белые складки.

— Мы пошли не в ту сторону, — сказал он. — Нужно вернуться.

— Я не могу! — дико закричала Изабо на своем языке, потом с трудом взяла себя в руки. — Думаю, что не смогу, — сказала она на языке Хан'кобанов, сжав кулаки. — Я больше не могу выносить темноту, и запах, и все эти шумы…

— Мы погибнем, если попытаемся выбраться наружу здесь, — сказал он — — Даже тебе, которая летает по воде точно орел по воздуху, даже тебе не пережить такого падения.

Изабо понимала, что он прав, но все равно с тоской в глазах смотрела на дневной свет.

— Должен быть какой-то выход, — прошептала она.

— Должен, ибо многие в конце концов его нашли, — ответил он сухо. Она кивнула и пошла вслед за ним вдоль реки, чувствуя, как отчаяние придавливает ее к земле.

Внезапно раздался пронзительный крик — рогатый мальчик, поскользнувшись, упал в реку. Его тут же потянуло ко дну, и его лицо скрылось под бурлящей водой. Изабо скинула салазки и башмаки и нырнула за ним. Сила течения ошеломила ее, и ей с трудом удавалось держать голову над водой, которая была холодной, как лед. Изабо почувствовала, что ее силы на исходе, и принялась отчаянно оглядываться в поисках своего спутника. Потом она увидела его белую голову, на миг показавшуюся над водой, и нырнула за ним. Ее пальцы наткнулись на его рубаху, и она изо всех сил вцепилась в нее, потом одной рукой обхватила его за шею, поддерживая над водой. Он был невероятно тяжелым во всех своих мехах и башмаках, с салазками, которые так и остались болтаться за спиной и с каждым гребком бившими Изабо. Она освободила бы его от этого груза, если бы могла, но времени у нее не было, поэтому она просто изо всех сил пыталась удержать его на плаву, стараясь по возможности использовать плавучесть деревянных салазок.

Она из последних сил гребла к скалам, но ее на немыслимой скорости пронесло мимо них, увлекая к водопадам. В конце концов ее швырнуло на берег, и она умудрилась на миг зацепиться ногами за камень, что дало ей время наполовину вытащить его из воды. Потом ноги соскользнули, и ее утащило обратно в реку, но Изабо была сильной пловчихой, и ей удалось снова подплыть к берегу и выбраться в нескольких футах ниже по течению от того места, где наполовину в воде лежал рогатый мальчик.

Сама еле держась на ногах, она встала рядом с ним на колени и вытащила его обмякшее тело из воды, потом, обеими руками нажимая ему на грудь и вдыхая ему в легкие собственное дыхание, выдавила из него воду. Он мучительно закашлялся, выплевывая остатки воды, и она принялась растирать его холодные члены и выжимать воду из его волос и одежды, пытаясь высушить их при помощи своих способностей. Но сил у нее почти не осталось, и ей не удалось добыть ни капли тепла.

На берегу этой холодной бушующей реки не было никакого места, где можно было бы отдохнуть, поэтому им пришлось возвратиться по галерее назад, в тепло пещеры наверху. Изабо развесила их одежду сушиться у входа в самый большой туннель, откуда вместе с клубами дыма и пламени вырывался теплый воздух. Потом она сделала им жидкой каши из своих орехов и трав, его диких злаков и воды из бурлящего источника, жалея, что у нее нет ни капли меда, чтобы хоть как-то перебить ее солено-горький вкус. Поев, они прижались друг к другу, прикрывшись шубой Изабо, пока, наконец, дрожь мало-помалу не прошла.

— Благодарю тебя, — прошептал рогатый мальчик. — Я перед тобой в долгу.

Изабо покачала головой.

— Ты спас мне жизнь в горах, теперь я спасла твою жизнь. Ты ничего мне не должен.

Он кивнул, и они снова прижались друг к другу, ища утешения в этой близости. Повсюду вокруг вздыхала и булькала темнота, а в углах вспыхивало пламя, на несколько секунд озаряя причудливые кучи золы. Буба спала на колене у Изабо, поставив уши торчком и нахохлившись.

Проснулась Изабо несколько часов спустя. Лишь красноватое зарево из огненных туннелей освещало пещеру, и она некоторое время лежала и смотрела на их зловещее сияние, силясь проглотить тугой комок в горле. Они с мальчиком обследовали все остальные коридоры, и Изабо понимала, что теперь им придется бросить вызов более опасным маршрутам. Ее спутник проснулся чуть позже, и они в подавленном молчании собрались и пошли через пещеру, перекинувшись едва ли парой слов.

— Можно начать с этого, — сказала Изабо, махнув рукой в направлении того туннеля, который светился ярче всех. — Мы перепробовали все безопасные и легкие маршруты, так что не будем тянуть кота за хвост и поскорее с этим разделаемся.

Хотя мальчик и не знал этого выражения, он понял интонацию и пожал плечами. Ни один будущий хан'кобанский воин ни за что не позволил бы себе показаться менее храбрым и отважным, чем другой, в особенности если этот другой не был даже настоящим Хан'кобаном. Поэтому несмотря на зловещую красноту зарева, клубы черного дыма и угрожающий вид зияющего входа в туннель он без колебаний пошел впереди нее.

Жара ударила им в лицо, точно гигантский кулак, как только они вошли. По стенам и потолку метались огненные тени, и в глазах у них тут же защипало от едких испарений. Изабо немедленно пожалела о своей опрометчивости, но теперь уже не могла повернуть обратно, будучи в своем роде ничуть не менее гордой, чем маленький Хан'кобан. Они осторожно двинулись вперед, переступая через трещины в земле, из которых с шипением вырывался дым. Каждое дуновение ветра казалась пригоршней огня, брошенной им в лицо. Изабо закрыла рот клоком материи, оторванным от рубахи, и через миг ее спутник последовал ее примеру.

19
{"b":"9014","o":1}