ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На бегу она повторяла стихотворение, которое выучила еще ребенком:

Коль будет светел Кандлемас,
Зима вернется к нам не раз.
Ну а когда пройдут дожди,
Ты ее уже не жди.

Если до вечера не пройдет дождь, похоже, зима возвратится к нам еще раз , подумала Изабо и тут же вспомнила, сколько раз ее день рождения начинался безоблачным утром, но лишь для того, чтобы праздничный пикник испортила гроза. Погода в Сичианских горах была крайне неустойчивой.

В нескольких футах от водопада, на пятачке голой земли был начерчен круг. Внутри круга была нарисована звезда, едва различимая в тусклом утреннем свете.

У четырех из пяти ее лучей сидели люди. В точках, где звезда касалась круга, были воткнуты их жезлы. Люди были обнажены, с распущенными волосами, они сидели, поджав под себя ноги и закрыв глаза. Они провели здесь всю ночь, ожидая, чем окончится первый этап Испытания. Изабо поклонилась всем четверым, затем села у пятого луча пентаграммы. Справа от нее была Мегэн Повелительница Зверей, слева — Сейшелла, умеющая повелевать воздушной стихией. Напротив сидел Йорг Провидец, чьи незрячие глаза видели будущее. У четвертого конца сидела ведьма, которую Изабо никогда прежде не встречала. Как и Йорг, она была совсем древней, а серебряные волосы, окутывавшие ее тело, были длинными, как шлейф подвенечного платья Банри. Изабо бросила взгляд на незнакомку, и та открыла яркие голубые глаза, покрасневшие от недавних слез.

— Давайте совершим обряды Кандлемаса, — сказала она негромким нежным голосом.

Изабо склонила голову и запела знакомую песнь, начиная обряд, который они с Мегэн совершали каждый год.

— Во имя Эйя, матери нашей и отца нашего, вы, Пряха, Ткачиха и Разрезающая Полотно, вы, кто бросает семя, заботится об урожае и собирает жатву; повелители четырех стихий: ветра, камня, пламени и дождя, хранители чистых небес и бури, радуги и града…

После бессонной ледяной ночи Изабо легко погрузилась в транс, и звук песнопений, густой запах благовоний и дыма, блеск света и воды стремительными волнами наплывали на нее и снова уходили куда-то. Поднявшись, чтобы начать танец, она почувствовала, что

ее тело кружится и изгибается само по себе — она словно смотрела на него издали.

Сейшелла произнесла:

— Изабо Найденыш, ты пришла к слиянию земли, воздуха, воды и огня. Готов ли твой дух?

— Мое сердце чисто, мой разум ясен, мой дух отважен.

— Изабо, ты пришла к пентаграмме и магическому кругу с просьбой. О чем ты просишь?

— Я хочу научиться владеть Единой Силой. Я прошу принять меня в Шабаш Ведьм, чтобы я могла научиться магии. Да будет мое сердце чисто, мой разум ясен, а дух отважен.

Все четверо сложили пальцы левой руки кружком и положили на него палец правой руки.

— Мегэн, твой проводник и хранитель говорит, что ты прошла Первое Испытание.

Изабо с удивлением взглянула на опекуншу.

— Она испытала тебя в твой восьмой день рождения, как велят старые законы.

Изабо хорошо помнила свой восьмой день рождения. Мегэн все утро проверяла ее владение ведовским искусством, но девочка сочла эту проверку наказанием за беспечность, а не Первым Испытанием Силы.

— Как велит обычай, сначала ты должна еще раз пройти Первое Испытание.

Изабо взглянула на Мегэн, ища поддержки, но ее лицо ничего не выражало. Внезапно Йорг швырнул ей в лицо крупный камень. Изабо автоматически поставила преграду. Булыжник рухнул на землю.

— Изабо Найденыш прошла Испытание Ветра — заставить не двигаться то, что уже движется, — сказала незнакомая ведьма. Ее голос был очень слабым. — Вдохни глубоко добрый воздух, дитя мое, и поблагодари все ветры мира, ибо без воздуха мы бы умерли. — В ее голосе снова зазвенели слезы.

Изабо послушно глубоко вдохнула лесной воздух и почувствовала, как ее переполняет радость. Она прошла Первое Испытание!

Затем на ноги поднялась Сейшелла. Она подошла к Изабо, держа в руках глубокую чашу с водой и внимательно следя за тем, чтобы не наступить на линию. Она поставила чашу на землю перед девушкой. Изабо очень удивилась, увидев, что пальцы ведьмы унизаны кольцами.

Мегэн как-то объяснила ей, что можно узнать о силе ведьмы по числу колец и порядку, в котором они надеты. На правой руке Сейшеллы был лунный камень — знак Второго Испытания Силы. На безымянном пальце сверкал голубой топаз, свидетельствующий о том, что ее стихия — воздух, а на указательном — гранат, показывавший, что она укротила Стихию Огня. На левой руке Сейшеллы синел сапфир, говорящий о статусе колдуньи.

Стало быть, Сейшелла была колдуньей — большинство ведьм носили одно или два колечка. Очень редко у ведьмы хватало сил, чтобы добиться всех десяти колец, — даже у Табитас их было всего семь.

Мегэн и ведьма с серебряными волосами встали так, чтобы видеть чашу с водой. Изабо успела заметить, что их пальцы тоже унизаны кольцами, прежде чем Сейшелла возвестила:

— Испытание Воды.

Изабо немедленно сконцентрировала внимание на чаше, пытаясь не шевельнуть ни одним пальцем. Колдовство давалось легче, если можно было двигать руками, но Мегэн говорила, что так поступают только новички: настоящие ведьмы могли вызвать Единую Силу даже тогда, когда были связаны по рукам и ногам. Стихия Воды никогда не была особенно близка Изабо, и, как она ни напрягалась, с водой в чаше ничего не происходило. Собрав всю свою силу до капли, она велела воде двигаться. Наконец, вода заволновалась, перехлестывая через край.

— Успокой ее, — велела Мегэн, — и вода постепенно утихомирилась, продолжая тихонько плескаться о стенки.

— Изабо Найденыш прошла Испытание Воды — провозгласила Сейшелла. — Испей от доброй воды, девушка, и благослови моря и реки мира, ибо без воды мы бы умерли.

Изабо уже давно мучила жажда и она благодарно отпила из чаши. Вода оживила ее, точно дождь пересохшую пустыню. Мегэн вернулась на свое место и взяла горшок с землей и три свертка из коры. Изабо откинулась назад и, когда опекунша передавала ей глиняный горшок, украдкой глянула на ее руки. Она едва сдержала изумленный вздох, увидев на пальцах Мегэн семь колец; лунный камень, гранат, яшма, бирюза и голубой топаз на правой руке говорили о том, что она повелевает всеми пятью стихиями, а на

левой изумруд, высший уровень в Стихии Земли, и опал — кольцо колдуньи в Стихии Духа.

— Мегэн, ты… неужели ты… Мегэн, ты колдунья?

— Неужели ты не знала! — вскинулась Сейшелла. — Ты всю жизнь прожила с колдуньей первой ступени и до сих пор не догадалась об этом?

— Спокойствие, Сейшелла. Девочка никогда не видела других ведьм, откуда же ей знать? Всему, что знает, она научилась из книг и подражая мне — она никогда раньше не видела колец, они слишком ценны, чтобы давать их ребенку, и носить их на руках слишком опасно.

— Но…— начала было Изабо.

— Не сейчас, девочка. Я отвечу на все вопросы потом. А теперь я хочу, чтобы ты подверглась Испытанию Земли.

Трясущимися руками Изабо развернула первый сверток из коры. Ей все еще не верилось, что Мегэн колдунья — колдунья семи колец! Ее милая старая опекунша, которая, несмотря на свою хромоту, бродила по горным лугам столь же проворно, как Изабо, и знала о жителях полей и лесов больше, чем кто-либо из тех, кого Изабо встречала в своей жизни. Все, что Изабо знала, внезапно встало с ног на голову, и она слегка поежилась.

Внутри первого свертка оказалось множество семян разной формы и размера. Изабо начала вытаскивать их, называя вслух:

— Паслен, чемерица, базилик, золотая розга, барвинок, амброзия.., — монотонно перечисляла она, одновременно пытаясь свыкнуться с тем, что ее опекунша оказалась вовсе не скромная лесная ведьма. — Бузина, калган, можжевельник, орех, бриония, тысячелистник, вербейник, ежевика, яблоня…

Когда она закончила, четыре ведьмы ей велели выбрать три семечка и посадить их в горшок. Это было трудно. Изабо не знала, чего от нее хотят, а растения обладали различными свойствами — одни были лекарственными, другие съедобными, третьи ядовитыми. Хорошенько подумав, Изабо выбрала дягиль, овес и орех — и посадила их в почву. Дягиль иногда называли «отрадой сердца» за его лекарственные и укрепляющие свойства. Каждую часть растения от корня до цветка можно было использовать, — оно лечило все лихорадки и воспаления, внутренние и наружные. Овес был очевидным выбором — можно месяцами питаться одной овсянкой. Выбрать третье семечко было сложнее, но Изабо в конце концов остановилась на орешнике, ибо он, как и дягиль, обладал сильными лекарственными свойствами, но, как и овес — был съедобным. И, что самое главное, он был одним из магических деревьев, из которых ведьмы делают жезлы и рукоятки кинжалов. Посадив семена, она полила их и положила руки поверх земли.

11
{"b":"9015","o":1}